ЮБИЛЕЙ 

Наш герой не любит пышно отмечать свои юбилеи. Не то чтобы из скромности и уже наверняка не из скупости.

Друзьям о такой своей привычке всегда приводит пример Пастернака, который считал лучшим торжеством возможность в юбилей творить.

Анатолий Михайлович КОРШУНОВ один из тех, кого принято называть корифеями спортивной журналистики, основателями этого, не побоюсь сказать, жанра российской словесности.

Талант всегда многогранен. Каждая грань таланта Анатолия Михайловича в какой-то степени совершенство. Спортсмен, офицер, журналист, миссионер, писатель – каждый этап жизни Коршунова достоин целой повести. Неоконченной повести об удивительно целостном и целеустремленном человеке. Которому исполнилось всего-навсего семьдесят.

ТРИУМФ И ДРАМА

Анатолий Михайлович Коршунов родился в 1933 году в знаменитом теперь, а тогда малоизвестном поселке Клязьма, что в десятке километров по Ярославской дороге от Москвы.

Мальчишкой пережив войну, другого будущего, кроме, как военного, он не видел. В 1952-м Анатолий с блеском оканчивает Калининское суворовское училище. Первой медалью в жизни Коршунова становится серебряная награда выпускника-суворовца.

В те далекие теперь пятидесятые о спорте как о профессии вряд ли кто-то думал всерьез. Но при этом заниматься спортом считалось невероятно модно.

В 1955-м на первой Спартакиаде народов СССР Анатолий завоевывает золото в самом что ни на есть офицерском виде спорта – пятиборье.

Вот как вспоминает об этом Борис Самойленко, мастер спорта СССР, 14-кратный чемпион Грузии, Закавказья и Молдавии, участник пяти Спартакиад народов СССР:

–…Догоняю тебя, Анатолий Михайлович, догоняю, а ты все время на три шага впереди!

Вспоминаю наши выступления на первой Спартакиаде в 1955-м. Тогда ты, чемпион Спартакиады РСФСР, представлял Россию, а я, чемпион Закавказья, – Грузию.

Тогда мы были почти незнакомы. Но каждый пятиборец в СССР знал, что с тобой, Толя, бесполезно соревноваться. Заочно я не то что ненавидел тебя, недостижимого, нет. Бессильны мы были против твоей целеустремленности…

Став чемпионом Спартакиады, мастером спорта СССР Анатолий Коршунов проявил себя и еще в одном виде спорта. Он достигает совершенства и в фехтовании на саблях.

Это было золотое время развития отечественного фехтования. Коллеги – соперники Коршунова по фехтовальной дорожке спустя год выйдут на мировой помост, и окажется, что конкурентов у советских саблистов нет.

С большой теплотой вспоминает Анатолия Коршунова и Лев Федорович Кузнецов, первый советский саблист, завоевавший олимпийскую медаль, и патриарх отечественной школы фехтования Давид Абрамович Тышлер.

По признанию спортсменов – современников Коршунова, остановить Анатолия в атаке было невозможно. Но это был не просто напор физической силы. Это был изощренный штурм, прервать который могла лишь вселенская катастрофа…

После блистательной победы на Спартакиаде, казалось, лишь провидение сможет лишить Коршунова олимпийского золота мельбурнской Олимпиады-56 в пятиборье. И слепой случай сыграл свою драматическую роль.

На одной из последних тренировок перед отъездом в Австралию Анатолий Коршунов получает тяжелейшую травму.

Неопытная лошадь сбросила наездника и наступила на него. Ужаснулись даже видавшие виды эскулапы – Коршунова доставили в госпиталь с тяжелым переломом ключицы и девяти ребер, сложнейшей травмой ноги. К слову сказать, последствия этой травмы юбиляр ощущает по сей день. Правда, вряд ли кто может сказать, что был свидетелем хоть одной жалобы Анатолия Михайловича на здоровье.

Уже лежа в гипсовой броне медицинского корсета, Коршунов узнает, что в Мельбурне наша команда пятиборцев завоевала золото. Для офицера Советской Армии Анатолия Коршунова спортивная карьера была закончена.

САЛЬТО У МОРДЫ ПТИЧКИ

Сам Коршунов о травме, полученной на той злосчастной тренировке, после которой пришлось проститься с олимпийскими надеждами, предпочитает не вспоминать. А рассказывает совсем другую историю о лошади по кличке… Птичка:

–… Помню, сел впервые на лошадь на плацу перед Хамовническими казармами, разогнал на препятствие (земляной вал называлось), мчусь – душа поет! Перед самым препятствием кобыла, Птичка моя – бац! – как вкопанная встала. Я, естественно, из седла. Сальто в воздухе скрутил, пируэтик засадил и прямо на вал мягким местом. Сижу нос к носу с Птичкой. Хорошо! В смысле – жить хорошо! Быть живым. И Птичка тут. Теплом пахнет, конюшней, навозом.

Ощупал себя – цел. Пошел в столовую. Проверить, не утратил ли от страха глотательные функции. Выяснилось – нет. Глотаю. Радуюсь. Два полковника – интеллигентные такие – садятся за столик. Один другому говорит:

– Не был сейчас на плацу?

– Нет, – отвечает тот, который не был.

– Зря, – говорит тот, который был. – Там сейчас один парень тренировался. Наверное, из группы всемирно известного наездника Кантемирова. На всем скаку останавливает лошадь, вылетает из седла, крутит сальто, крутит пируэт и точно перед лошадиной мордой приземляется на препятствие. Фантастика!

Хотел я рот разинуть, признаться. Но подумал: «На что мне? Разговоры пойдут».

Как-то раз (жили тогда вшестером в одной комнате офицерского общежития) встал ночью. Пошел в ванную, зажег свет, сел и написал рассказ про то, как я учился ездить верхом. То есть я и не знал, что написал рассказ. Накарябал просто так, для себя. Положил в стол. Как-то встречает меня журналист Виктор Фролов. Специально, между прочим, приехал брать интервью. Я дал, жалко, что ли. Он и говорит: «Здорово рассказываешь, писать не пробовал?» – «Пробовал», – отвечаю. Он: «Дай почитать». Дал…

Впрочем, мы немного забежали вперед в рассказе о судьбе Анатолия Михайловича. Литература тогда была для Коршунова даже не увлечением. Кадровый офицер и не задумывался о лаврах писателя. Впрочем, артиллерийский офицер Кавказской войны Лев Толстой тоже вряд ли задумывал «Войну и мир», гоняясь по кавказским горам за имамом Шамилем…

ГОНОРАР, ИЗМЕНИВШИЙ ЖИЗНЬ

История с рассказом, отданным в 1960-м офицером Коршуновым журналисту «Советской России», имеет продолжение, о котором Анатолий Михайлович рассказывает так, что слушатели хватаются за живот:

–… Фролов почитал, пожевал скрепку, забрал рассказ.

Через три месяца звонит: «Подъезжай в издательство «Советская Россия», получи гонорар».

О гонорарах я тогда имел самое смутное представление. Не то что сейчас. Однако уже понимал, что первый рассказ надо «смочить». Положил в карман 200 рублей (старые деньги были), пригласил жену. Думаю: еще рублей 200 получу – нормально будет, пойдем в ресторан.

Подходит моя очередь у кассы. Глазам не верю – 1200 рублей. Сумасшедшие деньги! Выхожу слегка не в себе. Жена: «Что случилось?» Я отвечаю: «Как думаешь, сколько я получил?» Жена молчит – ничего не думает. Я говорю: «1200 рублей». Чувствую, теперь с женой не все в порядке. Она меня выталкивает с проезжей части улицы на тротуар. Кричит: «Осторожней! Под машину попадешь! Да не лезь под дом! Я знаю случай: балконы на людей падают!»

Тут жена закрывает глаза и начинает в уме считать: «За одну ночь 1200 рублей. В неделе семь дней. Тебе, конечно, надо отдыхать. Пусть будет шесть рабочих. Четыре недели в месяце. Ну иногда гости, то да се. Можно, впрочем, сократить до минимума. Пусть 20 ночей в месяц. Это же страшные деньжищи – 24 000 рублей в месяц! Ни один академик столько не получает!»

Так вот все начиналось…

Итак, кадровый офицер, демобилизовавшись, нашел себя в спортивной журналистике. В редакции журнала «Спортивная жизнь России» заведующий отделом Анатолий Коршунов одним из первых в истории отечественной спортивной журналистики начинает писать о взаимосвязи спорта и здоровья. Пишет не как было принято до него – от случая к случаю. Коршунов создает своеобразный «журнал в журнале» – страницы «Здоровье – всему голова». Фактически это было первое издание, пропагандирующее здоровый образ жизни.

КОРШУН, КОТОРОГО ДОЯТ

Коршунов переходит на работу в «Советский спорт». Он курирует десять видов спорта. Сам пишет потрясающие по эмоциональной силе репортажи. По ним, на мой взгляд, можно учиться юным репортерам.

«…Стоит закрыть глаза, и я вижу Саппоро, лыжный стадион Макоманаи в день 4 февраля 1972 года. Вижу бег Вячеслава Веденина. Прекрасный бег по лыжне. Описать его трудно, ибо он состоит из восприятия цвета, ритма, вкрадчивой мягкости, ощущений неотвратимости. Я не назвал силу. Она присутствует. Огромная сила, колоссальная выносливость, твердость характера. Но все это незримо, внутри. Видимой остается лишь легкость движений… И в один прекрасный момент замечаешь, что это уже не бег, а полет…»

В канун юбилея Коршунова журналистка Светлана Пальмова позвонила тому, о ком так необычно для современной журналистики писал Анатолий Михайлович 31 год назад. Немногословный обычно Вячеслав Веденин вдруг разговорился.

– Мы давно не встречались с Коршуновым. Каждый занят своим делом. А тут на меня такое нахлынуло… Все вспомнилось – и как Анатолий на дистанции мне что-то кричал, и как после победы поздравлял, слова замечательные, искренние говорил. Обо мне многие журналисты писали. Но так, как Толя, ни один! У него характер, у меня тоже не сахар, но ведь все искренне, все по-честному. Уважаю этого мужика, настоящий человек…

Такие отзывы, как говорится, не нуждаются в дополнительных комментариях.

А вот что вспоминает о днях работы с Анатолием Коршуновым в «Советском спорте» другая журналистка, Рита Кондратьева (она же М. Шаргина):

–… В «Советском спорте» Анатолия Михайловича в просторечии шутливо звали «Коровой». Поначалу я удивлялась, почему кличку «корова» навесили такому импозантному, красивому, умному мужику, в которого по очереди и внеочередно влюблялись все женщины редакции. Корова неповоротлива, ленива, опять же что-то бычье проглядывает в глазах. А Коршунов чуть ли не само совершенство – огонь, буря, натиск. Потом дошло. Господи, ведь главное качество коровы в чем? Ее доить можно, да не единожды в день, когда захочется поесть и попить, тогда и подоить можно.

Какие же мы были гады, ползучие гады! У кого-то лыжи вышли из строя – бегут к Коршунову, кому-то крепления нужны – тоже к «Корове». А когда уж клуб бега появился, тут многие встрепенулись – вот что нас спасет от ожирения, от отощания, а заодно и от начальства. И опять хватают его за рукав – остановись, помоги, разъясни, растолкуй! А он – взлетает на последний этаж ракетой, смеется: следуйте за мной, это и есть первый этап тренировки…

Именно Анатолий Михайлович Коршунов задумал и организовал на страницах многомиллионного «Советского спорта» рубрику «Клуб любителей бега». Коршунов стал тем проповедником, с кого начиналось в стране массовое увлечение оздоровительным бегом. Пропагандой этого увлечения миллионов Анатолий Михайлович занимался на страницах «Советского спорта» почти два десятилетия.

А потом в газете появилась поначалу скромная рубрика «Здоровый образ жизни». Рубрика, которой предстояло, завоевав преданность миллионов, стать уникальным спортивным изданием – самостоятельной газетой о здоровом образе жизни. Или просто «ЗОЖ»…

РЕКОРД ГИННЕССА И ЗДОРОВЬЯ

Ее тираж сегодня – для Книги Гиннесса – 3,5 миллиона экземпляров. Каждую газету в среднем прочитывают 3–4 человека. Плюс к этому – два журнала: «Предупреждение» и «Предупреждение Плюс», тираж которых превышает полмиллиона экземпляров.

О том, как относятся к «ЗОЖу» читатели, лучше всего говорят их письма, приходящие в редакцию на имя Анатолия Михайловича. Некоторые из них написаны в стихотворной форме. Что само по себе о многом говорит. В канун юбилея Коршунова в редакцию пришло рукотворное панно. На нем – очаровательная козочка, которую авторы, семья из поселка Куйтун Иркутской области, назвали Зожефиной. И просили передать в год Козы сей подарок Анатолию Михайловичу со стихотворным посвящением:

Зовешь козу – бежит и мечет,
Она дает нам молоко.
Желудки наши коза лечит,
Ее мы любим глубоко.
Ферма наша так прекрасна,
И незачем таблетки пить,
Нам лекарство неподвластно,
А «ЗОЖ» нам помогает жить!..

А, например, Виктор Александрович Александров из поселка Михайловка Волгоградской области посвятил Анатолию Михайловичу такие строки:

Толя, Толя, Толюшка,
«ЗОЖ» твой – наша долюшка.
Делает он смело
Стоящее дело…

Как говорится, добавить к этому нечего…

Здоровья вам, Анатолий Михайлович!

КСТАТИ

25 марта родились олимпийские чемпионы Иван Едешко (баскетбол) и венгр Ласло Папп (бокс), русский хирург Николай Склифосовский и… Анатолий Коршунов.

НАША СПРАВКА

Анатолий Михайлович КОРШУНОВ – многократный обладатель звания «Лучший спортивный журналист страны», лауреат конкурсов Олимпийского комитета России, Госкомспорта, Союза журналистов СССР и Федерации спортивных журналистов России. В 2002 году награжден почетным знаком «Лучшее перо России».