ГРЕБЛЯ НА БАЙДАРКАХ И КАНОЭ

ЛИЧНОСТЬ

В Краснодаре завершилась первая всероссийская регата нового спортивного сезона. За всю новейшую историю российского каноэ (начиная с 93-го года) самым титулованным россиянином (восьмикратным чемпионом мира) является волгоградский каноист Максим Опалев. Именно к нему обратился корреспондент «Советского спорта» с просьбой рассказать о прошедших соревнованиях и о перспективах нашей сборной в наступившем сезоне.

– Насколько успешно прошел для вас старт сезона?

– На «пятисотке» попал в «чужой» левый ветер. Пришлось попотеть, чтобы выиграть. А вот километровую дистанцию шел легко. Уехал от всех на финише метров на двадцать пять. У нас в каноэ, где в ходу преимущества в десятые и сотые секунды, это много.

– Разве чемпионат страны для вас – не пустая формальность?

– Ничего себе формальность! Позади остались Костоглод, Фомичев, Кабанов, все они – пятикратные чемпионы мира. А еще есть неоднократные: Кругляков, Ладоша, Ковалев, Волконский… Да всех и не перечислишь. Россия сегодня в каноэ – самая сильная страна в мире. Так что особо расслабляться не приходилось, но приятно другое, что «ехал» красиво и органично.

– А этого достаточно, чтобы стать чемпионом мира?

– Нет, этого маловато, надо что-нибудь еще.

– Что, например, потребовалось вам, чтобы стать чемпионом? Скажем, в первый раз – в 1998 году.

– Тогда я победил, что называется, «со злости». Дистанция 1000 м. Я – зеленый, никому неведомый юнец. Позади 750 метров. Оглядываюсь по сторонам и вижу, что лидер гонки – это я сам. Не может быть! Вот же идет Николай Бухалов. Он двукратный олимпийский чемпион Барселоны. Я по его записям грести учился. Ставил кассету в видик и, как проснусь, включал ее. Вон чех Мартин Доктор, тоже дважды олимпийский чемпион, только Атланты. Венгр Дьердь Колонич, немец Андреас Дитмер – двукратные олимпийские. Кто я в их компании? А они не только не бросаются меня догонять, а наоборот, отстают еще больше. И решил я по неопытности, что это какая-то тактическая заготовка, дьявольская хитрость. Ждут, когда я выдохнусь, а потом прибавят. И тоже сбавил скорость. Ну а наши чемпионы «в законе» передохнули, на финише рванули из последних сил, и был я только четвертым.

Ну и злой же я был на следующий день на старте финала другой, 500-метровой, дистанции. Всю свою ярость в весло вложил. Уже со старта вырвал вперед корпус лодки. Потом на таком мощном гребке так прокатил середину дистанции, что перед трибунами никакой финишной борьбы не потребовалось. Нырнул в створ в гордом одиночестве. А на следующий, 99-й, год в Милане я все это повторил уже на всех трех дистанциях – 200, 500 и 1000 м.

ХОЧУ ВЗЯТЬ РЕВАНШ ЗА СИДНЕЙ

– Сделать «хет-трик», выиграть три золотые медали на одном «мире» не доводилось ни одному каноисту за всю историю гребли.

– Добавьте к этому: стать «спортсменом года России» и считаться при этом неудачником.

– Что же произошло в Сиднее?

– Просто какая-то злая воля судьбы. Мне фатально не везло на Олимпиаде. О том, что мы перемудрили, пошли своим путем – готовились во Владивостоке и промазали с временной адаптацией и широтной акклиматизацией, – писалось и говорилось много. Так ведь еще в день финала на моей любимой пятисотке шторм на гребном канале Пер-райт разыгрался. Белые барашки волн, встречный ветер под 40 километров в час. Три раза судьи переносили время старта. Но погода не унималась, и пустили нас на гонку «по морям, по волнам». А это все равно, что горнолыжника заставить преодолеть дистанцию могула. Совсем другой вид спорта. У меня ведь фигура широкая – значит, парусность. Встречный ветер чуть ли не останавливает. А невысокий, складной, как перочинный ножик, венгр Дьердь Колонич приспособился лучше меня. Да и зевнул я его последний рывок. Остался с серебряной медалью, что было расценено как великая неудача. Телекомментатор, наблюдавший, как я даю после того заезда интервью Елене Ханге (которая не краснеет), сказал недавно, что у меня был вид человека, проигравшего жизнь. Сгоряча даже собирался греблю бросить. Но время – лучший лекарь наших болячек. И поражений тоже. Отдохнул, пришел в себя и начал понемногу вкатывать в новый олимпийский цикл. Решимость взять реванш за Сидней есть.

ПОРАЖЕНИЕ – ЭТО БУДУЩАЯ ПОБЕДА!

– А как для вас начиналась гребля?

– На гребную базу меня привела мама. Они растила меня одна, времена были трудные. Работала она тогда кладовщицей на водной станции «Спартак». А чтобы я был все время на глазах и подальше от улицы, брала меня с собой. Там я и встретился с двумя прекрасными тренерами Степановым и Марченко, с которым работаю и по сей день. Жили мы в поселке в 50 километрах от Волгограда. Добирался до базы с пересадками полтора часа, но чтобы хоть раз опоздал на тренировку – такого не припомню. Правда, я быстро начал понимать, что каноэ подо мной «катит».

– Вы уже 12 лет в лодке. Не надоело еще «лопатить» воду?

– Наоборот. Только сейчас начинаю понимать тонкости, нюансы гребного дела. А чем глубже погружаешься в знания, тем острее чувствуешь свое невежество. Постигать вкус рукотворной победы – приятное занятие.

– Самому не кажется, что вы слишком уж правильный?

– Это после побед. А после поражений ко мне лучше не подходить. И злоба, и обиды кипят. Обычно всю ночь заснуть не могу. Только к утру и отхожу.

– Но это же самоедство.

– Да нет. Чем сильнее переживаешь, тем с большей яростью набрасываешься на следующий день на новую работу. Поражение – это составная часть будущих побед. Только грамотно надо их пережить. Как там у древних греков: «Истину нельзя понять, ее надо выстрадать».

– Гребля – циклический вид спорта, в котором проблема допинга весьма актуальна. Каково ваше мнение на этот счет?

– Рисковать здоровьем желания нет. Я очень ценю свой организм и ничего в нем форсировать, подправлять, улучшать при помощи биохимии не собираюсь. Надеюсь, он мне еще послужит не один год. Но после зимних допинговых скандалов мысль, что колбы с твоими пробами где-то у неведомых людей, в неизвестном месте, и при желании в них может оказаться что угодно, здорово нервирует. Недавно прочитал интервью тяжелоатлета Чемеркина: «Ни для кого не секрет, что допинг – только разменная монета в большой политической игре вокруг мирового спорта. Ловили и будут ловить тех, кого хотят поймать». А уж за Чемеркиным-то допинговые офицеры охотились, как ни за кем другим. Кстати, хочу как-нибудь сфотографироваться вместе с ним в каноэ-двойке.

– Говорят, вы заядлый рыбак.

– Это моя страсть. Мне нравится, когда по весне на Волге селедка поднимается, штук по пять можно сразу на самодур подцепить. Симпатичная такая елочная гирлянда из приличных рыбин получается. Глаз радует, когда вьются на спиннинге рыбы. А шкара из нее получается – пальчики оближешь. Ни на одном банкете-фуршете не встретишь такой вкусноты.

НАША СПРАВКА

ОПАЛЕВ Максим Александрович

Родился 4 апреля 1979 года.
Заслуженный мастер спорта.
Неоднократный победитель чемпионатов мира (1998, 1999, 2001), победитель (1999, 2000, 2002), серебряный (2001, 2002) и бронзовый призер (2001) чемпионатов Европы.
Серебряный призер Игр XXVII Олимпиады в Сиднее (2000) в одиночной гребле на 500 м.
В 1999 году признан лучшим спортсменом России.
Выступает за СК Вооруженных сил РФ.
Тренер – заслуженный тренер России В.В. Марченко.