ПОМНИМ

Даже не верится, что такой жизнелюбивый человек, как Александр Андреевич Голев, больше не появится на огневом рубеже с трубой, секундомером и блокнотом. С этого рубежа он наблюдал, как ложатся в цель многие тысячи пуль, как уходят к своим победам его ученики. Сегодня он в последний раз окажется рядом с ними. Воспитанники, коллеги, родные и близкие отдадут ему долг памяти.

Биатлонисты привыкли беречь жизнь и здоровье человека. Производящие за день по несколько сот выстрелов, они словно стараются предусмотреть невозможное, чтобы случайно не направить ружье в сторону человека. Наверное, поэтому история биатлона практически не знает несчастных случаев, связанных с оружием.

Жизнь к биатлонистам гораздо более жестока. Хотя ехавший в субботу из Кубинки Александр Голев вряд ли об этом думал. Он вообще редко жаловался на судьбу, всегда улыбался и не унывал даже тогда, когда она обходилась с ним неласково. Умел отшутиться, читал на память стихи, и мало знакомые с ним люди с трудом верили, что этому всегда подтянутому и бодрому человеку уже за 50.

В субботу утром мы говорили с ним по телефону. Говорили о недавно завершившемся тренерском совете, сборной команде, предстоящих сборах, куда он советовал приехать и мне. Связь была неважной, голос Голева то и дело пропадал. Договорились увидеться во вторник… Через несколько часов армейский «Урал» выскочил на встречную полосу и передними колесами подмял под себя его машину, унося ее за собой в кювет. Смерть наступила мгновенно. Механический голос его мобильного телефона до сих пор отвечает «Абонент ВРЕМЕННО недоступен или находится ВНЕ ЗОНЫ ДЕЙСТВИЯ сети» и в этом утверждении по-своему прав.

Голев не был жестким тренером, хотя и податливым его тоже трудно было назвать. Он долго работал с юниорами и, вероятно, поэтому выработал в себе подход к спортсменам, как к детям, которых нужно любить, жалеть и прощать, но которых при этом необходимо еще и каждодневно воспитывать.

Однако когда нужно было отстоять свою точку зрения на тренерском совете, он умел быть бескомпромиссным. В любом случае его подход к спортсмену отличался от общепринятого, и потому методы его работы нередко вызывали горячие дискуссии, даже скандалы. Теперь его не стало и скандалы должны утихнуть. Но произойти это должно не потому, что не стало человека, а потому, что смерть его должна заставить вчерашних оппонентов по-новому взглянуть на проблемы российского мужского биатлона, из-за которого было сломано столько копий, а вместе с этим и оценить работу человека, который отдал служению спорту всю свою жизнь и погиб при исполнении – возвращаясь со спортивно-медицинского семинара.

НАША СПРАВКА

Александр ГОЛЕВ

1951 – 2003.

Мастер спорта международного класса. Заслуженный тренер СССР и России по биатлону. С 1986 по 1992 возглавлял сборную женскую команду СССР. С 1997 по 2000 работал с юниорской командой России. С 2000 был старшим тренером сборной национальной команды. Под руководством Голева биатлонисты завоевали на Олимпийских играх и чемпионатах мира 13 золотых, 6 серебряных и 7 бронзовых медалей.

О ДРУГЕ, НАСТАВНИКЕ, КОЛЛЕГЕ

Александр Тихонов – четырехкратный олимпийский чемпион, первый вице-президент Международного союза биатлонистов:

— Александра Голева я считал одним из немногих крупных теоретиков российского биатлона. Все свои методики он основывал не на догадках и предположениях, а на скрупулезном анализе, научных и медицинских справках и индивидуальной статистике. Лично меня он этим всегда подкупал, и потому за него я воевал на всех тренерских советах, доказывал и убеждал сомневающихся в том, что результат непременно будет. Сейчас на подходе в главную команду страны находятся те, кого он готовил в юниорских командах. Вот только порадоваться их успехам он уже не сможет. Горько скорблю и соболезную его родным и близким.

Сергей Чепиков – двукратный олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира, двукратный обладатель Кубка мира:

— Александр Андреевич, который в начале 80-х выполнил нормы мастера спорта международного класса, из-за болезни крови вынужден был прервать спортивную карьеру. Его я знал более десяти лет, но работать вместе нам довелось лишь в течение последних двух лет. Разногласия у нас были, но касались они исключительно методических вопросов, да и в тех мы находили взаимопонимание. Что же касается личных качеств Александра Голева, то скажу прямо – более заботливого тренера, который относился бы ко всем без исключения спортсменам, как к собственным детям, ни на минуту не оставляя без внимания, звонил, искренне интересовался нашими проблемами, а главное, вникал в них, я в своей спортивной жизни никогда не встречал.

Павел Ростовцев — трехкратный чемпион мира:

— При нашем напряженном, невероятно сжатом календаре он обладал удивительной способностью не падать духом и не унывать ни при каких обстоятельствах. Он умел находить общий язык со всеми, и, возможно, потому, как бы ни сложилась у нас гонка, на следующий день мы выходили на старт, не чувствуя груза вчерашних неудач, и были заряжены на работу, на победу. В команде сложился отличный рабочий микроклимат, в котором можно было решать любые вопросы. Принципы, которые исповедовал Александр Андреевич, были близки мне и всем, кто работал с ним.

Он был на редкость отзывчивым человеком. И такой же была вся его семья. Его жена Светлана Анатольевна, дети всегда провожали и встречали его в аэропорту, а когда мне случалось звонить ему домой и не застать его, очень непосредственно отвечали на вопросы и будто тоже желали чем-то помочь, подсказать.

Андерс Бассеберг (Норвегия) – президент Международного союза биатлонистов:

— Глубоко сожалею о смерти Александра Голева – крупного специалиста биатлона, много раз подтверждавшего это на крупнейших соревнованиях. Динамика выступлений молодых российских биатлонистов в последние годы говорила о том, что появление в вашей сборной новых ярких имен не за горами, и это, на мой взгляд, заслуга главного тренера. Приношу глубочайшие соболезнования семье и близким Александра Голева.