АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРЕБЛЯ
ЗАЕЗД НА МОСКВЕ-РЕКЕ

Исторический заезд лодок-восьмерок на Москве-реке, в котором участвовали легендарные экипажи университетов Оксфорда и Кембриджа, принес победу другому, не менее прославленному в мире академической гребли высшему учебному заведению – вашингтонскому. Реванш за неудачу российской восьмерки, занявшей последнее, четвертое, место, взял каноист Николай Липкин, выигравший часом ранее гонку на 200 метров.

ВПЕРВЫЕ ЗА 178 ЛЕТ ВЫПЛЫЛИ ИЗ ТЕМЗЫ

Значимость того, что Москву посетили легендарные экипажи, сами жители столицы оценят, вероятно, гораздо позже. А погожим субботним вечером толпы прогуливавшихся по Фрунзенской и Пречистенской набережным граждан взирали на людей, заполнивших трибуны у фабрики «Красный Октябрь», с удивлением: что их туда привело?

Атмосфера на трибунах и вокруг них тем временем царила едва ли не салонная. Делегации доброго десятка посольств, московских представительств крупнейших зарубежных фирм, артисты, «люди из высшего общества» — все они предпочли многочисленным мероприятиям в День города событие во всех смыслах уникальное.

Впервые с 1829 года дуэль Оксфордского и Кембриджского университетов (летопись теннисного Уимблдона и розыгрыша Кубка Англии по футболу намного короче этого знаменитого противостояния) происходила за пределами акватории Темзы. Более того – помериться с ними силами должны были восьмерки Университета Вашингтона и Российского государственного университета физической культуры.

В Англии и США состязания студенческих лодок считаются в прямом смысле высшей школой «академики». Не случайно организаторы и наиболее продвинутые зрители искренне сожалели, что из-за проходящего в эти же сроки чемпионата мира по академической гребле в Москву прибыли не самые сильные составы.

Впрочем, к моменту старта восьмерок об этом успели забыть. Да и как не забыть, когда на «разогреве» у студентов выступили настоящие звезды гребли на байдарках и каноэ? Их спринтерские заезды обнаружили сразу две особенности предстоящей большой гонки. Во-первых, своенравное течение Москвы-реки не признает авторитетов – в гонке каноэ-одиночек за пределами пьедестала остались такие асы, как многократный олимпийский чемпион немец Андреас Диттмер, наши Максим Опалев и Александр Костоглод. Победу, неожиданно даже для себя самого, праздновал вице-чемпион мира в каноэ-четверке Николай Липкин.

Во-вторых, опыт и мастерство не сдует никакой ветер – этот тезис подтвердил титулованный экипаж байдарки-четверки из Белоруссии, выигравший даже в таких условиях у нашего сильнейшего квартета буквально нос лодки.

ЖЕНЩИНА «НА РУЛЕ»!

И вот кульминация! На старте у Андреевского моста выстраиваются четыре лодки-восьмерки. Выстраиваются долго: боковая волна, течение и бесконечные прогулочные суда, разогнать которые не могут даже самые решительные действия милиции, – все это откладывает начало гонки на добрых 15 минут.

Особенно нервничает экипаж Кембриджа – победители последнего «английского дерби» (счет в противостоянии с Оксфордом увеличился в их пользу до 79:73), похоже, боятся за свою репутацию – даже присутствие в лодке олимпийского чемпиона сиднейской Олимпиады Кирана Веста не помогает. Два фальстарта! На классических соревнованиях Кембридж бы дисквалифицировали. Однако классические правила не допустили бы и присутствия в лодках женщин. А здесь – пожалуйста. «На руле» в Кембридже сидит Ребекка Доудиггин, а в десяти метрах от нее в лодке Вашингтона расположилась Кэтлин Снайдер.

Старт! Вперед вырывается Оксфорд. До самого Крымского моста (добрых два километра) преимущество «черных» (так эту команду называют за цвет формы) кажется очевидным. Но когда квартет лодок выходит из-под моста, оказывается, что впереди со значительным отрывом идет… Вашингтон.

Возможно ли это, чтобы кто-то сумел обогнать законодателей моды в студенческой гребле? Однако американский университет известен знатокам ничуть не меньше. Его восьмерка несколько раз брала золото Олимпийских игр, выступая под флагом сборной США (в 1924 году в составе команды олимпийским чемпионом стал впоследствии всемирно знаменитый детский врач и писатель Бенджамин Спок). Да и к визиту в Москву Вашингтон готовился более чем основательно. Достаточно сказать, что, узнав о предстоящем историческом старте, студенты отменили каникулы.

Гонка достигает апогея. Скорость катера сопровождения зашкаливает за 30 км/ч., а ритм работы гребцов в этот момент превышает 35 гребков в минуту. На финише восьмерка из Америки «привозит» Кембриджу более 15 секунд. Впрочем, английские гребцы (третьим финишировал Оксфорд, опередивший российскую восьмерку на две секунды) не слишком расстроены.

— Было очень интересно стартовать в Москве, — улыбается Ребекка Доудиггин. – Погода сегодня даже лучше, чем была весной на Темзе, в день нашей гонки с Оксфордом. Конечно, Темза нам известна гораздо лучше. По ней мы только тренировочных заездов более ста двадцати в год проводим, а здесь прокатились лишь пару раз – в пятницу ранним утром. Но всем нам очень понравилось. Организаторы уже пригласили нас приехать в Москву через год и взять у Вашингтона реванш. Надеемся, получится.