НЕЗНАКОМАЯ ЗВЕЗДА

За 40 лет страницы «Советского спорта» украсили тысячи снимков самобытного мастера спортивной фотографии из Сибири. Творческое кредо Григорьича: лучше меньше, да так, чтобы с каждой командировки хотя бы пару снимков втиснуть в личную папку «Фото для души».

Воспоминания Григорьича Клюева – яркие, как кадры из его фотоальбомов.

– В советские времена брал с собой в командировку бачок, набор химикатов, чтобы пленку проявлять прямо в ванной гостиничного номера, потом – в конверт заветные негативы и… вприпрыжку в ближайший аэропорт на московский рейс. Просишь какого-нибудь пассажира, чтоб, как только прилетел в столицу, позвонил в редакцию «Советского спорта», встретился с курьером. Ни разу люди не отказывали, уважали газету, любили… – вспоминает Григорьич. – Помню, на зимней Спартакиаде народов СССР в Красноярске, за четыре часа до церемонии открытия, моего московского коллегу Юру Моргулиса увезли на «скорой помощи». И пришлось мне каждый день мотаться по спортобъектам от Дивногорска до Красноярска, а оттуда еще 50 километров в аэропорт в Емельяново. А теперь – скачал фотографии в ноутбук, и через секунды они в Москве. Фантастика!

Особая страсть Клюева – зимние виды спорта. Он часами готов «ловить» кадр.

– Если одну-две картинки поймаю, мне и радость, – делится секретами Клюев. – Это молодые: нажали на гашетку и побежали дальше… Накануне лыжной гонки я пешком всю трассу прохожу, ловлю свет, ищу тягун-подъемчик, где лыжник через силу пойдет в гору: где на лице – оскал, слюни, усталость… Если я чего не соображаю в каком виде спорта, не постесняюсь – к тренеру заранее подойду, расспрошу, какая картинка может лучше всего отразить суть происходящего.

Выбрать нужный ракурс – что рыбное место на рыбалке. Если я отправляюсь харюзовать, или на стерлядь, или спиннинговать – снасть должна быть подобрана соответственная, как и в фотоделе.

Григорьич бережно относится к своей аппаратуре. И так было всегда – даже когда он погибал в красноярской тайге от укуса гадюки или когда 60 километров плелся по таежным сугробам.

– С гадюкой я встретился во времена дорогого генсека Черненко. «Советский спорт» дал задание – нужен репортаж с малой родины Константина Устиновича.

Толя Касаткин – собкор по Красноярскому краю – договорился с пожарной авиацией, чтобы нас закинули в тайгу на два дня. А деревня Большая Тесь, откуда родом генсек, ушла под воду Красноярского водохранилища – только погост на косогоре остался, – продолжает Григорьич. – Я отстрелялся и отправился на моторке к горной речке Убей похарюзовничать. Там-то меня змея и жахнула в ногу, когда я искупаться решил.

Лежу, значит, один у кедра, кругом в 20 километрах – никого, нога опухает, меня тошнит – сознание теряю. Развел сгущенку в чайнике с водой, знал, что молоко яд нейтрализует. А сам думаю: скорее бы сдохнуть, до того тошно. Забылся. Очнулся – волки мне руки облизывают. Но, слава богу, то собаки объездчика оказались.

Объездчик долго потом смеялся: «Лежит, бредит, сукин сын, а камеру из рук не выпускает».

Сберег я аппарат «Киев 6С» и когда ночной буран в тайге пережил, в 60 километрах от поселка Белогорск, в те времена там лыжная и биатлонная сборные СССР в сезон вкатывались. Помню, биатлонист Александр Тихонов там с пяток зайцев мог «наколбасить» для местной столовой…

…Ползу я один в снегу с восьми утра до часу ночи, – продолжает Григорьич. – Цейссовские объективы за мной волочатся, и тут, слава богу, склады показались поселковые – ну рвать меня псы сторожевые, а я и рад: все, теперь точно не сгину.

Мне не привыкать выкарабкиваться. В восьмом классе, когда в Омске занимался велоспортом, перенес инфаркт прямо на трассе – натощак ехал…

А после школы все лето на лесоперевалке кругляк-сырец грузил – деньги копил на дорогу в Питер, в институт Лесгафта поступать. Кинофотодело на втором курсе спортивного института стало для меня предметом жизни…

Уже работая по распределению в Кемерове, Клюев получил предложение от завотделом иллюстраций «Советского спорта» Мелика Шашикашвили.

– Газету того времени интересовало все: коллективы физкультуры, детские клубы по месту жительства, сельский спорт, новостройки спорта. Поработал я и в Москве, но характер у меня не сахар, – спокойно разводит руки в стороны Клюев. – Дружеские отношения и простота в общении – качества, присущие профессионалам моего времени. Снимаю шляпу перед талантом Игоря Уткина – он думал, прежде чем нажать на гашетку, кадр строил. А в «Советском спорте» моя путеводная звезда – легендарный фотограф Борис Александрович Светланов. Своими дельными советами, критическими замечаниями он старался из провинциального паренька сделать человека.

Григорьич задумывается.

– А ты знаешь, никогда не забуду представление Светланова меня коллегам: «Владимир Клюев, фотокорреспондент из Кемерова. Нашей группы крови. Наш человек».

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

КЛЮЕВ Владимир Григорьевич
Родился в Омске 8 августа 1939 года.
Фотокорреспондент. Окончил Ленинградский институт им. П.Ф. Лесгафта. Отличник физической культуры и спорта.
Лауреат премий газет «Советский спорт», «Труд», «Советская Россия», Фотохроники ТАСС, Спорткомитета СССР, Союза журналистов СССР. Член Союза журналистов России с 1976 года.