В воскресенье от острой сердечной недостаточности скончался двукратный чемпион мира Валерий Никитин. Одному из лучших универсалов в истории отечественного хоккея, одинаково успешно действовавшему в обороне и в атаке, было всего 62 года.

ДВОЙНИК ДАВЫДОВА

В заключительных матчах чемпионата мира 1967 года, состоявшегося в Вене, когда нашей команде противостояли суровые шведы, известные мастера из Чехословакии и грозно настроенные канадцы, зрелым мастером выглядел Валерий Никитин из воскресенского "Химика", никогда прежде не игравший в турнире такого ранга.

Никитин — один из немногочисленных игроков в советском хоккее, которого в справочниках представляют с указанием двух амплуа — крайний защитник и нападающий. По манере игры, мужеству, аскетизму и преданности спорту, наконец, по внешнему виду он напоминал Виталия Давыдова. Кстати, они играли в одном звене в пяти матчах чемпионата мира 1967 года.

Когда в методической или популярной литературе все чаще стали писать о полузащитниках, то великому Боброву этот термин показался несколько надуманным, не имеющим практического применения. Но, присмотревшись к Никитину и игрокам того же плана, великий хоккеист все больше убеждался в том, что если говорить о полузащитниках в хоккее, то наиболее яркий пример тому — Валерий Никитин.

На днях Николай Эпштейн, вспоминая Валерия Никитина, заметил, что лучше Никитина-защитника никто не мог действовать против Фирсова: "Иной защитник настолько плотно держал грозного нападающего, что тот был вынужден избавляться от опекуна так же, как необъезженная лошадь сбрасывает всадника. Что только ни предпринимал Фирсов, пытаясь освободиться от опеки Никитина, но "сбросить" нашего универсала не мог. Валерий был талантливым хоккеистом. Его техника, его катание были очень своеобразными, я бы сказал, фирменными, не похожими на то, что демонстрировали сверстники Валерия в других клубах".

КУМИР СТОЛИЦЫ АВСТРИИ

Создавая много лет назад команду "Химик" (в двух первых своих чемпионатах СССР она представляла столицу), Эпштейн излазил всю Москву, исколесил вдоль и поперек Московскую область. Никитина он обнаружил в "Буревестнике", два года проведшем в классе "А" на последнем месте. Валерий, как и его сверстники, никаких хоккейных школ не оканчивал — он из дворового хоккея, щедро дарившего таланты.

Мало кто знает, что большую популярность Никитин снискал в Австрии. В начале 70-х он уехал играть за венский любительский клуб "Штадтлау", принимавший соперников в одном из рабочих районов австрийской столицы. Зрителей на матчи команды приходило мало, но стоило появиться Никитину, как трибуны, рассчитанные на 4500 зрителей, оказывались полны — народ пошел "на Никитина".

Юрий Морозов, за год до Никитина принятый в "Химик" и потом раньше уехавший в Вену, считает, что Валерий пользовался большей популярностью, чем даже Александр Якушев, позднее тоже выступавший в Австрии. И пояснил мне на днях, почему он так считает: "Якушев, или, как его журналисты называли, Як-15, был бесподобен при атаке, при взятии ворот, причем он шел вперед на большой скорости. Никитин тоже был скоростником, но он владел умами публики еще и потому, что был зачинателем наступления, прямым организатором очередного прорыва. Его смелые, стремительные индивидуальные проходы часто меняли ситуацию на площадке, дезорганизовывали соперников, нарушали стройность рядов их обороны. Но стоило атаке заглохнуть, как Валерий моментально становился защитником — смелым, расчетливым, мужественно ведущим силовую борьбу. А главное, он, как никто в Австрии, умел таскать шайбу от ворот до ворот, подолгу не расставаясь с ней. Вот это очень нравилось зрителям".

Начинал Никитин нападающим. В раннем "Химике" тон задавала тройка Никитин — Борисов — Морозов. В чемпионате мира 1967 года Никитин четыре раза оказывался в звене с Мальцевым и Старшиновым. В интересах команды его поставили левым крайним, но он, по свидетельству Эпштейна, не любил играть на этой позиции.

"ХИМИКУ" НЕ ИЗМЕНИЛ

Иной молодой человек, прочитав, каким славным игроком-универсалом был Никитин, вправе удивиться: а почему в таком случае его всего два раза включали в состав сборной СССР для участия в чемпионате мира? Быть может, нарушал спортивный режим? Валерий не был аскетом, но и не ходил в нарушителях дисциплины. Вся беда Валерия была в том, что он играл за "Химик". Если бы он выступал за ЦСКА или "Динамо", то стал бы чемпионом мира не два раза, а значительно больше. Сошлюсь на слова Боброва: "То, что было рядом, виделось тренерам этих двух клубов, одновременно и наставникам сборной СССР, раньше".

Николай Семенович Эпштейн вспоминал, как к Никитину нередко присылал гонцов Аркадий Иванович Чернышев, а уж о Тарасове и говорить не приходится. Но Никитин даже мысли не мог допустить, что покинет "Химик". Морозов рассказывает, что после того, как Валерий, выиграв вторую золотую медаль чемпиона мира, вновь отверг все предложения уйти из "Химика", на нем как игроке сборной СССР поставили крест, если не считать участия на исходе года в четырех товарищеских играх.

"В "Химике" у меня была славная команда, — вспоминает Эпштейн. — Жена Любовь Николаевна, бывало, все поражалась, как это мне удалось собрать таких отличных пацанов. Никитина звали "Дедом" — слыл балагуром, сыпал афоризмами, но, как никто другой, был строг, когда дело доходило до игры. Терпеть не мог разгильдяйства. Возмущался, когда видел, что иной хоккеист не может прийти в нормальное состояние, выпив всего ничего. "Не можешь выпивать — не пей", — говорил он в таких случаях.

Правда, по словам Морозова, Никитин в определенных случаях был небезгрешен, но умел на следующий день тренироваться или играть так, что трудно было поверить, будто он накануне принимал участие в застолье.

Закончив играть, Никитин на тренерском поприще не снискал той славы, которая досталась ему как хоккеисту, хотя повсюду оставил приметный след, ибо трудился добросовестно. Юрию Морозову кажется, что его бывшему партнеру при организации тренировочного процесса не хватало порой научного фундамента. Он просто видел, чувствовал, как может сыграть тот или иной хоккеист, наитие у него было отменным. Доброжелательный по натуре, Никитин нигде не делал из игроков роботов.

Умер Валерий Александрович неожиданно — придя домой. Врачи констатировали сердечную недостаточность. Последнее время он сильно переживал — на работе его понизили в должности.


НАША СПРАВКА

Валерий Александрович НИКИТИН

20 июня 1939 года — 13 января 2002 года. Заслуженный мастер спорта (1967). Крайний нападающий и защитник. В 1957-1971, 1974-1975 гг. играл за воскресенский "Химик" (провел более 510 матчей, забросил 134 шайбы), в 1972-1974 — за ВАТ-"Штадтлау" (Вена). 40 матчей за сборную СССР (первая игра в Москве 28 февраля 1965 года с канадцами, последняя — 27 декабря 1970 года в Хельсинки с финнами). Чемпион мира и Европы 1967 г. (7 игр), 1970 г. (9 матчей, 1 заброшенная шайба). Чемпион второй зимней Спартакиады народов РСФСР (1961), чемпион Всемирной зимней универсиады (1966). Работал тренером в воскресенском "Химике", командах "Салават Юлаев" (Уфа), "Молот" (Пермь) и на спортивной арене "Умка" (Северный административный округ Москвы).