Меня коробит, когда слышу присказку: "ВКсемье выросли два сына, один — умный, другой — спортсмен". Недавно, заглянув в свой архив, я нашел записи разных лет и несколько старых заметок, в которых содержатся высказывания ученых, педагогов о молодых людях, которые со временем стали знаменитыми хоккеистами.

Славный капитан "Спартака" и сборной СССР Борис Майоров, нынешний президент спартаковского клуба, в 55-м году окончил школу с серебряной медалью и сразу поступил в Московский авиационный технологический институт (МАТИ), в котором отучился четыре года. Ни о какой научной деятельности он и не помышлял, когда с ним завел беседу профессор Николай Иванович Поляков: "Сколько лет ты будешь гонять шайбу? Ну три, ну четыре года. Только время потеряешь. А способности к научной работе у тебя явные. Сдавай в аспирантуру, года через три станешь кандидатом наук".

После этого разговора Майоров, уже ставший известным хоккеистом (успел сыграть на чемпионате мира и Европы), поступил на курсы соискателей, сдал на "отлично" кандидатский минимум по философии и на "четверку" экзамены по английскому и спецпредмету. Так началась аспирантская жизнь Бориса Майорова. О том, какие подвиги он совершал во славу науки, напоминает только один факт. После Олимпийских игр-64 в Инсбруке, принесших успех сборной СССР, у ее капитана возникла задолженность по английскому языку: миллион печатных знаков технического текста и двести тысяч газетного. За два с половиной месяца грозный нападающий расправился с этим хвостом так же беспощадно, как расправлялся с самыми опасными соперниками.

Спустя два года Борис принялся за диссертацию. Написал вступление к ней вместо отдыха после сезона, в котором он стал четырехкратным чемпионом мира и Европы. Пошел на завод — точил образцы, рассчитывал. Но его научная карьера так и не состоялась — уйти от хоккея, от "Спартака" Борис Майоров не смог…

Известным спортивным педагогом стал Вячеслав Старшинов. Он — профессор, академик Международной академии творчества. В свое время заместитель министра высшего и среднего специального образования РСФСР, заведующий кафедрой производства двигателей летательных аппаратов МАТИ Александр Федорович Метелкин считал, что Старшинов будет хорошим научным работником, и пояснял почему: "Это одаренный человек, склонный к серьезной аналитической работе. Я верю, кроме того, в целеустремленность Старшинова, его настойчивость. И в скромность".

Владимир Шадрин, прежде чем стать олимпийским чемпионом-76, успешно окончил среднюю школу с математическим уклоном, поступил в Институт нефти и газа имени И.М.Губкина.

Список отличных хоккеистов, которые способны были бы украсить науку, можно продолжать бесконечно. Они думали о своем будущем, зная, что никто не сделает это вместо них. Нелегко быть большим спортсменом и одновременно учиться. Однако мужественным и сильным людям на площадке ничто не могло помешать оказаться такими же и за ее пределами.

В 1974 году на страницах "Правды" рассказывалось о детстве Игоря Дмитриева: "Наряду с успехами на хоккейном пятачке он всегда отличался пятерками в дневнике. Игорь еще учился в школе, когда его пригласили в команду мастеров "Крылья Советов", а там в то время блистали такие выдающиеся спортсмены, как Гурышев, Кучевский, Грошев, Цицинов.

В той же корреспонденции Гоголева приводились имена еще нескольких своих бывших подопечных — Юрия Копылова, Юрия Борисова, Валерия Фоменкова, двух чемпионов мира по хоккею с мячом — Виктора Чигирина и Анатолия Панина, игравших в хоккей с шайбой за молодежную команду "Крылышек".

Игорь Дмитриев 15 лет играл за один коллектив. Ему предлагали перейти в клубы более знаменитые, обещали даже место в сборной, следовательно, и возможность получить звание заслуженного мастера спорта, но все эти полтора десятилетия он оставался в "Крыльях Советов". Нет верности в большом деле или малом, есть Верность с большой буквы. Пример Игоря Дмитриева показывает, что преданность и последовательность всегда вознаграждаются. Надо только верить в себя, в товарищей, в команду.

*Владимир Пахомов — один из старейших хоккейных журналистов страны.