Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин стали чемпионами Европы под руководством нового тренера — олимпийского чемпиона Сараево-84 Олега Васильева.

ДЕНЕЖНЫЕ РАЗНОГЛАСИЯ

— Мы вынуждены были уйти от своей наставницы Натальи Павловой год назад в связи с тем, что у нас возникли некоторые разногласия, — рассказывает Маринин. — Конечно, мы благодарны ей за то, что она вылепила из нас спортсменов такого класса, довела до уровня серебряных призеров европейского первенства 2001 года. А я вообще катался у Натальи Евгеньевны почти 8 лет. Она пригласила меня в Санкт-Петербург из Волгограда, когда наш тренировочный каток закрыли. Иначе, думаю, мне пришлось бы "завязать" с фигурным катанием. В Питере мы с Таней — она из Перми — долго были, по сути, нищими. Только в 1999 году начали потихоньку зарабатывать на коммерческих турнирах. И на эти деньги смогли снять двухкомнатную квартиру. В одной комнате жила Тотьмянина с мамой, в другой — я. До этого Таня обитала в квартире хореографа Светланы Король, а я — в общежитии спортинтерната. Однако Павлова посчитала, что денежные премии должны быть "распределены" по-иному. Постоянные конфликты вполне закономерно привели к расставанию.

РАЗДУМЬЯ НА ДВЕНАДЦАТЬ ЧАСОВ

— У меня есть контракт с Тотьмяниной и Марининым, в котором обговорены сроки нашей совместной работы. Однако я не хотел бы вдаваться в подробности, — признался Васильев в эксклюзивном интервью корреспонденту "Советского спорта".

— Олег, не секрет, что вы поддерживаете с Москвиной, вашим бывшим тренером, самые теплые и дружеские отношения. Она посоветовала вам взять ребят?

— Действительно, это произошло с ее легкой руки.

— Москвина сейчас не имеет возможности тренировать Таню и Максима из-за обязательств перед Бережной и Сихарулидзе. Вроде бы выбор спортсменов пал на вас временно, потом они собираются уйти к Тамаре Николаевне.

— Я не думаю. И, по крайней мере, не боюсь этого. Волков бояться — в лес не ходить. Поживем, увидим. Кстати, Москвина предложила мне работать с этой парой еще три года назад, когда Тотьмянина — Маринин уже имели конфликт со своим тренером. Я не был готов к этому, о чем откровенно и заявил Тамаре Николаевне. И все осталось, как есть, спортсмены продолжали кататься у Павловой, а Москвина не хотела и не могла их брать. То же самое случилось и два года спустя: Москвина не имела ни возможностей, ни желания сотрудничать с фигуристами, поэтому попросила меня о помощи.

— Почему вы согласились стать наставником спортсменов на этот раз?

— Не сразу согласился, между прочим, раздумывал над этим предложением двенадцать часов. Но, понимаете, к этому времени я ушел из бизнеса, которым занимался несколько лет. Он не приносил мне морального удовлетворения. Делать деньги — это не искусство, а работа. А фигурное катание — та "область", которую я знаю назубок. Поэтому я вернулся туда, где чувствовал себя намного лучше.

— У вас были сомнения в том, оставлять или нет произвольную программу "Вестсайдская история", которая была поставлена Павловой?

— Нет. Потому что, как мы уже неоднократно замечали, внесли в эту постановку ряд изменений. В частности, подкорректировали поддержки, которые в прошлом сезоне судьи расценили как запрещенные элементы. Мы оставили "Вестсайдскую историю" не случайно. Программа-то хорошая, просто в том году не была исполнена на сто процентов, а потенциал у нее был. Я полагаю, что мы его использовали.

— Вы советовались со специалистами, в частности с Москвиной, по поводу новой короткой программы?

— В данном случае мы с Тамарой Николаевной — конкуренты, поэтому было бы политически неграмотно спрашивать ее или ей у меня, что делается у моих спортсменов. Но я советовался со специалистами, приглашал Светлану Король, которая продолжает работать с ребятами, Лену Валову, мою партнершу, которая также находится в Америке.

— Пригласив Татьяну и Максима в США, все материальные проблемы вы взяли на себя?

— Да, но они были самые минимальные. Нас преследовали организационные проблемы, поскольку надо было подобрать ребятам жилье (они живут в семьях моих американских учеников), помочь получить им права, потому что они вообще не умели водить автомобиль. Это отнимало много времени.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ТОРМОЗИТ ПРОГРЕСС

— Вы видите Тотьмянину — Маринина в классической постановке?

— Легко, пока я не вижу их в другом. Не вижу то, что может хорошо сыграть на них.

— Намерены пойти на эксперименты в творчестве?

— Техком ИСУ по фигурному катанию, считаю, тормозит прогресс. Новые правила с новыми ограничениями появляются каждый год. И их становится все больше и больше. Это создает определенную сложность, потому что запретов больше, чем разрешений.

— Вас не беспокоит, что ваши ученики все время подчеркивают, что Бережная и Сихарулидзе — безоговорочные лидеры? Видимо, у Тотьмяниной с Марининым это уже психологическая установка?

— Абсолютно не беспокоит. Когда надо будет, тогда все станет на свои места.