Корреспондент "Советского спорта" встретился с Мариной Анисиной сразу после окончания состязаний танцоров:

— По-моему, мы с Гвендалем Пейзера попали в "яблочко" с нашим новым произвольным танцем. Идея родилась в муках. Мы с нашим хореографом, французом, бывшим танцовщиком труппы Михаила Барышникова, рассмотрели очень много вариантов, пока не остановились на этой постановке. Она называется "либерти", а я создаю образ статуи Свободы.

— Вы ориентировались на то, что Олимпиада пройдет в США, поэтому и поставили такой танец?

— Мы вообще брали в расчет весь олимпийский сезон и хотели поставить что-нибудь грандиозное. Серьезное, чтобы публике запомнилось, самое простое -включить музыку и подрыгать задом. Но такую программу тотчас забудут!

— Расстроились, что арбитр из Франции не попал в бригаду на Олимпийские игры?

— Нет, потому что я верю в свои силы. Мы готовы, продолжаем готовиться, и думаю, что все будет нормально. Все равно я ничего изменить не могу. Мы не знаем, какая была жеребьевка, не уверена, что честная. Расстраиваться из-за отсутствия французского судьи я не буду, потому что победа на Олимпиаде — моя цель, я ни перед чем не остановлюсь.

— Как вы относитесь к требованию члена МОК канадца Бика Паунда вывести танцы из олимпийской программы из-за субъективизма этого вида?

— Может, в какой-то степени он и прав. Если сейчас, на Олимпиаде, будет неправильное судейство, как это было на последнем чемпионате мира в Ванкувере, я, видимо, соглашусь с Паундом, но в принципе мне будет жаль, если танцы уберут.

— Фузар-Поли с Маргальо резко критиковали ваши танцы на пресс-конференциях. Это вас задело?

— Барбара вообще очень озлоблена на весь мир, считает, что лучше ее никого нет. Все это идет от бессилия и не имеет для меня ни малейшего значения. Ее нападки — ерунда, мелочь! Я доказала, что сильнее, своим катанием.

— Кому принадлежит авторство вашей уникальной поддержки, когда вы поднимаете Гвендаля?

— Хореографу из Франции Шанти Рашполь, которая ставила нам танцы к Олимпийским играм 1998 г. в Нагано.

— Не тяжело его поднимать?

— Конечно, не так легко, как в воде, где человек становится невесомым. Но и не тяжело, потому что этот элемент идет на скорости.

— Уронить партнера не боитесь?

— Такого даже на тренировке ни разу не было. Сейчас нашу поддержку повторяет вторая французская пара.

— Марина, вы давно живете в Лионе, чувствуете себя француженкой?

— Едва ли. Я русская до мозга костей, но когда в нашу честь играли гимн Франции — "Марсельезу", я была счастлива.


ДОСЛОВНО

Виктория Волчкова:

— Обидно в четвертый раз становиться бронзовым призером чемпионата Европы, ошибка в лутце помешала мне стать второй. К тому же я побоялась рискнуть и прыгнуть каскад из двух тройных прыжков. Но мне трудно бороться со Слуцкой и Бутырской, поскольку они более титулованные соперницы. Кроме того, этот сезон, пожалуй, первый, когда я катаюсь стабильно. Я вернулась к старой произвольной программе "Унесенные ветром" по совету моего нового хореографа Елены Матвеевой. Она сказала, что это произведение в Америке любят буквально все.