Во многих российских клубах второй тренер принимает непосредственное участие в селекционном процессе. Спартаковец Вячеслав Грозный, один из лучших "рентгенов", специализирующихся на Украине.

— По какой системе распознаете таланты?

— Прежде всего обращаю внимание на то, как игрок мыслит: насколько быстро и верно он принимает решения. Не менее значимые компоненты: скоростная техника работы с мячом и скорость передвижения по полю. Также стоит учитывать, подойдет ли футболист под модель, под стиль команды. Это все реально определить сидя на трибуне. А вот такие ключевые факторы, как характер и обучаемость, распознаются только в тренировочном процессе. В "Спартаке", например, не поддающиеся обучению футболисты не задерживаются. Есть еще и чутье. Взгляд иногда рефлекторно падает на игрока, и ты видишь, что у парня дар божий. Пускай он часто ошибается, но он находит неординарные ходы.

— В межсезонье селекционеры российских клубов отправляются на поиски зарубежных талантов. Как считаете, за 90 минут просмотра матча с участием 22 незнакомых футболистов можно определить способности каждого из них?

— Практически нет. Даже если люди приезжают конкретно на просмотр одного игрока, и то непросто составить объективное мнение. В серьезных зарубежных клубах потенциального новичка полгода-год ведет группа из нескольких человек. В результате футболист просвечен, как на рентгене, о нем знают абсолютно все и только потом принимают решение: стоит его покупать или нет? Мы же лимитированы во времени. Отечественная селекция напоминает мне ситуацию, когда к доктору приходит больной и врач сразу же вынужден поставить диагноз. В "Спартаке" сейчас стараемся от этого уходить. Если незнакомый футболист отказывается приехать на просмотр, мы сразу же его вычеркиваем.

— Значит, видеокассетам не доверяете?

— Ясно, что всю правду никто не покажет.

— Почему в российских клубах, в том числе и "Спартаке", не принято иметь группы селекционеров, подобно западным?

— Хотя бы потому, что эти люди должны мыслить в одной плоскости с тренерами команды. Грубо говоря, понимать футбол так, как его понимает Романцев. К тому же у нас пока хватает своих сил и средств. Есть агенты, специалисты, с которыми мы тесно контактируем.

— Будьте добры, на примере Безродного и Калиниченко опишите работу селекционера.

— Артема я "раскусил" лет семь назад. Парень выделялся во всех юношеских турнирах и соответствовал необходимым критериям. Я наводил о нем справки в луганском интернате, разговаривал с родителями и окончательно утвердился в том, что это игрок с большим потенциалом. Смущало только одно — бег. Артем — бывший акробат, в футболе так не бегают. Опасения оправдались, Безродного измучили травмы. На Калиниченко я обратил внимание, когда ему было 17. Макс играл за свой интернат в финале и, несмотря на то, что был очень щуплым и часто ошибался, произвел на меня сильное впечатление. Было ясно, что у парня светлая голова.

— Могли бы назвать тройку самых ярких ваших "находок"?

— Это будет не совсем этично с моей стороны: отцу все дети близки. Горшков, Попов, Косовский, Надуда, Нагорняк…


КСТАТИ

В ЦСКА создан первый официальный селекционный отдел в стране. Возглавляет его спортивный директор красно-синих Валерий Четверик, знакомый любителям футбола по работе в "КаМАЗе" и сыгравший важную роль в судьбе Нигматуллина, Варламова, Захарчука. Задача отдела — поиск молодых талантов по всей территории постсоветского пространства.