В воронежской команде сейчас осталось очень мало игроков, которые выступали в ней в прошлом сезоне. Тем старожилы, которые до сих пор защищают ее цвета, в целом негативно отреагировали на смену названия.

Александр ЩЕГОЛЕВ, защитник:

Я давно в этой команде, большую часть карьеры здесь провел. Конечно, это удар и по клубу, и по городу. Не хотел, чтобы болельщики восприняли это решение в штыки, но тем не менее, думаю, что именно так и будет. Нам объяснили, что это решение приняло не руководство клуба, а руководство попечительского Совета. Никто не спрашивал нашего мнения на этот счет.

Радик ЯМЛИХАНОВ, полузащитник:

— Я далеко не рад, что команда поменяла название. "Факел" — это такая же марка, как ЦСКА, "Динамо", "Спартак". Марка не только для Воронежа, но и для всей страны. 30 лет болельщики ходили на стадион, болели за "Факел", скандировали его название. И вдруг оно меняется, причем просто так, без весомого повода. Понимаю, если бы действительно появился серьезный хозяин, который платил бы деньги и мог бы тогда, как говорится, заказывать музыку. Но клуб-то бюджетный, принадлежит области, городу. Смысл что-то менять? Могли хотя бы и у народа спросить. Тем более болельщик в Воронеже неординарный. Да, некоторые шутили: хватит, мол, "гореть", как факел. Но реальных пожеланий, чтобы мы сменили название, не было. Потом, если бы народу не нравилось имя "Факел", процесс его смены прошел бы тихо и безболезненно. А тут поднялась настоящая волна протеста! Люди звонят, интересуются, спрашивают. У них отняли что-то родное. Это все равно, как если бы дали имя ребенку, а потом его переименовали. Говорят, что название сменили и из-за неблагопристойного звучания на английском языке. На взгляд, это глупость. Меня, например, абсолютно не смущало, что моя команда зовется "Факел". Наоборот, я был горд, что выступаю за команду со столь раскрученным именем. Кроме этого, мы ведь и в еврокубках-то не играли никогда. Чего нам эта английская транскрипция?