Такие матчи как Сафин — Сампрас надолго остаются в памяти поклонников спорта, ну а победа над 13-кратным чемпионом турниров "Большого шлема" может перевернуть карьеру любого теннисиста. И поэтому неудивительно, что Марат Сафин после успеха в поединке с Сампрасом был на редкость откровенен, в том числе, когда речь заходила о его личной жизни.

— Марат, вы в течение двух с половиной сетов уверенно контролировали ход матча, пока в середине третьей партии Пит не попытался переломить игру. Что произошло в тот момент? Вы расслабились или же Пит сильно прибавил?

— Нет, просто при счете 4:2 я допустил несколько ошибок. Это был очень опасный момент, потому что после этого Пит начал действовать раскованно и вполне мог взять ситуацию под свой контроль. Я рад, что в конечном итоге все для меня завершилось благополучно. Могу сказать, что меня удовлетворил не только результат встречи, но и та игра, которую мне удалось показать.

— Можете ли вы сказать, что это был лучший ваш матч, начиная с Открытого чемпионата США?

— Я думаю, что это был один из самых интересных матчей с моим участием за последнее время. После третьего сета мне было нелегко настроиться на борьбу, но я заставил себя играть. Что говорить, естественно, такие победы прибавляют уверенности в собственных силах.

— А каким красивым ударом вы завершили встречу!

— Да, мне самому понравился этот розыгрыш. Я даже не думал, что получится так классно. В тот момент, когда я последний раз ударил по мячу, у меня в голове пронеслось столько разных мыслей. Подумалось: "Я победил! Слава богу, мне не придется играть пятый сет в половине первого ночи!" Вообще-то я очень боялся, что будет пятая партия, потому что, играя с Питом пятый сет, вы никогда не можете быть уверенными в своей победе.

— Марат, сегодня у вас опять были мелкие стычки с арбитром. Вы считаете, что он действовал в пользу вашего соперника?

— Нет, сегодня ничего страшного не произошло. Был обычный игровой эпизод, когда я высказал судье свое мнение о том, куда попал мяч. Пит тоже несколько раз апеллировал к нему. Это нормально, я бы даже сказал, это часть игры. Арбитр должен быть предельно собран и не имеет права терять концентрацию, поэтому игроки иногда напоминают ему об этом. Не надо бросать камни в огород теннисистов, которые спорят с судьями. Все хотят победить, все понимают, как высока цена победы. В конце концов, на трибунах сидят 15 тысяч зрителей, которые хотят увидеть красивый, захватывающий матч, и мы делаем все возможное, чтобы подарить им это зрелище.

— В один из эпизодов матча вы поменяли ракетку, и Питу, кажется, это не понравилось. Между вами и Сампрасом существуют какие-то личные разногласия?

— Абсолютно никаких! Я уважаю Пита как великого спортсмена, а то, что происходит между нами на корте, — это совсем другое дело. Он жаждет победить меня, а я его — больше ничего.

— Марат, многие игроки жалуются на плохое состояние кортов Мельбурна. А вам где удобнее играть — здесь или на Открытом чемпионате США?

— На самом деле различие не такое уж и большое. Да, в Мельбурне корты немного медленнее, но я постепенно привыкаю к этому покрытию. Это всего лишь вопрос времени и практики.

— Как вам кажется, сейчас вы играете увереннее, чем год назад, и если "да", то почему?

— Сейчас мне гораздо уютней в Австралии, и во многом это связано с тем, что здесь присутствует много моих друзей. Все они, как могут, поддерживают меня, и успех в матче с Сампрасом — это и их заслуга в том числе.

— В прошлом году было иначе?

— Год назад я долго не мог найти свою игру. Мне мешала травма и усталость, которая накопилась за сезон-2000. Поэтому я даже рад, что у меня были такие большие каникулы. Теперь я чувствую себя отдохнувшим и думаю, что теперь буду опасным для любого соперника.

— Марат, вы упомянули о своих друзьях, которые приехали с вами в Австралию. Ни один теннисист здесь не имеет в своей группе поддержки такого количества красивых блондинок, как вы…

— О да! Я с вами совершенно согласен!

— Это все ваши подруги?

— Это подруги моих друзей. Думаю, вы должны признать, что у них хороший вкус.

— Вы сейчас постоянно живете в Валенсии или Монако?

— Нет, сейчас я живу в Швейцарии.

— В Валенсии на вас оказывается слишком большое давление?

— Просто с этим городом меня больше ничего не связывает. Да, я когда-то тренировался там несколько лет, но теперь это все в прошлом. В Швейцарию я перебрался во многом потому, что эта страна кажется мне гораздо ближе к России, чем Испания. Ближе, как вы понимаете, это не только с точки зрения географии.

— Что вы скажете о своем сопернике в следующем круге?

— Уэйн Феррейра очень опытный теннисист, и я думаю, что именно большой опыт помог ему вырвать победу в пятисетовом поединке против Любичича. Сейчас Уэйн опять в непростом матче одолел Косту, и я надеюсь, что на встречу со мной он выйдет не таким свежим, как я. Но в любом случае это будет непростая игра.