Хоккеисты молодежной сборной России открыли счет золотым медалям, разыгрываемым в новом году. В команде, возглавляемой Владимиром Плющевым, были четыре игрока из омского "Авангарда". Мог быть и пятый — лучший защитник прошлогоднего юниорского чемпионата мира Кирилл Кольцов. Почему же Кольцов не поехал в составе команды?

— Кирилл, какая кошка пробежала между главным тренером молодежной сборной и лучшим защитником в юниорском чемпионате?

— Ничего особенного. Просто не сошлись характерами, что сразу же показал Плющев.

— В чем это проявилось?

— Возможно, по молодости я в чем-то и заблуждаюсь, полагая, что тренер, который не играл и не работал в командах мастеров, а свою работу знает только по книгам, не должен переучивать хоккеиста, прошедшего хорошую подготовку у великих специалистов. А именно у меня такие учителя были в Челябинске. Всем нам, и в первую очередь Плющеву, повезло, что в 1983 году в России родилось много талантливых хоккеистов. В то время как в других странах именно этот год оказался неурожайным. Ковальчук, ярко сверкающий сейчас в НХЛ, в нашей команде мог забросить в каждом матче столько, сколько хотел. Так что в выигрыше молодежного и особенно юниорского чемпионатов мира, считаю, заслуга не столько тренеров, сколько ребят, которые, повторяю, были явно сильнее соперников.

— Тем не менее в Чехии они проиграли два матча в групповом турнире, в полуфинале выиграли у финнов в овертайме и канадцев победили с перевесом лишь в одну шайбу.

— Эти осечки лишний раз подтверждают, что Плющев, скорее всего, не до конца разобрался в возможностях ребят и сделал какие-то тактические просчеты. Между прочим, в Чехии два самых важных матча наша команда выиграла без главного тренера, который был дисквалифицирован, сидел на трибуне и не руководил игрой, а после матча только поздравлял ребят с победой.

— Ну, это ему не привыкать, то же самое делал и в прошлом году.

— Нет, на этот раз, как рассказали мне ребята, Плющев поблагодарил за хорошую игру и поздравил с золотыми медалями всех хоккеистов. А вот в прошлом году после выигрыша юниорского чемпионата он, войдя в раздевалку, демонстративно прошел мимо меня и Алексея Кайгородова из Магнитогорска, не сказав ни слова. Разве нормальный педагог мог позволить себе такой бестактный шаг? Скажите, как после такого плевка в душу можно о чем-то говорить с Плющевым? Если главному тренеру не нравятся мои только человеческие качества, если он считает меня капризным человеком, то почему сам занимает капризную позицию? Педагоги должны всегда быть выше ученика.

— Кирилл, а вы не были так называемым трудным ребенком?

— Не считали меня капризным ребенком и в школе, которую я окончил с хорошими оценками. Не обижаются на меня и в команде, и в Омском институте физкультуре, где я учусь на первом курсе. Плющев обвиняет меня в рвачестве, в том, что я играл только ради премиальных. Так вот, после победы в юниорском чемпионате мира нам обещали премии по 1500 долларов каждому. Не знаю, сколько получили другие ребята, но лично мне и Леше Кайгородову выдали по 12 тысяч рублей, а Чистову — 15 тысяч рублей. Тем не менее мы не стали выяснять у Плющева, куда же делись остальные наши деньги. При желании этим могут заняться другие люди, и тогда все узнают, кто же из нас рвач.