"Профессор", как называют центрфорварда "Детройта" за океаном, впервые примерит капитанскую повязку в серьезном соревновании. В Солт-Лейк-Сити умудренный опытом Игорь Ларионов поведет за собой партнеров по олимпийской сборной России.

ЭФФЕКТ ПЕРВОЙ ШАЙБЫ

С тех пор, как Ларионов последний раз выступал на Олимпиаде, прошло 14 лет. Попади Игорь в команду в 1998 году, когда на Игры открыли дорогу профессионалам НХЛ, он вполне мог бы претендовать на звание одного из рекордсменов нашей команды по числу проведенных олимпийских турниров. Однако и так ясно, что Ларионов — самый опытный и титулованный. Поэтому ему и доверили капитанствовать.

— Какие воспоминания у вас остались от двух предыдущих Олимпиад?

— Когда достигаешь пьедестала почета, выигрываешь олимпийское золото — это самое большое событие в жизни любого спортсмена, и я не исключение. Для меня олимпийские воспоминания самые яркие. Хоккеистам сложнее всех: если "индивидуалы" выступят, а потом отдыхают, то нам приходится быть в постоянном тонусе.

В Сараево-84 чувствовалось на нас сильное давление: проиграть тогда Олимпиаду дважды подряд мы не имели никакого права. Запомнился тогда гол Кожевникова в решающей игре с чехами (2:0). Важно было забросить первыми, ведь встреча носила очень упорный характер. Соперник спешит отыгрываться, и возникают ошибки. Быть может, именно этого первого гола нам не хватило в Нагано, когда у чехов забил самый возрастной Свобода. В Калгари-88 вся наша команда была значительно опытнее, и мы победили легче, став чемпионами за тур до финиша.

— Было ли все-таки у вас желание поехать на Игры в Нагано?

— Желание всегда бывает, но в сезоне 1998 года, как вы помните, Сергей Федоров боролся за свой контракт и не выходил на лед, а мне приходилось проводить на льду очень много времени. Я был выжат как лимон, ведь и в предыдущем сезоне, когда "Детройт" выиграл Кубок Стэнли, мы играли долго, до июня. Я чувствовал себя очень уставшим, истощенным, а я умею рассчитывать свои силы. Потому логичным вариантом стало решение пропустить Олимпиаду, иначе бы я просто не выдержал.

— Что будет самым важным на Играх?

— За столь скоротечный турнир — 6 матчей за 9 дней — необходимо будет выложиться по максимуму в каждой встрече. Привыкнуть друг к другу, как видите, надо очень быстро — за первые два дня. Силы ведущих сборных примерно равны, и зачастую все будет решать одна заброшенная шайба. В этой связи возрастает важность первого гола, это дает команде большое преимущество в плане психологии. Ведь большинство олимпийцев приедут из НХЛ, а они привыкли играть марафоны до четырех побед. Здесь же не будет второго матча, а с ним и шанса отыграться. Потому тут и будет некий элемент неожиданности — первой шайбы.

КРАСНАЯ ЛИНИЯ - ЗАГАДКА

— Как, по-вашему, изменится хоккейный турнир, на котором вы не выступали 14 лет?

— За это время претерпели изменения правила, и мне, не знаю, как другим нашим ребятам, впервые придется играть без красной линии. В Европе ведь несколько лет назад ее отменили. Для меня это пока загадка. В целом же все на льду фактически остается прежним.

— Какой видит вашу роль на льду Фетисов?

— Я согласился играть по просьбе Славы. Какая бы ни была моя позиция, свою задачу я вижу в одном: чем смогу — помогу. Понятно, что я не смогу дать команде то же, что в 20 или 28 лет. Но на льду будут выступать Федоров, Жамнов, Буре, которые в своих клубах проводят львиную долю времени — по 20-25 минут. Столько же они будут играть и в сборной. И не должно быть обиженных: все 4 звена в любом случае не будут получать одинакового времени на площадке. Я же и в "Детройте" сегодня играю меньше того же Шэнэхана или Айзермана, и мне будет достаточно законных 17-18 минут.

— Как состоялось ваше назначение капитаном? Ведь до этого вы им были лишь однажды — на Матче всех звезд НХЛ-98.

— Вы правы, лишь тогда и еще в детской команде воскресенского "Химика" с 7 до 17 лет. Слава позвонил мне и сказал, что я самый опытный в команде, авторитетный и он не видит никого другого на этой позиции, ибо ему нужен настоящий помощник. Я сказал Славе, что сейчас на лед выходят игроки нового, уже не моего поколения, но в ответ услышал: "Я верю именно в тебя". Для меня большая честь быть капитаном сборной, и я готов оказать помощь не только как игрок, но, если понадобится, и как тренер.

БЫЛ СКАУТОМ У ФЕТИСОВА

— Вы как ближайший соратник главного тренера принимали участие в комплектовании состава? Вошли ли в него все достойные?

— Я только помогал Славе, отвечая за просмотр игроков тех клубов НХЛ, которые не удавалось часто видеть Фетисову. Ведь наши команды играют в разных конференциях. Я был будто бы скаут. Считаю, те, кто включен в заявку, сильнейшие на сегодня в нашей стране. Об игроках из Суперлиги я не говорю, ибо не имею возможности наблюдать за ними постоянно, лишь изредка смотрю трансляции по спутниковому каналу.

— Можно ли сказать, что по составу на Олимпиаде мы не уступаем никому?

— В нашей команде есть практически все: талант, скорость, мастерство, техника, желание, характер и все остальное. Наши звезды как в обороне, так и в нападении наделены всеми указанными компонентами. Главное — собраться на эти полторы недели, показать все, на что мы способны, и принести победу всем нашим болельщикам, которые давно соскучились по золоту. Аргументы у нас есть, теперь надо убедить ребят выплеснуть их все в нужный момент. Ясно, что Олимпиада — слет всех сильнейших хоккеистов планеты, и кого-то недооценивать нельзя, так что все имеют шанс. Зарубежная пресса делает фаворитами канадцев и американцев. Наверное, это и к лучшему: стартовать из-за спины легче. Да и излишнее давление было бы ни к чему.

— Как вы относитесь к отказу выступать на Олимпиаде Могильного, Зубова и Житника? Те же Жамнов и Малахов тоже ведь когда-то говорили, что больше не наденут майку сборной.

— Печально, что так получилось. Мне трудно кого-то осуждать, ведь люди приняли свое решение. Наша страна богата на таланты, и те, кто согласился играть, думаю, сделают все возможное, чтобы эта Олимпиада получилась удачной.

— Для вас существует большой риск в случае неудачи закончить карьеру провалом. Не боитесь?

— Я нацелен только на победу, хотя понимаю, что риск большой. Я играю в большой хоккей 25 лет и взялся за дело вместе с другом — Фетисовым. Ведь еще летом не стоял вопрос о моем участии в Играх, ибо у сборной был другой тренер. Мы бросили вызов и готовы завершить дело успешно. Никто не застрахован от неудач, но мы смотрим вперед с оптимизмом.

— Как долго еще собираетесь играть? Не замахнетесь ли на рекорд Горди Хоу, выступавшего до 52 лет?

— Хотелось бы еще раз стать олимпийским чемпионом и обладателем Кубка Стэнли, причем в этом сезоне. Это моя мечта — закончить именно так. Вот тогда можно будет спокойно уходить…

— Это правда, что вы каждое утро делаете зарядку и отжимаетесь 75 раз?

— (Смеется.) Летом — да, это реально. В сезоне очень насыщенный календарь и не всегда это удается. Впрочем, каждый выходной у себя в новом доме в пригороде Детройта, где у меня есть всевозможные тренажеры, стараюсь нагрузить себя.


ВЕХИ ИГОРЯ ЛАРИОНОВА

Август 1981 года — первое выступление в составе ЦСКА в официальном соревновании — Кубке европейских чемпионов. Армейцы завоевали главный приз.

12 августа 1981 года — дебют в составе первой сборной СССР.

13 сентября 1981 года — в финальном матче Кубка Канады сборная СССР разгромила хозяев — 8:1. Две шайбы на счету Ларионова.

29 апреля 1982 года — Ларионов получает свою первую из четырех медалей чемпиона мира.

19 февраля 1984 года — первая из двух золотая олимпийская медаль.

Июнь 1988 года — спортивные журналисты назвали Ларионова лучшим хоккеистом сезона в стране.

Лето 1989 года — отъезд в НХЛ, в клуб "Ванкувер Кэнакс".

Июнь 1997 года — победа в Кубке Стэнли в составе "Детройта". Этот успех был повторен им вместе с клубом через год.

Февраль 1998 года — участие в престижном матче "Олл Старз" НХЛ.