Казалось бы, нет ничего зануднее и скучнее ежедневного тренировочного процесса. Как бы не так! Попробуйте сказать те же самые слова, если вы знаете, что командой руководит Валерий Газзаев. На занятиях под его руководством просто невозможно работать с постным выражением лица. Максимально включаясь в тренировочный процесс, армейский наставник настолько заряжает футболистов своей энергией, что ребята полностью отдаются работе. А не об этом ли мечтает любой тренер?

ТРЕНЕР КРАСНО-СИНИХ СПОСОБЕН РАСШЕВЕЛИТЬ МЕРТВОГО

В общении с окружающими, особенно малознакомыми людьми, Газзаев предельно спокоен и хладнокровен. Но как только начинается работа, с ним происходят прямо-таки фантастические перемены. Это уже человек-вулкан, раскаленный и готовый к извержению. Он не может усидеть на месте, он постоянно подсказывает, советует, вскакивает с места и снова садится, машет руками и хватается за голову. Такое ощущение, что запас энергии у этого человека безграничен.

После того как понаблюдаешь за тренировками Газзаева, поймешь: этот тренер способен расшевелить самого ленивого игрока. Потому что ему, ленивому, станет стыдно. Безучастным во время совместной работы с Газзаевым быть просто невозможно.

Газзаев — тонкий психолог. А потому, даже повысив голос на футболиста, в следующий раз обязательно похвалит его, тем более если слова тренера не пропали впустую и окупились необходимым результатом. Да и в обычной, бытовой ситуации армейский наставник всегда постарается приободрить игрока, зарядить его положительной энергией.

Однако при всем этом Газзаев остается предельно требовательным наставником. И он будет по нескольку раз акцентировать внимание футболиста на его ошибках, если видит, что слова до подопечного не доходят.

ПИЮК И ВАСИЛИЙ БЕРЕЗУЦКИЙ ИЗБЕЖАЛИ АРМЕЙСКИХ СЕТЕЙ

Вместе с тем на тренировках Газзаев стремится, чтобы у игроков был максимально положительный эмоциональный настрой. К примеру, на одном из недавних занятий ребятам было предложено весьма забавное упражнение, куда больше похожее на игру, чем на рутинную работу.

Суть его заключалась в следующем. Присутствовавшим на поле игрокам предстояло разбиться на пары, взяв друг друга за руки. Задачей было осалить другую пару. Упражнение велось на половине поля, и футболисты не имели права выбегать за пределы обозначенной территории. Как только двум водящим игрокам удавалось осалить партнеров, пара автоматически превращалась в четверку и начинала погоню за другими игроками.

Прошла всего минута, а по полю уже мчались сразу 10 армейцев, взявшихся за руки. Другие делали все, чтобы ускользнуть из этих сетей. Дабы не быть пойманными, футболистам приходилось демонстрировать настоящие чудеса реакции, ловкости и маневренности. Было видно, что это упражнение явно пришлось армейцам по душе. Возбужденные крики и хохот были слышны далеко за пределами поля. "Вон Гусь, давай, ловим его! Эх, ушли!", "Сюда, зажимаем их! Хорош! Попались!" Подобные восклицания слышались ежесекундно.

Когда же связка армейцев расширилась до предела, уже невозможно было разобрать, что именно кричат игроки. Издаваемые ими звуки были очень похожи на крики огромного количества чаек на морском берегу. Наблюдавшие за тренировкой местные жители не могли удержаться от смеха. Улыбался и Валерий Газзаев, которому приятно было наблюдать за своими подопечными. Кстати, победителями в этом забавном состязании стала пара Пиюк — Василий Березуцкий, которую огромной армаде армейцев так и не удалось поймать.

СЕМАК ДЕМОНСТРИРОВАЛ ЧУДЕСА ВЫНОСЛИВОСТИ

А вот наиболее тяжелой и утомительной оказалась тренировка, которая состоялась на следующий день после приезда команды в Израиль. В этот вечер армейцам пришлось по максимуму включать морально-волевые качества. После разминочных упражнений футболистам предстояло совершить шесть забегов по 1200 метров каждый. После каждого забега игрокам давалось небольшое время на передышку.

Команда разбилась на две группы. Один из игроков в каждой из групп получил секундомер, чтобы уложиться в определенное время. Одну колонну возглавлял Семак, а другую — Беркетов. За ними плотной группой следовали остальные футболисты.

Это испытание не все выдержали одинаково легко. Чем больше кругов пробегали игроки, тем сложнее им давались последующие метры дистанции. У Беркетова в конце одного из забегов даже свело судорогой ноги, и врач с массажистом бросились оказывать ему помощь. А вот Семак, наоборот, даже в самом конце последнего забега держался так, как будто это его первый круг. Причем он в отличие от многих других игроков ни разу не позволил себе срезать дистанцию, постоянно пробегая за спинами тренеров, стоящих по периметру поля. А вот некоторые футболисты давали слабину и выигрывали какие-то метры, прокладывая дистанцию мимо наставников по более короткому радиусу. Иногда это делали три четверти из находящихся в группе игроков. Правда, когда футболисты подбегали к Газзаеву, срезать не решался никто.

Когда все закончилось, игроки были настолько выжатыми, что едва дышали. А наутро при взвешивании выяснилось, что они потеряли от полутора до двух килограммов веса.

ДВУХСТОРОНКИ: РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Практически каждый день проводятся двухсторонние игры. В поисках оптимальных игровых сочетаний Газзаев старается тасовать футболистов, пробуя их на разных позициях. При этом сам наставник выглядит максимально включенным в тренировочный процесс, ежесекундно подсказывая игрокам, указывая на тактические просчеты. Большей частью Газзаев следит за двухсторонками с импровизированной трибуны, усевшись на стульчике. Но иногда он выходит на поле и оттуда начинает руководить игроками.

Армейский тренер очень эмоционально переживает промахи и ошибки своих подопечных. "Игорь, ну что ты делаешь? Сыграй проще! — кричит Газзаев, обращаясь к Яновскому. — А вот и результат. Чуть гол не пропустили!" Полузащитник понимающе смотрит в сторону своего наставника, всем своим видом показывая, что в следующий раз он постарается не допустить подобной ошибки.

"Веня, ну что ты стоишь? Видишь подачу — сделай шаг! Что ты прилип к воротам?" — эти слова Газзаева адресованы уже Мандрыкину, запоздавшему с выходом из ворот.

Вслед за Мандрыкиным находится новый объект для замечаний Газзаева. Так, с постоянными эмоциональными всплесками, и протекает рядовая тренировка армейцев.

Сами игроки признаются: их не обижают иногда резкие выкрики и замечания главного тренера. Наоборот, они способствуют предельной концентрации во время занятий, а заодно помогают лучше понимать собственные ошибки. Что ж, если так, то плоды этих тренировок мы должны будем увидеть уже в предстоящем сезоне.


СЛОВО ИГРОКАМ

Сергей СЕМАК, полузащитник:

— Каждый тренер по-своему строит тренировочный процесс, но при этом любой наставник переживает за команду. Поэтому нас не обижает зачастую эмоциональная реакция Газзаева во время занятий. В конце концов, это его работа, и он отвечает за результат. Более того, футболистам такая встряска помогает. Она не дает расслабиться, заставляет все время держать себя в тонусе. Любое упражнение, любая разминка — все идет в постоянном напряжении, позволяет нам добиться предельной собранности.

Юрис ЛАЙЗАНС, полузащитник:

— Да, Газзаев — эмоциональный человек. Но я прекрасно понимаю, что своими подсказками тренер стремится нам помочь. Он ни в коем случае не хочет никого обидеть. Все, что он подсказывает, — по делу. А мы просто должны выполнять его установку. Нам самим будет легче, если мы станем делать то, что он хочет. Это обязательно принесет результат. Эмоции? Я бы сказал, что своими эмоциями Газзаев заводит нас. Мы сразу делаем соответствующие выводы. А это не дает расслабиться в игре. Там необходима концентрация на протяжении всех 90 минут. Но как бы то ни было, все начинается с тренировок. Как говорится, тяжело в ученье — легко в бою. Если все правильно делаешь на тренировке, проще потом будет во время игры.


СЛОВО ТРЕНЕРУ

Валерий ГАЗЗАЕВ:

— Больше всего не выношу, когда игроки на тренировках ленятся. Это недопустимо! Если футболист будет филонить во время тренировочного процесса, от него трудно потом ожидать полноценной отдачи во время матчей. Поэтому я считаю так: если уж выбрал для себя какую-то работу, нельзя быть равнодушным. Надо каждую секунду жить ею, посвящать этой работе всего себя.