Первого октября 2000 года в Сиднее в 15 часов 5 минут 31-летний чемпион мира, двукратный чемпион Европы по боксу москвич Александр Лебзяк стал последним российским олимпийским чемпионом ХХ века. Увы, этот бой (во многом "благодаря" возрастному цензу) подвел черту в любительской карьере Александра.

Нам еще предстоит понять, какую потерю в лице Лебзяка понес российский любительский бокс с точки зрения его популяризации. Не поленитесь, проанализируйте все публикации (радио- и телепрограммы) о боксе, появившиеся у нас за последние пять лет. Восемьдесят процентов из них поданы "через Лебзяка". Все это время он был самым общительным и самым желанным собеседником от бокса для представителей СМИ и, как следствие, самым известным и самым раскрученным…

После олимпийской победы Лебзяк одним из первых наших олимпийцев-2000 получил из рук Президента России Владимира Путина орден "За заслуги перед Отечеством" четвертой степени. Но, образно говоря, степень заслуг Александра перед отечественным спортом можно смело оценивать двузначной цифрой

— Саша, долгие годы ваша жизнь складывалась по одному сценарию: тренировки - соревнования — и снова соревнования. А потом, вдруг, все разом закончилось. Чем вы занимали время сразу после Олимпиады в Сиднее?

-Я, как жених с любимой невестой в медовый месяц, устроил себе "турне" с олимпийской медалью по России, навестив многочисленных друзей в Санкт-Петербурге, Владимире, Комсомольске-на-Амуре, Самаре, Ростове-на-Дону, Нижневартовске, Владивостоке, Краснодаре, Нижнем Новгороде и, естественно, в родном Магадане, где начинал боксерскую карьеру.

— И там приняли участие в турнире памяти олимпийского чемпиона Валерия Попенченко?

-Вы знаете, на Колыме во время одной из послеолимпийских поездок меня упрекнул мальчик лет двенадцати: "Александр Борисович, вы выиграли все, что можно, но ни разу не побеждали на турнире Попенченко". А ведь действительно, не то что не побеждал, даже ни разу не участвовал в нем — не получалось из-за постоянных сборов и соревнований в составе сборной. Так что после Олимпиады восполнил этот пробел.

— Ваш тренер Геннадий Рыжиков как-то рассказал, что в 90-е годы во время товарищеской встречи с боксерами США присутствующий там знаменитый Эвандер Холифилд сказал, что ваша манера боксировать подходит для профессионалов. Почему же вы, универсальный боксер, каких в России почти не осталось, навсегда задержались в любительском боксе?

— У меня было четыре предложения — из Италии, Японии, Германии и Англии, из клуба, где в свое время тренировался Леннокс Льюис. Но родилась вторая дочь — навалились домашние дела, и я как-то не нашел в себе силы собраться…

— Собрались лишь после завершения любительской карьеры, я имею в виду ваш бой с американцем Стейси Гудсоном на профессиональном турнире, состоявшемся в сентябре прошлого года в Ташкенте…

— Это было, если можно так выразиться, разовое явление: просто решил немного заработать. К тому моменту я уже твердо решил, чем буду заниматься в дальнейшей жизни — работать тренером в родном ЦСКА. Естественно, если поступят какие-то другие интересные предложения относительно следующих профессиональных боев, я их обдумаю, но, повторяю, главное сейчас — тренерская работа. Недавно я целый месяц исполнял обязанности главного тренера ЦСКА по боксу (Виктор Петрович Ульянич находился в отпуске), так что сполна почувствовал вкус тренерской работы не только в ринге.

Педагогическая работа и семья — вот, что занимает сегодня мою жизнь…