19-летний форвард питерского "Зенита" Александр Кержаков в минувшем сезоне проявил себя так здорово, что многие специалисты заговорили о нем, как об одном из самых перспективных российских футболистов. Общественность даже стала рекомендовать главному тренеру сборной Олегу Романцеву взять Кержакова на чемпионат мира. Ответ Олега Ивановича на подобные предложения был и остается один: если зенитовец и дальше будет так прогрессировать, то действительно сможет рассчитывать на путевку в Японию и Корею. И это наставник сборной говорит про человека, еще полтора года назад выступавшего на первенстве коллективов физкультуры.

МАМА - САМЫЙ ВЕРНЫЙ БОЛЕЛЬЩИК

— Любовь к футболу мне привил отец, — рассказывает Саша. — С самого детства он приобщал меня к этой игре. Правда, первый раз на серьезный матч повел только в 1990 году. На стадионе имени Кирова мы с ним смотрели поединок "Зенита" со "Спартаком", закончившийся нулевой ничьей. Отец и сейчас является моим первым тренером и советником. Он постоянно что-то подсказывает, благо сам в молодости играл за дзержинский "Химик".

— А как мама отнеслась к вашему увлечению футболом?

— Она всегда была только "за". Это мой самый верный болельщик.

— Почему при выборе футбольной школы вы отдали предпочтение "Зениту", а не "Смене", которая пользуется куда большей популярностью?

— Первый раз в восьмилетнем возрасте я приехал на набор именно в "Смену". Посетил одну тренировку, после чего тренер Александр Колодкин позвал меня на игру и сказал, что возьмет в спортшколу. Но я тогда был слишком маленький, чтобы каждую неделю ездить из родного Кингисеппа в Питер на матчи, и по решению отца отказался от "Смены". На следующий год мы с ним услышали по радио о наборе в спортшколу "Зенит". И вот тут уже отец не стал возражать. Я прошел футбольный вступительный экзамен, который принимал мой первый тренер Владимир Петров, и в течение года каждый выходной ездил на игры.

— Потом вас взяли в интернат…

— Да, в одиннадцать лет я оказался один в большом городе, в интернате при училище олимпийского резерва №2. Привыкнуть к жизни в Питере, конечно, было очень сложно. Тем более что в интернате я был единственным футболистом. Но потихоньку стал привыкать, появились друзья. Когда же меня перевели в другой интернат, где жили футболисты, стало совсем легко.

МОРОЗОВ - НЕ ДИКТАТОР

— Как вы попали в ФК "Зенит"?

— Я отыграл один сезон на первенство коллективов физкультуры за светогорский "Светогорец", который тренирует Владимир Казаченок. Он по совместительству является завучем футбольной школы "Зенит", и когда я там учился, то пообещал ему, что сыграю за его команду. Видимо, сделал это неплохо, потому что "Зенит" мною заинтересовался. В результате мне предложили контракт, который я подписал, прочитав очень внимательно…

— Откуда такая осторожность?

— Это не осторожность, а серьезный подход к делу. Никаких условий клубу я не выдвигал, а просто уточнил некоторые пункты контракта. Так, на мой взгляд, должен поступать каждый футболист.

— Акклиматизировались в "Зените" быстро?

— Поначалу, конечно, было нелегко. Но помогло то, что многих ребят я знал по спортшколе. Очень важным было и доверие главного тренера Юрия Морозова. Он часто выпускал меня на поле, а это дало повод для более тесного общения с опытными игроками.

— Юрий Андреевич слывет тренером-диктатором…

— Никакой он не диктатор. Морозов не ставит нам невыполнимых условий. Он просто говорит, что футболисту может помочь в дальнейшем профессиональном росте. Я стараюсь прислушиваться к его словам и не нарушать режим.

ГОРЖУСЬ ДРУЖБОЙ С ЛЕВНИКОВЫМ

— Вашим первым домашним матчем в составе "Зенита" стала игра против ростовского "Ростсельмаша". Сильно волновались перед появлением на родной публике?

— Коленки не тряслись, но сердце колотилось сильно. Мурашки по всему телу бежали. Классные ощущения! Наверное, я всю жизнь мечтал пережить это.

— Уровень команд высшего дивизиона по сравнению с коллективами физкультуры наверняка сильно отличался.

— Безусловно. В высшей лиге — максимальные скорости, быстрота мышления, высочайшая техника. Приноровиться оказалось нелегко. Раскрепоститься помог гол, забитый в ворота "Спартака". Тогда у меня просто камень с души свалился.

— Матч против чемпионов страны вообще запомнился: яростная поддержка трибун, болельщик, который прорвался сквозь оцепление и выбежал на поле…

— Я тогда очень испугался, что этот парень догонит и ударит арбитра Сухину. В таком случае по регламенту команде могли засчитать поражение. Трибуны же действительно нас поддержали. Такого количества пиротехники не было еще ни разу. Создавалось впечатление, что мы выступаем в каком-то европейском чемпионате.

— К слову, о судьях. За сезон претензий к служителям Фемиды у вас не накопилось?

— Я арбитров никогда не ругал и ругать не буду. Они тоже люди и имеют право на ошибки.

— Может, с кем-нибудь из арбитров стали хорошими знакомыми?

— У меня прекрасные отношения с Николаем Левниковым. Он мне импонирует как судья и как человек.

ВСЕ ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ

— Перед началом сезона практически никто не верил в то, что "Зенит" займет место на пьедестале. Сами-то на что рассчитывали?

— Я думал, займем четвертое место. В команде только Морозов считал, что нам по силам завоевать медали. Он нам это постоянно твердил. А после победной серии на старте чемпионата мы и сами стали потихоньку надеяться на место в тройке. Даже проигрыши нас не сломили.

— Когда сами поверили, что медали будут?

— После победы над "Соколом". (Единственный гол в той игре забил Кержаков. — Прим. авт.)

— У вас не осталось горького осадка от победы "Локомотива" над "Спартаком", которая лишила команду серебряных медалей?

— Нет, все справедливо. Оба московских клуба были сильнее нас в прошедшем сезоне. Так что распределение мест закономерно.

— Как на вас повлиял минувший год?

— Я стал более профессионально относиться к околофутбольной жизни. Выходит, изменился в лучшую сторону.

— "Звездную" болезнь подхватить не боитесь?

— Надеюсь, мне это не грозит. Стараюсь вести себя, как и раньше. А вообще мое поведение лучше видно со стороны. Пока замечаний мне никто не делал.

— Что ждет "Зенит" на будущий год?

— Если в межсезонье мы поработаем так же, как прошлой весной — подтянем "физику", отработаем тактические схемы, — то ниже третьего места не опустимся.

— Вы расстроились, что Андрей Кобелев покинул команду?

— Всегда обидно, когда уходит лучший игрок. Он вел всю игру в центре поля, был для партнеров непререкаемым авторитетом. Андрей постоянно помогал советами, к которым лично я всегда прислушивался. Но свято место пусто не бывает: кто-то уходит, кто-то приходит.

В ОТПУСКЕ ПОРЫБАЧИТЬ НЕ УДАЛОСЬ

— В бытовых вопросах вы так же серьезны, как при подписании контракта?

— Стараюсь не расслабляться.

— Но отдыхать ведь как-то надо…

— Свободное время обычно провожу у телевизора или играю на компьютере. Предпочитаю спортивные игры — НХЛ, "футбольный менеджер". Обычно выбираю какую-нибудь слабенькую команду и делаю ее чемпионом.

— Тренером стать не хотите?

— Именно в этом качестве я себя и вижу после завершения карьеры. Недаром учусь в Академии физической культуры имени Лесгафта на тренерском факультете.

— Тренировки Морозова не конспектируете?

— Пока до этого не дошло. Но в дальнейшем обязательно буду записывать за тренерами.

— Из вашего увлечения компьютерной НХЛ можно сделать вывод, что вы любите хоккей.

— Нет, мне просто на компьютере играть нравится. Вообще же я больше баскетбол люблю. Правда, только американский — эта игра в России и Европе меня не очень интересует.

— Олимпийские игры смотреть будете?

— Обязательно. Больше всего буду болеть за фигуристов. Особенно за Антона Сихарулидзе, с которым я жил в одном интернате.

— Хорошо ли отдохнули в отпуске?

— Прекрасно. Мы с Русланом Пименовым отлично загорели, побывали на многих экскурсиях. Не понравилась только рыбалка. Из-за огромных волн поймать ничего не удалось.

— С Русланом сошлись из-за того, что вы оба — форварды?

— Можно и так сказать. Мы общаемся с лета, с тех пор, как познакомились в молодежной сборной.

— А вообще у вас много друзей?

— Настоящих друзей много быть не может. Знакомых же и товарищей, конечно, масса. Общаюсь со многими игроками, ведь футбольное поле сближает.


НАША СПРАВКА

Александр КЕРЖАКОВ, нападающий.

Родился 27 ноября 1982 г. Рост: 175. Вес: 71. Выступал за команды: "Зенит" (Санкт-Петербург) — 2001г.В чемпионатах России провел 28 матчей, забил 6 мячей (все в 2001 г.) Бронзовый призер чемпионата России 2001 г.