На "горячей линии" с читателями "Советского спорта" побывал Борис Игнатьев — блестящий специалист и прекрасный человек. Душевно общаясь с читателями и журналистами "Советского спорта", Борис Петрович пожелал всем нам в этом году только побед.

1-й тайм
(Вопросы читателей)

РОССИЯ, УВЕРЕН, ВЫЙДЕТ ИЗ ГРУППЫ

— Борис Петрович, вас беспокоит Владимир Кузнецов из Москвы. На ваш взгляд, на что может рассчитывать сборная России в Японии?

— Я и сам задаю себе этот вопрос, но точного ответа, разумеется, пока не знаю. Хотя надеюсь, что наши футболисты на чемпионате мира сыграют прилично и, по крайней мере, в чем лично я не сомневаюсь, успешно преодолеют первый барьер.

— Думаете, что и в Японии главными фигурами у нас будут Титов, Мостовой и Карпин?

— На мой взгляд, будет примитивно, если игру сборной России будут определять только один-два игрока. Это быстро поймут и соперники, и значит, им будет проще нейтрализовать одного-двух лидеров. Но в сборной России, слава Богу, есть немало сильных футболистов, и если они проявят коллективизм, станут во всем помогать друг другу, то мы будем представлять сплоченную команду, которой по плечу обыграть любого соперника.

— Некоторые специалисты считают, что Япония, учитывая место проведения чемпионата мира, будет главным фаворитом в группе. Вы разделяете такую точку зрения?

— Чемпионат мира — это не только спортивное зрелище, но и коммерческое мероприятие. Ясно, что японские и корейские болельщики хотят, чтобы их команды не заканчивали соревнования в групповых турнирах и продвинулись как можно дальше в турнирной сетке. А это значит, что к чемпионату мира будет проявлен повышенный интерес и, в свою очередь, повысятся доходы.

— Выходит, первое место Японии в групповом турнире гарантировано? А за второе место будут бороться Бельгия, Россия и Тунис?

— Я так не говорю. Поскольку так не считаю. Это примитивный подход: на таком высоком уровне, как чемпионат мира, при хорошей игре никто не помешает сборной России благополучно преодолеть первый барьер и выйти в следующий этап. Так что все, как говорится, в руках, а точнее, в ногах футболистов и тренеров нашей команды. Просто я считаю, что некоторые моральные преимущества будут у японцев. Но не более того.

— А судейство не вызывает беспокойства?

— Не исключена вероятность того, что судьи к хозяевам будут относиться более лояльно, чем к футболистам России, Бельгии, Туниса, но чтобы отдать им первое место в группе — это исключено, этого никто не позволит.

— Но ведь же опыт предыдущих чемпионатов мира показывает, что хозяева ни разу не заканчивали соревнования в групповых турнирах.

— Правильно. Но все равно ни простым болельщикам, ни тем более футболистам сборной России не следует зацикливаться на том, что японцам заранее отводится первое или второе место. С такими пессимистическими взглядами можно только осложнить себе выход в следующий этап. Все рассудит мяч на поле, а не дядюшки из ФИФА в офисах.

ИЗМАЙЛОВ УЖЕ ВСЕ ДОКАЗАЛ

— Борис Петрович, вас беспокоит Максим из Ногинска. Как думаете, Измайлов сыграет в Японии так же хорошо, как в прошлом сезоне, закрепится ли он в основном составе?

— Думаю, что Марат уже закрепился в сборной. И если ничего не случится, то в Японии он будет полноценным игроком основного состава. В минувшем году Измайлов привнес в игру и "Локомотива", и сборной новые черты. От него исходит динамизм, мысль, а хорошее исполнительское мастерство позволяет часто создавать остроту у чужих ворот.

— А не слишком ли большие нагрузки лягут на его девятнадцатилетние плечи?

— В сборной России работают квалифицированные специалисты, которые, не сомневаюсь, сумеют точно определить его функциональное состояние перед каждой игрой и не выпустят ситуацию из-под контроля. Между прочим, можно вспомнить немало примеров, когда футболисты выступали в чемпионатах мира и в более раннем возрасте. Англичанин Оуэн, например, не говоря уже о Пеле, который дебютировал на чемпионате мира в 17 лет.

— На ваш взгляд, если зарубежный клуб положит глаз на Измайлова, ему стоит уезжать за границу? Или лучше все-таки поиграть в России и доказать свои способности?

— Измайлов уже все доказал. Другое дело, что теперь от него надо ждать стабильной игры и динамики роста. Что касается зарубежных клубов, то, как вы выразились, некоторые ведущие европейские команды уже положили глаз на Измайлова, и полагаю, что против их предложений ему трудно будет устоять. Правда, многое тут будет зависеть от "Локомотива", с которым у Марата контракт еще на два года. Но в любом случае российскому футболу он нужен.

— Но если "Локомотив" не отпустит, не может получиться, как с Титовым, которого "Спартак" явно передержал и который сейчас шагает не вверх, а вниз?

— Я не знаю, что такое передержал "Спартак". Титов по-прежнему лидер и в сборной, и в клубе. Просто мы привыкли к его стабильной игре и ежегодно ждем от него новых прыжков, как в свое время ждали новых мировых рекордов от Сергея Бубки в каждом соревновании. Но не забывайте, что футбол все-таки игра командная, поэтому многое зависит и от партнеров. Не знаю, какими соображениями руководствуются Титов и Романцев, но если Егор завтра уедет за границу, то он там не затеряется. По крайней мере, если бы я был менеджером в каком-нибудь европейском клубе, то постарался бы сделать все, чтобы Титов был в моей команде.

— Борис Петрович, вас приветствует Алексей из Москвы. Я хотел бы услышать ваш прогноз на предстоящий чемпионат России.

— Если судить по прошлому году и по селекционной работе в межсезонье, думаю, главными претендентами на медали будут "Спартак", "Локомотив", ЦСКА. У них, прежде всего, лучше, чем у других, налажено футбольное хозяйство. Второе: в этих клубах работают сильные тренеры и подобран хороший состав футболистов, чье мастерство позволит удержать спринтерскую скорость на марафонской дистанции. К числу претендентов могу добавить и "Зенит", но питерский клуб отличается от московских тем, что в нем все держится только на великом тренере Юрии Андреевиче Морозове. Думаю, неплохие шансы побороться с лидерами есть и у "Крыльев Советов". Вопрос только в том, хватит ли у волжан сил продержаться на высоком уровне весь сезон? Ведь год назад они отобрали немало очков у ведущих клубов, но потеряли их во встречах с аутсайдерами.

— А как оцениваете перспективы "Динамо"?

— Честно говоря, затрудняюсь сказать, что ждет "Динамо". Прежде всего, я не знаю пополнения команды, за исключением Андрея Кобелева и вратаря Березовского.

— А Панов?

— Мы не видели его два года. И, главное, он не играл в это время, а лечился, хотя есть надежда, что этот искрометный форвард еще принесет пользу не только "Динамо", но и сборной. Что касается остальных команд, то осенью они займут места, как говорится, согласно купленным билетам, то есть своим реальным возможностям, которые весной почему-то всегда оказываются явно завышенными. Какое интервью с тренерами сейчас ни почитаешь, везде содержание примерно одинаковое: укомплектовались хорошо, работаем плодотворно, будем бороться за право играть в еврокубках, а в конце чемпионата выяснится, что многие из этих клубов с трудом удержались в премьер-лиге.

ПРИ ЖИЗНИ САДЫРИНА НЕДООЦЕНИВАЛИ

— Борис Петрович, вас беспокоит Валерий Полунин из Москвы. Недавно умер Павел Садырин, и хотелось бы услышать ваше мнение о нем. Ведь вы с ним работали в одной команде.

— Я не только работал с Павлом Федоровичем в сборной, но в последние годы мы дружили с ним. Его смерть, безусловно, большая потеря. Это был великий человек и великий тренер. Я в это время был в Китае, но слышал, что на кладбище о Садырине многие говорили только теплые слова. Но я-то знаю, сколько некоторые из выступавших сделали ему неприятностей, и этот негатив, безусловно, ускорил его уход раньше положенного срока. При жизни не все относились к нему так, как он того заслуживал. Но по прошествии времени все будут вспоминать его только теплыми словами.

— Вы не разделяете мнения о том, что большую роль в этом сыграло письмо футболистов перед чемпионатом мира 1994 года?

— Безусловно. Я был рядом с ним и видел, как он сильно переживал. Мы-то понимали, что это письмо появилось не случайно, его подготовили люди, вроде бы не имевшие прямого отношения к сборной, к игрокам. А сегодня они спокойно говорят: как жалко, что Павел Федорович умер, хотя, повторяю, этому в какой-то степени сами же и способствовали.

"СОВЕТСКИЙ СПОРТ" - ГАЗЕТА НА ВСЮ ЖИЗНЬ

— Борис Петрович, наконец-то у меня появилась возможность услышать твой голос. Тебя беспокоит друг детства с Петровки Андрей Березин. Помнишь, как ты нам мячом разбил стекло в квартире?

— Ну как же забудешь, если твоя матушка наказала меня, то есть сделала то, что не делали со мной родители! Так что тебя интересует?

— Твои планы.

— Я только что вернулся из Китая, сейчас нахожусь в "Советском спорте", и если главный редактор Александр Васильевич Козлов предложит мне работать в этой газете, я с удовольствием напишу заявление. Ведь "Советский спорт" -моя самая любимая газета, которую я читаю лет с десяти и помню, как по утрам бегал в газетный киоск, и тетя каждый раз оставляла мне один экземпляр. Ну а если я буду работать в "Советском спорте", такой необходимости у меня не будет. А после твоего звонка буду общаться с журналистами, возможно, будущими коллегами.


2-й тайм
(вопросы журналистов)

Я НЕ ХОТЕЛ ВОЕВАТЬ

— Борис Петрович, прокомментируйте результаты жеребьевки отборочных игр чемпионата Европы 2004 года.

— Считаю, жребий для нас оказался удачным, хотя не всегда можно утверждать заранее, что кому-то повезло, а кому-то не повезло с соперниками. Тем не менее в данном случае можно смело сказать, что сборная России попала не в самую сильную группу. По крайней мере, в ней нет традиционно мощных соперников — футболистов Франции, Германии, Англии, Италии. Но у жеребьевки, как и у медалей, есть и обратная сторона - важно, как сами футболисты отнесутся к ее результатам.

— Борис Петрович, вы оригинальный тренер в том смысле, что добровольно уходили из команд после достижения определенных успехов и накануне новых соревнований — сборная России начала подготовку к отборочному чемпионату Европы, а "Торпедо-ЗИЛ", выведенный вами в высший дивизион, был готов к новым испытаниям. Чем вы объясняете свои неожиданные решения — невыполнением условий контракта или, наоборот, опасением, что не решите новые задачи?

— Начну с ухода из сборной России. У нас нет тренеров, которые бы работали только в одной команде. Даже "старожилы" Романцев и Семин, добивающиеся стабильно хороших результатов, до "Спартака" и "Локомотива" потрудились в других клубах. Так что любой тренер должен быть готов к тому, чтобы в какой-то день его заменили. Вопрос только в том, сделает ли это руководитель или тренер уйдет добровольно, как это сделал я и в сборной, и в "Торпедо-ЗИЛ", да и в Китае не захотел оставаться, хотя мне предлагался и контракт на новых, гораздо лучших, чем в минувшем сезоне условиях.

Итак, начну, повторяю, со сборной России, которая летом 1998 года, как известно, в чемпионате мира во Франции не выступала. Поэтому у нас было время начать подготовку к чемпионату Европы. Но тогда у меня сложилось впечатление, что журналисты, спортивная общественность морально навалились на меня и захотели увидеть на посту нового главного тренера. Хотя все вероятные кандидаты на эту должность были давно известны, работали уже в первой сборной. Это и Павел Садырин, и Анатолий Бышовец, и Олег Романцев, и Юрий Семин. И только Михаил Гершкович был новичком в этих делах. Но в любом случае я не видел смысла воевать, что-то доказывать. Мне казалось, что о моей работе можно было судить хотя бы по результатам товарищеских матчей, сыгранных весной 1998 года, когда мы выиграли и у будущих чемпионов мира французов, и у турок. Тем не менее реакция на эти победы была негативной — мол, не было хорошей игры. А что такое хорошая или плохая игра, вряд ли кто знает, поскольку в оценке, как правило, преобладает субъективизм. Словом, мне надоело выслушивать всякие гадости и я ушел, по сути, в никуда. Пока не получил приглашения из "Торпедо-ЗИЛ". Многие мои знакомые тогда удивлялись, как это я из сборной России добровольно перешел в команду второго дивизиона? А я считаю, что у тренеров такая профессия и им важны в первую очередь условия для работы, а не ранг соревнований. В "Торпедо-ЗИЛ" я сразу сказал директору завода Носову, что буду работать бесплатно и зарплату получу только в том случае, если выведу команду в первый дивизион. Эту задачу я решил, после чего передо мной была поставлена новая цель — за два сезона завоевать путевку в высший дивизион. Когда же автозаводцы добились права выступать в группе сильнейших, Носов спросил у меня, сможет ли команда в первом же сезоне занять шестое место. Я ответил, что сначала надо определиться с составом, и назвал несколько известных футболистов, которых можно было бы пригласить. Но директор эти кандидатуры не утвердил, и тогда я подумал, а стоит ли мне мучиться, тем более если пришло приглашение из Китая.

АРБИТРАМ В ПЕРВОМ ДИВИЗИОНЕ ПОКАЗЫВАЮТ МОГИЛЫ, В КОТОРЫХ ИХ СОБИРАЮТСЯ ПОХОРОНИТЬ

— Помнится, вы заявили, что в первом дивизионе вашей ноги больше не будет.

— Готов повторить эти слова и сейчас. И в какой бы команде я ни работал, но снова оказаться в первом дивизионе мне не хотелось бы.

— Почему?

— Там я столкнулся со многими моментами, которые говорят, что далеко не все тренеры и руководители клубов ведут чистоплотную игру и стараются добиться успеха только за счет мастерства игроков. Не нравится мне также и сама организация соревнований. Стадионы во многих городах построены еще, как говорится, при царе Горохе, и играть на таких аренах большого удовольствия не доставляет.

— Но, видимо, не это главная причина, а, скорее всего, судейство?

— Безусловно, и многие об этом знают, говорят, но конкретных шагов на исправление положения не делают. Но главное, в необъективном судействе не всегда виноваты только судьи. Нередко они сталкиваются с таким давлением со стороны хозяев, что оказываются перед трудным выбором помогать местной команде или не помогать. Один арбитр рассказал, как в сибирском городе в день игры ему предложили совершить экскурсию по достопримечательностям. Но машина направилась не в центр города, а на кладбище. Арбитра подвели к свежевырытой могиле и сказали: "Если хозяева сегодня не выиграют, то эта могила может оказаться вашей". Или другой случай. В день игры мне позвонил тренер местной команды и сказал, что на матче его не будет, поскольку еще одна команда, заинтересованная в поражении "Торпедо-ЗИЛ", сделала все возможное, чтобы автозаводцы сегодня проиграли. А он, тренер, не хочет присутствовать при этом и потом принимать от меня поздравления.

КИТАЙЦЫ СОВСЕМ НЕ ПЬЮТ

— Большая ли разница в тренерской работе в России и в Китае?

— На мой взгляд, огромная. Прежде всего, это проявляется в том, что в Китае тренер — это человек, который занимается только тренировочным процессом и игрой. Я, например, не знал, кто из футболистов сколько получал, когда и каким рейсом вылетала команда. Этими вопросами занимались другие люди. А в России тренер — это и жнец, и на дуде игрец, и бухгалтер. Так что до тренировочной работы не всегда руки доходят.

— А вообще, какое у вас сложилось впечатление о футболе в Китае? Нарушают, например, футболисты режим?

— Это исключено. Китайцы вообще не пьют. Я, например, не видел не только пьяных, что нередко в других странах, но и вообще как они пьют крепкие напитки в общественных местах, за исключением пива. Футболисты тоже изредка пьют пиво, но и то только с разрешения тренеров. В китайском футболе очень понравилась мне дисциплина, которую я объясняю тем, что в этой стране живут в коммунистическом режиме. Как когда-то у нас партбюро управляло всеми процессами, так и в Китае компартия — основополагающая сила. И в случае каких-либо нарушений наказания футболистов неотвратимы и выражается это прежде всего большими денежными штрафами. В Китае тоже футбол считается профессиональным, но в этом плане мы их все-таки опережаем. Они еще не осознали до конца, что такое профессия футболиста, как это было у нас, когда мы жили по принципу "лучше, чем у соседа", но не более того.

— Борис Петрович, а как вы общались с футболистами?

— Это не простая проблема. У меня был переводчик, но он все равно не мог донести до игроков всех нюансов того, что я им говорил. И это одна из главных причин, почему я не остался в Китае.

— Что ж, с возвращением вас на родную землю. Надеемся, что вы еще принесете пользу российскому футболу.


САМЫЙ КОШМАРНЫЙ МАТЧ

Зимой 1989 года мы участвовали в юниорском чемпионате мира в Саудовской Аравии и в матче с командой Нигерии за 20 минут до конца выигрывали со счетом 4:0. Казалось, вопрос с выходом в следующий этап решен. И я заменил уставшего Кирьякова, вряд ли предполагая, что через двадцать минут с руководителем нашей команды Вячеславом Микляевым случится инфаркт, а меня самого тоже будут приводить в чувство. А случилось невероятное — мы этот матч проиграли со счетом 4:4, по пенальти 3:5, хотя могли выиграть не только эту встречу, но и чемпионат мира.


САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ МАТЧ

Летом 1997 года, когда я был главным тренером первой сборной России, в отборочном чемпионате мира в Москве мы встречались с командой Израиля. В состав были введены несколько новых игроков. Мы серьезно готовились к игре, и я видел, с каким хорошим настроением ребята ждут эту игру. Но за несколько часов до матча неожиданно на Москву обрушился ливень, и встал вопрос о переносе матча. Я боялся, что комиссар в самом деле перенесет его на следующий день. Но, слава богу, игра состоялась. Мы ее выиграли со счетом 2:0, и оба мяча забили дебютанты Сергей Гришин и Алексей Косолапов.


ЛЮБОПЫТНО

После первого тайма матча чемпионата Китая с командой Кирьякова мой бывший ученик подошел ко мне и предложил закончить встречу вничью. На что я ему ответил: "Киря, я, во-первых, не знаю, как это делается. А во-вторых, мы дома выигрываем 1:0". И пошел дальше. И как, вы думаете, закончилась эта встреча? Мы проиграли со счетом 1:2. А довольный Кирьяков снова подошел ко мне и сказал: "Батяня, но я же предупреждал вас. Правда, я просил ничью. А вы проиграли". После этого матча нам пришлось отчислить одного игрока.


ЗАБАВНЫЙ СЛУЧАЙ

В 1988 году лучшим игроком в юношеской сборной СССР был Саленко. И незадолго до отъезда на соревнование в Чехословакию он, вопреки моим указаниям, приехал на сбор в Новогорск с женой. На следующее утро я решил "проучить" Саленко. Для начала вызвал несколько ведущих игроков и попросил подыграть мне. Затем пригласил Саленко и сказал ему, что за нарушение дисциплины он освобождается из команды. И тогда ребята, по нашей договоренности, стали уговаривать меня оставить Саленко в команде. Я сделал вид, что согласился с игроками, хотя сам прекрасно понимал, что без Саленко в Чехословакии мне делать было нечего. И действительно, этот нападающий помог нам стать чемпионами Европы.