Олимпийскую чемпионку Нагано Галину Куклеву сейчас не относят к лидерам нашей биатлонной сборной. Однако сама победительница спринтерской гонки Игр-98 и на грядущую Олимпиаду строит самые серьезные планы.

— Последняя неделя перед вылетом в США выдалась горячей. Боюсь, что после прибытия в Америку мы первые несколько дней будем приходить в себя. Надеюсь, что десятидневный сбор, который запланирован в Йеллоустоуне на высоте 2000 метров, поможет нам лучше адаптироваться.

— Вам как участнице уже второй Олимпиады есть с чем сравнивать. Что для вас, члена олимпийской сборной команды, изменилось за прошедшие четыре года?

— Опыт, конечно, вещь незаменимая. Тогда многое было неожиданно, непривычно, была опасность просто растеряться. Сейчас эта школа прошлой Олимпиады должна помочь. С другой стороны, у новичков есть некоторое преимущество. Сейчас, отправляясь на Игры, я ставлю перед собой вполне конкретные задачи, о которых перед Играми в Нагано речи не шло.

— Что это за задачи?

— Руководство сборной ждет от меня медалей. О достоинстве награды не говорится, но необходимость занять место на олимпийском пьедестале постоянно подчеркивается. Да я и сама ее осознаю. Статус олимпийской чемпионки ко многому обязывает. Хотя загадывать не люблю. Победа, медаль — это своего рода миг удачи. А миг удачи не может быть постоянным.

Виктор Майгуров, напротив, чувствует себя собранным, будто закончившиеся накануне кубковые старты прошли без его участия.

— С начала сезона все мысли сосредоточены на олимпийских стартах, и кубковые этапы я рассматривал лишь как подготовительный этап. Для меня нынешний Кубок мира уже 11-й. Многие из них я уже не помню. Олимпиада — это совсем иное дело.

— То есть результаты и призовые места на последних кубковых этапах не имели для вас никакого значения?

— Свое внимание на гонках я заострял лишь тогда, когда результат бывал откровенно плохим. Неудачи заставляют что-то менять, а успех лишь убеждает, что работа идет в нужном направлении. В этом смысле в неудачах больше пользы.

— Верно ли, что накануне этого сезона вы собирались покинуть большой спорт?

— Это действительно так. Были проблемы со здоровьем. Но тренеры и друзья уговорили не отчаиваться, попробовать, как пойдет. Сейчас могу сказать, что благодаря индивидуальной программе подготовки я преодолел имевший место кризис. Я не только отобрался на Олимпиаду, но и достиг хорошего уровня готовности. Хорошее взаимопонимание сложилось у меня и с нынешним тренерским штабом. Именно в процессе дискуссии мы выработали наиболее подходящий для меня план тренировочной работы, который в настоящий момент реализуется.

— Собственным уровнем на сегодняшний момент вы довольны?

— Скорее, да. Считаю, что моя нынешняя форма — лучшая за последние четыре года. С другой стороны, четыре-пять лет назад я выигрывал этапы Кубка мира, а сейчас мне этого пока не удается делать. Хотя, подчеркиваю, в этом сезоне главным стартом является именно Олимпиада.

— На соревнованиях вы, как правило, живете в одном номере с Павлом Ростовцевым. В связи с приближающимися Олимпийскими играми не обращался ли он к вам за советом, связанным с участием в них, с атмосферой и особенностями этих соревнований?

— Эти советы, если они Павлу потребуются, уместнее будет давать уже во время самих Игр. Преимуществом нынешней Олимпиады является то, что жить мы будем не в Олимпийской деревне, а вблизи от стадиона и вдали от прессы, болельщиков и прочей мирской суеты. На мой взгляд, это большой плюс.

— Фан-клуб Павла Ростовцева появился два года назад. На последних этапах Кубка мира в объектив телекамер неоднократно попадал плакат фан-клуба Виктора Майгурова. Что это за люди?

— Это русские немцы, которые живут в Германии. С их, если можно так сказать, идейным руководителем мы познакомились два года назад. Оказалось, что несколько человек из их круга в свое время сами занимались биатлоном. Соревнования по биатлону они посещают постоянно. Увидев в прошлом году фан-клуб Павла Ростовцева, они решили тоже изготовить плакат, и в этом сезоне представили его широкой публике. На мой взгляд, получилось красиво. Дай бог, чтобы у всех наших биатлонистов появились столь же горячие поклонники.