Арбитру международной категории Валентину Григорьевичу Липатову исполнилось 70 лет. И "Советский спорт" присоединяется к многочисленным поздравлениям одного из лучших отечественных судей. В канун юбилея наш корреспондент беседовал с Липатовым.

ВЛАДИМИР СТЕПАНОВ - МОЙ ВТОРОЙ ОТЕЦ

— Валентин Григорьевич, в своей брошюре "Игра одна, а богини разные" вы написали, что судьи служат Фемиде, а футболисты отдали предпочтение другой мифической женщине — богине счастья и удачи Фортуне. Но поскольку эти женщины говорили на разных языках: первая — на греческом, вторая на латинском, то непонимание между игроками и арбитрами возникло изначально. И согласие достигается не всегда. Вы были служителем и Фемиды, и Фортуны и знаете судейство и футбол изнутри. А с чего все началось?

— С поездки в 1946 году на Ширяево поле в детскую команду "Спартак", где на меня обратил внимание замечательный педагог Владимир Александрович Степанов, который стал не только моим первым тренером, но и рулевым в дальнейшей жизни. Именно к Владимиру Александровичу я обратился за советом, когда меня пригласили в харьковский "Металлист", где предлагали и приличную по тем временам зарплату, и поездку на сбор в Китай. Но Степанов посоветовал мне пойти учиться в школу тренеров. Это Владимир Александрович, когда я служил во 2-й Гвардейской Краснознаменной имени Калинина дивизии, ездил к моему командиру в Балабино и уговорил отпустить меня играть в первенстве Москвы в "Спартаке".

— Выходит, вы закончили играть только потому, что так посоветовал Степанов?

— Да. Ведь до армии у меня было семь классов образования и я работал наладчиком токарных станков на 2-м часовом заводе, и Владимир Александрович настоял на том, чтобы я продолжил учебу. После школы тренеров я поступил в Московский областной пединститут и по окончании его работал там на кафедре физвоспитания.

— Но как вы пришли в судейство?

— Я все время играл левым полузащитником, причем только в "Спартаке". Но поскольку в те годы на этом месте выступал незаменимый Игорь Нетто, то перспектив попасть в основной состав у меня практически не было. Зато "Спартак" помог мне поступить в школу тренеров, команда которой выступала в первенстве "Буревестника". А по регламенту каждый коллектив должен был рекомендовать одного арбитра, и наш директор Михаил Давыдович Товаровский предложил мне как самому молодому взять свисток в руки. Мне это понравилось, и вскоре я вступил в московскую коллегию.

— Но вы не только судили, были также во Всесоюзной коллегии. По мнению председателя Московской коллегии судей Юрия Авдеева, вы были лучшим председателем ВКС — грамотным, справедливым, мягко стелили, но не всем было приятно спать.

— Приятно услышать добрые слова, хотя и допускаю, что Юрий Викторович сказал их только потому, что сам был образцовым арбитром. А у тех, кого при мне наказывали, вероятно, другое мнение.

РОГ ИЗОБИЛИЯ НЕ ПРЕДЛАГАЛСЯ

— В вашей судейской практике были случаи, когда вам в руки вместо меча пытались вложить рог изобилия?

— Случаев, когда тренеры что-то предлагали, поверьте, не было ни в моей практике, ни в практике арбитров старшего поколения. Даже трудно представить, чтобы такие выдающиеся тренеры, как Якушин, Качалин, Симонян, Аркадьев, Бесков, могли просить арбитров помочь. В лучшем случае это были нормальные приемы, и единственными нарушениями были предложения выпить после матча.

— Вы часто удаляли нарушителей?

— В 146 матчах я удалил только четырех футболистов, причем однажды пришлось пожалеть об этом.

— Что же случилось?

— Во встрече между "Спартаком" и ЦСКА капитан армейцев и сборной СССР Владимир Капличный дважды в течение минуты нецензурными словами обозвал партнера, сделавшего неточные передачи. Причем высказал это очень громко, и я не мог не удалить его. В те годы после матчей по горячим следам, кстати, по моему предложению, тренеры выставляли судьям оценки. Когда в судейскую зашел второй тренер ЦСКА Алексей Гринин, у которого я когда-то играл в дубле ЦСКА, успел спросить: "Ну что, дядя Леша, двойка?" — "Нет, Валентин, Тарасов (а он был старшим тренером ЦСКА) сказал поставить тебе единицу". Но это были цветочки, а ягодки появились потом.

"ПОРЯДОК" ПО-ГЕНЕРАЛЬСКИ

— А какие у армейцев могли быть претензии к вам? Если ругался не судья, а футболист ЦСКА?

— В середине 70-х годов наша армия еще не начала военные действия в Афганистане, и у генералов, похоже, было много свободного времени, и они решили потратить его на наведение "порядка" в футболе. По настоянию генерала, будущего маршала Якубовского, была создана специальная комиссия, меня вызывали в партком, поскольку к этому делу был подключен зав. сектором пропаганды ЦК КПСС Борис Павлович Гончаров. Словом, нервы потрепали прилично.

— А вы допускали ошибки, которые влияли на исход матча?

— Такие игры не помню. Но был случай, когда я не разобрался в ситуации, и вероятно, это и в самом деле повлияло на итог. Случилось это в полуфинальном матче в Киеве между местными и тбилисскими динамовцами. В одном эпизоде Блохин убежал от средней линии, сделал передачу в центр и кто-то из киевлян ударил по воротам. Мяч попал под перекладину и от земли отскочил в поле. В этот момент я находился далеко от ворот и не мог определить, пересек ли мяч линию ворот, но судя по реакции игроков обеих команд, гола не было. В итоге тбилисские динамовцы выиграли, вышли в финал и завоевали Кубок. После матча тренер хозяев Валерий Васильевич Лобановский зашел в судейскую и сказал, что мяч все-таки побывал в воротах. Я признался, что догнать спринтера Блохина не смог, поэтому и не видел, куда попал мяч. На этом все и закончилось.

— Зато потом Лобановский дважды благодарил вас за судейство — ведь вы обслуживали два финала в Кубке с участием киевлян, который они выиграли.

— Это были мои, наверное, самые памятные матчи. Первый состоялся в Лужниках в 40-градусную жару и при 100 тысячах зрителей. Соперниками у киевлян были футболисты ворошиловградской "Зари". Основное время закончилось со счетом 0:0, а в дополнительное время киевляне забили три "сухих" мяча. Затем я судил финальную игру "Динамо" с "Шахтером", и в этом матче киевляне выиграли в добавочное время. В воскресенье динамовцы Киева во главе с Валерием Васильевичем Лобановским одержали очередную победу в Москве, на этот раз в Кубке чемпионов Содружества, лишний раз доказав, что их тренер — один из лучших в Европе.


ДОСЛОВНО

Как только я попал на лист ФИФА, то стал ежегодно на Рождество получать поздравительные телеграммы из "Ювентуса". Продолжалось это 8 лет, хотя с этой командой мои пути ни разу не пересекались. Думаю, что руководители "Ювентуса" поздравляли не одного меня, а и других арбитров. И неважно, судили ли они игры команды из Турина. Просто так, на всякий случай.


КСТАТИ

Валентин Григорьевич Липатов родился 29 января 1932 г. в Москве. В футбол начал играть в детской команде "Спартак" в 1946 году, а после призыва в армию выступал в дубле ЦСКА, в армейском клубе играл также в чемпионате СССР по хоккею. Однако больше прославился в качестве футбольного арбитра — только в высшей лиге провел 13 сезонов и отсудил 146 матчей. Был награжден памятной медалью за судейство более 100 игр. Судил два финальных матча Кубка СССР. В списке лучших арбитров был 10 раз. Провел более 30 международных встреч. Отмечен специальным знаком УЕФА.