Одни специалисты предполагают, что наши спортсмены смогут завоевать 7 — 8 золотых медалей и займут второе место в неофициальном командном зачете. Другие уже давно считают, что спорт перешел в медицинскую фазу развития. А это означает: чей допинг неуловим, тот и сильнее. Так мы увидим Олимпиаду или медицинское шоу?!

Про допинг отказываются говорить все: тренеры, спортсмены, врачи. За время работы в спортивной журналистике обзаводишься друзьями в мире спорта. Но, увы, и они держат обет молчания. Если тебе что-то и говорят, то потом умоляют не упоминать не только имя, но и вид спорта. Однако с корреспондентом "Советского спорта" любезно согласился встретиться директор антидопинговой инспекции Олимпийского комитета Николай Дурманов.

Он по образованию врач, специалист в области генной инженерии и биохимии. В качестве сотрудника медицинского центра ООН работал в различных странах, в частности в Китае, Индии и Юго-Восточной Азии. Почти десять лет постигал премудрости китайской медицины.

— Николай Дмитриевич, что означает тотальный антидопинговый контроль в Солт-Лейк-Сити?

— Такие меры вводятся впервые. Каждый участник Олимпиады будет протестирован на допинг, причем неоднократно. Например, в лыжных гонках у всех спортсменов будет проверен уровень гемоглобина в крови за день до старта и, вполне вероятно, в день старта. После финиша занявшие первые четыре места и еще 10 процентов случайно выбранных спортсменов будут дополнительно проверены на содержание допинговых субстанций. Всего получается четыре этапа проверки. Если анализ крови даст "подозрительные" результаты, придется пройти тест по моче. Такая ситуация будет во всех видах спорта, связанных с выносливостью.

— Мы говорим о выносливости, подразумеваем — эритропоэтин. Не из-за него ли случайно приняты такие меры?

— Да, в основном из-за ЭПО. Все участники Олимпиады заполнили специальные карточки с указанием места жительства и тренировок для того, чтобы можно было взять допинг-пробу не только на соревнованиях, но и в любой момент времени. Отказ от контроля или неверно указанный адрес грозят дисквалификацией. Нет никаких ограничений по количеству контролей на одного человека. Например, за последние три месяца у наших лыжников 6-7 раз брали анализы крови. Смысл такого тотального контроля состоит в том, чтобы в принципе исключить применение ЭПО. Ведь теоретически вполне возможен случай, когда на старт выходит вполне "чистый" спортсмен, но лишь потому, что не осталось следа от ранее примененного препарата. Следов препарата нет, а его действие проявляется в полной мере за счет накопленного эффекта. Так что сплошные проверки не оставляют возможности для такого фокуса.

— И все-таки скажите, сколько будет допинговых скандалов?

— Видимо, пойманных на допинге спортсменов будет больше, чем на предыдущих Играх. Президент МОК доктор Рогге полагает, что серьезных скандалов на эту тему может возникнуть не более десяти. Дай Бог, чтобы вся Олимпиада не превратилась в один сплошной допинговый скандал.

ЭТА СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА…

— Чем занимается антидопинговая инспекция?

— У нас несколько задач: контролировать применение субстанций, которые до сих пор были неуловимы — ЭПО, гормон роста, пептидные факторы... и разрабатывать новые методы обнаружения допинга. Количество допинговых субстанций множится, и методы обнаружения быстро устаревают. Взять тот же ЭПО: недавно появилась его новая форма, невидимая для действующих методов контроля. Мы научились ловить этого невидимку и поделились нашей разработкой с западными коллегами. Еще одна задача — политическая — нам необходимо стать полноправными участниками мирового антидопингового сообщества. Это означает определенную степень доверия к нашей службе, доступ к полезной информации, престиж страны и, наконец, возможность получать международные финансовые средства на научные разработки в области допинг-контроля.

— В чем особенность ЭПО-невидимки?

— Это мощный допинг. До сих пор следы генно-инженерного ЭПО в моче определялись так называемым французским способом, разработанным в антидопинговой лаборатории в пригороде Парижа Шатенэ-Малабри. Однако французский метод бессилен перед новым поколением ЭПО. Первый представитель этого поколения — американский препарат "Аранесп" — был зарегистрирован два месяца назад в Западной Европе. "Аранесп", предназначенный для почечных и онкологических больных, отличается от обычного ЭПО долгим действием и большей эффективностью. Естественно, можно ожидать, что именно он проникнет в спорт на смену обычному ЭПО.

— Кто определяет, является ли препарат допингом?

— До недавнего времени главной инстанцией являлась медицинская комиссия МОК. Два года назад было организовано Всемирное антидопинговое агентство WADA со штаб-квартирой в Монреале. Именно WADA наделяется всеми полномочиями по определению списка запрещенных в спорте субстанций и методов. Кстати, пока в нем нет представителей России.

— Почему?

— По официальной версии, в WADA входят не страны, а регионы. Европу здесь представляют Словакия, Чехия, Венгрия, но не Россия.

— С чем связана такая избирательность?

— WADA — неправительственная организация, существующая на взносы участников. Россия пока не сделала свой взнос, а это ни много ни мало — полмиллиона долларов. В принципе, даже без этого взноса наших представителей можно было "протащить" если не в руководящие органы, так хотя бы в состав технических комитетов. Кстати, прежний президент США Билл Клинтон назначил представителя США в WADA своим личным приказом. Это показывает, насколько серьезно американцы к этому относятся.

Отсутствие российских представителей означает, что мы не можем в полной мере влиять на политику международных спортивных организаций в области борьбы с допингом, защищать в случае необходимости права наших спортсменов, участвовать в распределении и использовании денежных средств, направляемых WADA на разработку новых методов обнаружения допинга.

— Каким образом можно поправить положение дел?

— Полмиллиона долларов — большая сумма. Ни у Госкомспорта РФ, ни у Олимпийского комитета России на эти цели таких денег нет. Нужна помощь. Кроме того, необходимо завершить создание РАДА — российского антидопингового агентства с участием всех заинтересованных структур, особенно Российской академии наук и академии медицинских наук. Большой потенциал российской науки должен быть использован в полной мере, в том числе для поднятия мирового престижа российского спортивного сообщества.

ОХ УЖ ЭТИ СИМУЛЯНТЫ!

— Среди спортсменов есть больные астмой, и перед стартом они применяют специальные аэрозоли.

— Это препараты, которые применяются ведущими западными атлетами под предлогом борьбы с приступами астмы. Существует так называемая астма физических нагрузок. В обычной жизни она незаметна, но может проявиться в момент напряжения всех физических и душевных сил. Правда, еще никто не видел проявление таких симптомов у ведущих спортсменов. Тем не менее под предлогом борьбы против астмы применяются фармацевтические препараты бета-2-агонисты, которые стимулируют работу дыхательной системы и процессы газообмена в крови.

Для диагностики скрытых форм астмы в WADA была разработана и принята на вооружение специальная формула. Однако специалисты из многих научных центров, в том числе из Российского института пульмонологии, справедливо отмечают, что при минимуме знаний обойти эту формулу недобросовестному спортсмену не составит никакого труда. И он получит вожделенный статус астматика с правом применения реального допинга на глазах у миллионов зрителей.

Мы намерены вновь привлекать внимание спортивной общественности к этой проблеме с тем, чтобы создать для всех спортсменов равные условия борьбы.

— Почему именно в пищевых добавках чаще всего попадаются запрещенные препараты?

— Во-первых, само производство пищевых добавок не так жестко регламентировано, как, например, выпуск лекарственных средств. Остаются шансы, что в состав этих добавок могут попасть запрещенные субстанции из-за "грязного" производства. Во-вторых, этот тип препаратов очень часто фальсифицируется, при этом в фальшивки иногда добавляют что-нибудь специальное для пущего эффекта. Именно с таким препаратом не повезло нашим гимнасткам Алине Кабаевой и Ирине Чащиной. В подделке оказался фуросемид, фигурирующий в списке запрещенных субстанций.

— Есть мнение, что фуросемид был принят сознательно, так как в тот момент у гимнасток существовала проблема с весом…

— Да, действительно, фуросемид позволит вам согнать вес… граммов на сто, да и то до ближайшего чаепития. И в чем же стратегический смысл такого микроскопического эффекта? Вдобавок, такие препараты нарушают координацию, а именно это ключевой момент в художественной гимнастике. Фуросемид запрещен в спорте главным образом потому, что с его помощью маскируют применение куда более серьезного допинга — анаболических стероидов, стимулирующих рост мышц. В художественной гимнастике анаболики в принципе бесполезны, там не нужна излишняя мышечная масса. Девочек подвели "фальшивотаблетчики"...

МОДА НЕ СТОИТ НА МЕСТЕ

— В какой форме вообще существует допинг?

— Это могут быть инъекции, таблетки, капсулы, ингаляции, порошки, аппликации. Сейчас, например, очень популярен пластырь, через который в кожу постоянно поступают микродозы гормональных препаратов. Эксперты полагают, что лет через 5 — 7 появится совсем уж экзотическая форма: искусственные вирусы — переносчики генетического допинга. Кстати, WADA, МОК и доктор Рогге лично более чем серьезно относятся к такой перспективе. В марте в США пройдет первая международная встреча экспертов, посвященная вопросам генетического допинга.

— Какие препараты сейчас модны в допинговой сфере?

— Конечно, ЭПО и гормон роста. Все чаще применяются разного рода психотропные препараты. Мы с особым вниманием следим за тенденциями в области релизинг-факторов, особых веществ, вызывающих в случае применения перестройку гормональной и нервной систем в организме спортсмена.

— Допинг-терроризм, что это такое?

— Крупинка допинга, тайком добавленная в зубную пасту, чай или напиток на тренировке, и у соперников с вами нет проблем. Старты, победы, призовые деньги и слава — все, увы, без вас… Как говорится, дешево и сердито. Спорт — это серьезный бизнес, обороты исчисляются круглыми суммами, на кону — престиж целых стран. Раньше такие сюжеты были малоэффективны из-за небольших шансов быть проверенными на допинг. Но при нынешнем тотальном контроле…

Боюсь, что спортсмены, занимающие первые места в мировом рейтинге, должны привыкать вести себя с осмотрительностью политических лидеров или звезд шоу-бизнеса.


СПРАВКА

Эритропоэтин (ЭПО) — это генно-инженерный препарат, применяемый при лечении тяжелой формы почечной недостаточности. Физиологическое действие: увеличение уровня гемоглобина в крови, способствующее лучшему насыщению мышц кислородом, что приводит к значительному повышению выносливости.