Сегодня за два дня до открытия зимних Олимпийских игр мы завершаем первую серию публикаций нашей рубрики "Олимпийский ликбез", начатой в ноябре прошлого года. За это время читатели "Советского спорта" познакомились со всеми 15 видами спорта, включенными в программу первой Белой Олимпиады тысячелетия: с правилами, историей и спецификой таких родственных и непохожих спортивных дисциплин. Впрочем, рассказом о горных лыжах мы не закрываем рубрику навсегда, а всего лишь делаем перерыв — ведь не за горами игры летней Олимпиады в Афинах.

ИЗ НОРВЕГИИ В АЛЬПЫ И ОБРАТНО

"Горнолыжный спорт" — такое название принято у нас. Во всем мире употребляют словосочетание Alpine Skiing.

Горные лыжи начинались со слалома, причем начинались, как это ни парадоксально, не в Альпах, а в Норвегии, на склонах Холменколленских гор под Христианией (ныне Осло). Прадеды современных слаломистов еще в середине XIX века спускались с гор на лыжах. При этом использовалась одна палка, с помощью которой они то поворачивали, то притормаживали. В конце того же века под Христианией состоялся любопытный поединок между столичными лыжниками и представителями местечка Телемарк. Пресса тех лет писала, что телемаркийцы "ехали гордо выпрямленные, демонстративно держа в руке вместо палки еловую веточку", с трамплина летели на 25 метров, а внизу, "поднимая фонтаны снега, делали эффектный поворот без помощи палки и останавливались". Так был открыт первый горнолыжный поворот.

Спустя короткое время в употребление вошел новый горнолыжный элемент "христиания". Историки утверждают, что впервые поворот "чистая христиания" вышел случайно. Прыгун с трамплина, желая остановиться после приземления, в сильном приседе наклонился на бок и слегка тормознул рукой — получился поворот на параллельных лыжах.

Первые конкретные правила соревнований по слалому и скоростному спуску разработал, как ни парадоксально, представитель практически бесснежных Британских островов Алекс Лунн. Этим вклад британцев в развитие горнолыжного спорта не закончился, и первой чемпионкой мира в слаломе в 1931 году также стала подданная английской королевы Эсме Макиннон.

С тех пор англичане побед не одерживали. Норвежцы также довольно долго пребывали в забвении, из которого вышли лишь в середине 90-х годов. Полюс развития горнолыжного спорта переместился в Альпы.

Но не Олимпиады были долгое время главным соревнованием горнолыжников. Популярные в Альпах и Северной Америке горные курорты неустанно популяризировали горнолыжный спорт, и вскоре число его поклонников выросло неимоверно. Как известно, лучшая реклама горнолыжным центрам — крупные соревнования. Олимпиады и чемпионаты мира проходят редко. Спрос, как известно, рождает предложение, и такое предложение поступило от фирмы "Эвиан". В 1966 году на свет появились правила Кубка мира, соревнования, перед которым надолго потускнел блеск олимпийских медалей. Система, предложенная "Эвианом", предусматривала проведение ежевоскресных (с декабря по март) стартов в горнолыжных центрах по всему миру. Эффективность такой рекламы превзошла всякие ожидания. Кубок мира явился для 60-х годов совершенно новым типом соревнований, и отношение к нему было сначала настороженное. Однако спортивная сторона этих гонок с ее многоступенчатой системой и продуманным подсчетом очков (элемент случайности в борьбе за "Большой хрустальный глобус" практически исключен) оказалась настолько привлекательной, что Международная лыжная федерация вскоре не только признала кубковые старты, но и стала их активно поддерживать. Горнолыжный спорт вступил в пору расцвета.

Все происходившее на горнолыжных трассах Европы и Северной Америки вплоть до 50-х годов не волновало всерьез энтузиастов спуска на лыжах с горы в стране победившего социализма. Суровые и холодные горы нашего Отечества во все времена были мало заселены и, как правило, труднодоступны. Именно поэтому советский горнолыжный спорт свои первые шаги стал делать не в горах, а на холмах, располагавшихся неподалеку от крупных городов: Москвы, Ленинграда, Горького. Там же на пологих склонах Уктусских гор в 1934 году был разыгран первый союзный чемпионат. Победил горьковчанин Владимир Глассон.

Горными лыжами в связи с дороговизной снаряжения и необходимостью теоретической подготовки занимались главным образом энтузиасты, в основном из среды творческой интеллигенции. Начали они довольно резво. Уже первая Олимпиада с нашим участием принесла нам медаль. Бронзовую награду в специальном слаломе завоевала москвичка Евгения Сидорова. Следующую медаль пришлось ждать 38 лет.

НЕ В МАТЬ, НЕ В ОТЦА, А В ЗАЕЗЖА МОЛОДЦА

Советско-российская горнолыжная школа знала два периода относительных подъемов. Первый пришелся на начало 80-х годов, а второй — на начало 90-х.

Поняв к началу 70-х годов, что бесконечно игнорировать соревнования Кубка мира нельзя, руководство советского спорта скрепя сердце пошло на то, чтобы выпускать наших спортсменов готовиться и регулярно соревноваться на трассах Европы. Наш первый полноценный сезон на трассах "Белого цирка" пришелся на 1976 год. Владимира Макеева, Владимира Андреева и Валерия Цыганова можно назвать пионерами горнолыжного спорта в СССР в его современном понимании. Трудностей было немало, и они были весьма специфичны. Например, многое в горнолыжном спорте зависит от снаряжения. Наша промышленность освоить производство такого специфического товара попросту не могла. Необходимо было искать зарубежных партнеров. Однако кому была нужна реклама, которую могли предложить горнолыжники Советского Союза? Тем более что пробиться на наш рынок было трудно в силу бесчисленных бюрократических препон.

После того как в сборной появился Александр Жиров, советские горнолыжники регулярно становились призерами, причем (что было особенно важно для наших спортивных чиновников) не только на кубковых этапах, но и на чемпионатах мира. Жирова специалисты всерьез называли соперником блиставшего в те годы шведа Ингемара Стенмарка в слаломных дисциплинах, а Цыганов и Макеев регулярно отмечались на скоростных этапах.

Однако за плечами у этих, безусловно, талантливых спортсменов никто не стоял. Более того, тренеров с собственными методиками подготовки в СССР не было. Владимир Зырянов и нынешний президент ОКР Леонид Тягачев были выдающимися энтузиастами своего дела, но в своих тренерских методах главным образом копировали (когда лучше, когда хуже) зарубежный опыт. Кроме того, успехи нашей первой волны породили пагубное, на наш взгляд, мнение о том, что сильных тренеров мы сможем вырастить в собственном отечестве. Между тем тренеры — это не горнолыжные центры, строительство которых с таким успехом удавалось осуществлять тому же Тягачеву. Те же австрийцы не стесняются приглашать тренеров из Словении, да и американцы с немцами активно используют не только опыт, но и рабочую силу зарубежных специалистов. Что же до нашей "первой волны"... она ушла в песок. Трагически погиб Александр Жиров, из-за многочисленных травм преждевременно завершил карьеру Цыганов, закончили выступать Андреев и Макеев.

Следующее талантливое поколение выросло через десять лет. Закон перехода количества в качество должен был сработать, и он сработал. Правда, на этот раз "выстрелили" женщины. Сейчас это звучит удивительно, но каких-нибудь 7-8 лет назад наша женская сборная наголову превосходила австриек и швейцарок. По крайней мере, в скоростных дисциплинах. Варвара Зеленская и Светлана Гладышева стали продуктом горнолыжного бума, начавшегося в 80-х годах. Многочисленные базы в Красноярске, Южно-Сахалинске, Фрунзе, Чимгане, Кировске, Петропавловске-Камчатском, Чегете, Красной Поляне и еще в добром десятке мест должны были воспитать классных горнолыжниц.

Перестройка, раздел страны и повальная приватизация оборвали рост наших результатов. Олимпийское серебро Лиллехаммера-94 завоевала Гладышева, а Зеленская в сезоне-96/97 была первой на четырех этапах Кубка мира. О начале следующей волны результатов можно только догадываться.

БЫЛЬ "БЕЛОГО ЦИРКА"

Один из известных анекдотов начинается словами: "Лев Толстой очень любил играть на балалайке, но не умел…" Такие же чувства возникают при изучении положения дел с нашим горнолыжным спортом.

Кататься на горных лыжах престижно, и по темпам роста продаж горнолыжного снаряжения мы уже достойно соперничаем с большинством европейских стран. В то же время любительские горные лыжи и то, что происходит на этапах "Белого цирка", как часто называют Кубок мира, друг от друга отличаются так же сильно, как дворовый футбол от профессионального. И то и другое пользуется в России популярностью, но для того чтобы показать достойный результат на международном уровне, одной популярности мало. Горные лыжи — серьезная индустрия, в которую мало просто вложить деньги — надо еще заставить их работать. Многочисленные школы катания, появившиеся в России, имеют мало общего с тренировкой навыков горнолыжника. Серьезных же тренеров у нас очень мало. И если принять во внимание нежелание приглашать специалистов из Европы, они нескоро появятся.

Спонсорский контракт с одной из японских фирм заканчивается, и вероятно, он будет продлен после Олимпиады. Однако компания в прошлом году закрыла линию по производству горных лыж, но продолжает выпускать экипировку, в которой выступают российские спортсмены.

Единственная наша горнолыжница, котирующаяся на мировом уровне, Варвара Зеленская после Солт-Лейк-Сити, возможно, завершит карьеру, а поколения, способного прийти на смену, в России нет.

На Олимпиаду, на которую мы могли бы отправить 14 горнолыжников, поедут всего лишь пятеро. При этом для Павла Шестакова и Андрея Филичкина успехом будет считаться попадание в двадцатку сильнейших.

Горным лыжам повезло — ими интересуется президент. Что такое внимание главы государства, нашему народу объяснять не надо. Лет 15 назад теннис тоже мало кто воспринимал всерьез, а вырастили и олимпийского чемпиона, и немало других выдающихся теннисистов. Так что Путин — наша главная олимпийская надежда. Правда, надежда эта относится, скорее, к Играм 2006 года, а то и 2010-го. Сегодня мы строим первую отечественную базу, на которой можно будет принять этапы Кубка мира (в Красной Поляне), и уже открыли под Москвой в поселке Щуколово детскую школу имени нового президента Олимпийского комитета. Все остальное находится во власти частного сектора. Впрочем, поживем — увидим.

ГЛАВНОЕ - ЧТОБЫ ЗВЕЗДЫ ПОМОГЛИ

Владимир Андреев, начальник сборной команды, председатель тренерского совета рассказывает о предстоящих перипетиях за два дня до Олимпиады:

— Владимир Михайлович, в одном из интервью Леонид Тягачев сказал, что единственную награду — бронзовую медаль из всех участников Игр при благоприятных обстоятельствах сможет завоевать только Варвара Зеленская. Расшифруйте, пожалуйста, что это за обстоятельства?

— Варвара может хорошо выступить в скоростном спуске и слаломе-гиганте. А что касается благоприятных обстоятельств, то все должно сложиться: погода, самочувствие и конечно же спортивное счастье должны быть на стороне спортсмена.

— Скажите, а горнолыжники суеверны?

— Вообще-то да. Некоторые в течение соревнований не бреются, другие не моются, а кто-то предпочитает перекрасить волосы в другой цвет. Так норвежец Бураас покрасил шевелюру в красный цвет и… выиграл. Сейчас часто можно встретить "разноцветные головы" на этапах Кубка. Согласитесь, модно, но помогает не всем.

— Как вы думаете, не обойдется ли эта Олимпиада без сенсаций в мире горнолыжного спорта?

— Наверное, сенсации будут. Это подтверждает чемпионат мира 1999 года. В слаломе было очень много неожиданностей. У нас недаром говорят, слалом — это лотерея! Лидеры могут упасть или сойти с дистанции, и тогда у любого есть шанс занять их место. Три года назад победителем в слаломе у мужчин стал никому не известный финский спортсмен. У женщин в этой дисциплине победила спортсменка из Австралии, экзотической для горных лыж страны, хотя все ожидали победы от представительниц Австрии и Швейцарии. Эти две "загадки", кстати, будут выступать в Солт-Лейк-Сити.

— На Олимпиаду едут совсем молодые спортсмены. Какие задачи поставлены перед ними?

— Максиму Кедрину 19 лет, а Сергею Комарову только 18. Им нужно набираться соревновательного опыта, мы их везем на "обстрел". Они перспективные спортсмены, и если все будет идти в том же духе, то на следующей Олимпиаде оба уже поборются за награды. В комбинации (по сумме очков в слаломе и скоростном спуске) они могут попасть в десятку сильнейших.


КСТАТИ

В программу зимних Олимпиад горнолыжный спорт был включен в 1936 году. Интересно, что к участию в Играх в этом виде спорта были сразу допущены и мужчины, и женщины, что для тех времен было редкостью.

Лишь в послевоенное время центры горнолыжного спорта перекочевали в горы. Первая канатная дорога была построена в 1954 году в Чимбулаке, а через год начал работу центр в Бакуриани.