До Олимпиады остается все меньше времени, поэтому все пристальнее мы следим за игрой наших хоккеистов, членов олимпийской сборной России, выступающих в НХЛ, и радуемся их успехам, как, например, очередному забитому голу новичка "Атланты" Ильи Ковальчука, уже двадцать седьмому в нынешнем сезоне (по этому показателю он делит сейчас 6-7-е места в лиге). Этому результативному броску в домашней встрече с "Эдмонтоном" (3:2) сопутствовало весьма захватывающее действо.

На седьмой минуте третьего периода при счете 1:1 наставник гостей Крэйг Мактавиш попросил двух рефери поединка — Марка Фосетта и Скотта Зелкина проверить размеры загиба крюка клюшки Ковальчука. Судьи это сделали, и оказалось, что крюк клюшки загнут более положенного, и 18-летний россиянин был удален на две минуты, прихватив с собой на скамейку штрафников клюшку партнера Шона Донована.

Он отбыл наказание, выскочил на площадку, получил точный пас от еще одного новичка НХЛ Дэни Хитли вразрез двух защитников противников и в выходе один на один с голкипером "Нефтяников" Юсси Маркканеном направил шайбу в ворота между щитков финна.

После этого Ковальчук подъехал к скамейке "Ойлерз" и язвительно задал Мактавишу такой вопрос: "Хорошо, теперь-то у меня клюшка правильная?" Сей факт вывел из себя тренера, после встречи разразившегося такой тирадой: "Полагаю, этот молодой парень очень нахален, самонадеян и высокомерен, пока еще в силу своего возраста не понимающий, что вокруг него происходит. Нам еще много придется в будущем играть против русского, поэтому этот случай лично запомню надолго".

Понятно, что нам всем захотелось узнать о происшедшем, а также о мыслях Ковальчука по поводу грядущего турнира в Солт-Лейк-Сити, как говорится, из первых рук, и мы позвонили ему в Атланту.

— Илья, прежде всего поздравляем вас с победой "Дятлов"! Расскажите, пожалуйста, подробнее о ситуации, сложившейся в игре с канадским клубом.

— Я поехал на свою скамейку заменяться, и вдруг рядом со мной оказались арбитры, сказавшие, что они собираются померить крюк моей клюшки. После этого удалили меня на две минуты. Самое интересное, что я играл с таким загибом весь сезон, и никто раньше никаких подобных претензий не предъявлял.

— И вы вскоре сполна отомстили оппонентам…

— Да, я отбыл положенный штраф, и тут же Хитли сделал мне великолепную передачу. Мне оставалось лишь переиграть их вратаря.

— В этот момент вы получили повреждение. Так ли это?

— Через мгновение после моего броска кто-то из гостей ударил меня локтем в лицо, и я упал на лед. Но ничего серьезного не произошло, потом я не пропустил ни одной смены.

— Что вы скажете о реакции Мактавиша?

— Да пусть говорит все что хочет, меня его слова абсолютно не волнуют. Они проиграли, поэтому тренер и психанул. Кроме того, если реагировать на все то, что говорят и пишут про тебя, то вообще незачем выходить на лед.

— Кстати, как у вас сейчас с английским? Вы же не по-русски задали вопрос Мактавишу.

— Сейчас уже вроде бы все нормально, не то что сразу же после переезда сюда.

— Если говорить об Олимпиаде, встречались ли вы в последнее время с Вячеславом Фетисовым?

— Нет, мы давно уже не разговаривали. Это, думаю, обязательно произойдет в четверг, когда мы выступим на поле "Нью-Джерси".

— Поговаривают, что он вроде бы уже решил поставить вас на турнире в Солт-Лейк-Сити в одно звено с детройтцами Сергеем Федоровым и Игорем Ларионовым. Насколько это соответствует действительности?

— Об этом я вообще ничего не слышал и совсем не в курсе того, откуда появились подобные слухи.

— Когда вы улетаете в столицу штата Юта и знаете ли, с кем будете жить в одной комнате в Олимпийской деревне?

— Улетаю 13 февраля, на следующий день после матча в Сент-Луисе. А вот кто будет соседствовать со мной, пока еще не в курсе.