Первоначально планировалось, что на церемонии открытия Игр, которая состоялась минувшей ночью (по московскому времени), флаг России должен был нести Павел Ростовцев. Об этом успели сообщить многие СМИ, и только наша газета не торопила события. Как показала жизнь, такая позиция полностью себя оправдала. Накануне открытия Игр на совместном совещании олимпийского штаба нашей сборной президент ОКР Леонид Тягачев, выслушав доводы тренеров и руководителей Союза биатлонистов России, сказал: "Мы не можем рисковать нашим сильнейшим спортсменом". Флаг России, как и четыре года назад, доверили нести лыжнику Алексею Прокуророву.

Конечно же, дорогие читатели (те, кто назвал Ростовцева в нашем конкурсе-прогнозе "Кому достанется флаг России", и все, кто просто желает нашему биатлонисту победы на Играх), накануне этого торжественного дня очень хотелось поговорить с Павлом. И сделать это вашему корреспонденту удалось даже неоднократно. Вот только интервью — в том смысле, как это обычно принято в прессе ("Расскажите, что вы чувствуете в канун такого торжественного момента?" и так далее) — не получилось. Не об этом хотелось Ростовцеву думать и не об этом разговаривать.

"НЕЛЬЗЯ"

Надо сказать, что многие наши участники конкурса не просто присылали фамилии спортсменов, достойных, на их взгляд, нести флаг России 8 февраля, но и комментировали свой выбор. Естественным в такой ситуации было желание вручить всю эту кипу писем Ростовцеву — должен ведь человек знать, сколько у него болельщиков. Однако тренеры и руководители Союза биатлонистов России такое намерение предупредили настоятельной просьбой до старта ничем таким спортсменов не отвлекать. Не на шутку обеспокоенные повышенным вниманием прессы и телевидения, они не только тщательно оберегали Павла от назойливых журналистов, но и как военную тайну берегли место жительства спортсменов. Да и сам Ростовцев был настроен довольно решительно. На многочисленные просьбы ответить на 2-3 вопроса отвечал коротко и твердо: "Нельзя".

Выручили давние знакомства. Когда наутро после прилета в Солт-Лейк-Сити я зашел на "Солдиер холлоу", где сборная проводила первую после приезда из Йеллоустоуна тренировку, Ростовцев оказался первым, кого я встретил. Настроение у Павла было явно хорошим: "Привет "Советскому спорту"! Как там Москва?"

Нельзя сказать, что все время пристрелки и обкатки лыж мы болтали без умолку, однако за это время я успел узнать, что 500-километрвый переезд с высокогорной базы, где наши стреляющие лыжники готовились в обществе американцев, получился утомительным, что погодой все довольны и после 30-градусных морозов в Йеллоустоуне Солт-Лейк кажется климатическим курортом.

— Почитать что-нибудь неплохо. Газет давно не видел, а американское телевидение смотреть совершенно невозможно.

— Да где взять силы читать? — пожаловался Виктор Майгуров. — С России никак книжку одолеть не могу.

— Где найти время, если все оно целиком уходит на изучение достоинств и недостатков купленного компьютера?!

Тренировка подходила к концу, ребята собирались на обед.

— Заходи в гости.

Невольно вспомнилась прочитанная накануне рекомендация из справочника "Тебе, олимпиец". Там, среди множества советов, был такой:

— Не верьте американцам на слово. Когда они говорят при первом же знакомстве: "Будьте моим гостем", это ровным счетом ничего не значит. В случае, если вы воспримете это предложение всерьез и зайдете в гости, будьте готовы к тому, что хозяин сильно удивится вашему визиту.

Случай зайти в гости представился неожиданно быстро. В разговоре со старшим тренером Александром Голевым невольно всплыла тема последней Олимпиады, проходившей в США. То, что вся сборная СССР жила в здании тюрьмы, болельщики помнят до сих пор. Как устраивают свой быт олимпийцы нашего времени?

— Поедем на обед, и сами все увидите, — неожиданно предложил Голев.

ВЕЧНЫЙ СТУДЕНТ

Дом казался в 19 минутах езды от стадиона. Массивный двухэтажный особняк возвышался над заснеженными кустами акаций. У дороги стоял указатель с надписью "Дом продается".

Даже "новый" русский с трудом бы понял, зачем обычная американская семья продает великолепно отделанный дом, на трех жилых уровнях которого без труда разместилась сборная команда из 16 человек и пяти тренеров и врача-массажиста. Никто из временных поселенцев не испытывал ни малейших неудобств. Более того, увидев в дверях меня с большой сумкой в руках, многие обрадовались.

— С нами будешь жить? — спросил Ростовцев и, услышав отрицательный ответ, вздохнул. — Жаль.

На крыльце возился мастер, налаживая спутниковую антенну, чтобы гости могли смотреть российское телевидение, а на большом диване в гостиной Майгуров и Чепиков читали книги. Виктор мучил криминальный роман, прихваченный из России, а Сергей — Марселя Пруста. Чтение длилось недолго — Майгуров и Ростовцев отправлялись на вечернюю лыжную тренировку. Впрочем, до этого гостеприимные хозяева успели накормить гостя обедом. Обратила на себя внимание записка хозяев, прикрепленная к стене: "Дорогие гости! Пакеты с мусором не выносите на улицу. Этим вы привлекаете койотов".

— С таким удовольствием сейчас тренируюсь, — сказал Павел, садясь в машину. — Даже соревноваться не хочется. Только бы тренировался каждый день. Зато очень бы хорошо на тренировках работал.

— Ничего, Паша, — сказал Голев, — между соревнованиями будем много и упорно тренироваться.

— Скажи, что там в мире слышно, — обратился Ростовцев ко мне. — Бьорндален все-таки стартует в лыжных гонках?

— Стартует. Заявлен на две дистанции в лыжах и на три в биатлоне.

— Здорово. Вот бы я порадовался, если бы он в лыжах ничего не взял, и в биатлоне мы бы ему после этого не дали выиграть. Может хоть так норвежцы начнут себя поскромнее вести. Надоела их заносчивость. Ведут себя так, словно награды разыгрывают только они, а остальные фон создавать приехали.

— Вряд ли они будут себя скромнее вести, — заметил тренер. — Они десять лет назад ничего собой не представляли, а вели себя так же.

Ростовцев вновь ушел от темы спорта. Пообщавшись на днях по телефону со своей женой, он узнал, что после публикации в олимпийском приложении "Советского спорта" их совместной фотографии Юля стала узнаваемой фигурой во Владимирском заочном юридическом институте, где она в настоящее время сдает сессию. Примечательно, что если бы не Олимпиада, компанию ей мог бы составить и Павел. По крайней мере, поступили они туда вместе.

— Учиться надо серьезно, — сказал Ростовцев. — То, что я сейчас не хожу на сессии, мне самому не нравится, хотя Юля говорила, что, прочитав о моих успехах, зачет преподаватель мне все равно поставил. Но неправильно это. Вот когда, учась в инженерно-технологическом институте, я писал дипломную работу, то тему знал настолько хорошо, что до сих пор все помню.

— Сколько еще осталось учиться?

— За экватор перевалил.

— А когда закончите, что будете с дипломом делать?

— Посмотрю. Высшее образование лишним не бывает. Хотя учиться надоело. Возможно потому, что делать это всерьез не получается.

Потом была тренировка, на которой Ростовцев опробовал около 20 пар лыж, прежде чем отобрал пять, которые Эдуард Усаньков стал готовить к следующему дню. Предстоял контрольный старт на 12,5 километра по программе индивидуальных гонок.

ЧТО И ТРЕБУЕТСЯ ДОКАЗАТЬ

В гонке приняли участие большинство участников предстоящих стартов. Проигнорировали это мероприятие немцы, норвежцы и французы. Впрочем, в женской гонке представительность тренировки определяло наличие в стартовом списке Магдалены Форсберг. Именно по ней уже не первый год определяют свой уровень ведущие биатлонистки мира. В этом смысле преимущество Ольги Пылевой в 16 секунд (она, как и Форсберг, все 20 выстрелов попала точно в цель) является добрым знаком для нашей команды. Занявшая третье место Светлана Ишмуратова допустила один промах и тоже незначительно отстала от знаменитой шведки.

Мужчины стартовали в час пополудни. В отсутствие Пуаре, Бьорндалена и Фишера Ростовцев не дал ни единого повода усомниться в том, что именно он является сильнейшим. Уверенный ход по лыжне и безукоризненная стрельба создали впечатление сравнительной легкости, и комментаторы на стадионе (они тоже репетировали будущие соревнования) не скупились на похвалы. Однако сам Павел остался гонкой недоволен.

— Не пойму, почему сегодня так устал, — недоумевал он. — Вроде лыжи подобрал правильно, а катился с большим трудом.

Второе место, и это также приятно, у Сергея Рожкова, а четвертое у Сергея Чепикова, показавшего, кстати, лучшую скорость на лыжне.

В этот же день Виктор Майгуров отмечал свой 33-й день рождения, а в программе дня наших биатлонистов значилась баня. Баня представляла собой деревянный вагончик с накинутой сверху палаткой. Столь странный вид вполне привычного для русского человека сооружения объяснялся тем, что саму баню, вместе со всем необходимым, пришлось везти из России и собирать прямо здесь, в Мидувэе (так называется населенный пункт рядом с "Солдатской впадиной"), на специально арендованном участке земли. То ли в связи с днем рождения, то ли из-за сухого местного климата, в баню захотели немногие. Зато в выборе подарка имениннику пожелали принять участие все.

Главным транспортом этой американской деревни являются громадных размеров джипы (половина из них еще и с грузовым кузовом), главными обитателями лошади и коровы, а главными достопримечательностями… несколько художественных салонов. Поскольку остальные торговые точки уже не работали, подарок пришлось выбирать там. После долгих дискуссий остановились на картине размером 100х75, изображавшую "Солдатскую впадину", какой она была 100 лет назад. Многие предлагали подарить ее вместе с массивной рамой, но Ростовцев настоял на том, чтобы произведение искусства было продано отдельно.

— Если подарим в раме, Виктор скажет, чтобы кто-нибудь из нас вез ее в Россию сам, а поскольку мы живем с ним в одной комнате, этим кем-то, скорее всего, буду я.

Вечером закружила метель, и тренеры, живущие неподалеку, обсуждали — умеют американцы убирать снег или нет. Приехал вице-президент Союза биатлонистов Дмитрий Алексашин и сообщил всем, что Ростовцев не понесет флаг. Спортсмены уже спали. Что чувствует Ростовцев в связи с ответственной миссией, я у него так и не спросил и, как показала жизнь, правильно сделал. Ведь спрашивать, в конечном счете, с него будут за результат, а не за то, как он нес знамя на параде. И сам Павел это понимает, и твердо намерен доказать, что именно он сейчас сильнейший. И тогда Ростовцев наверняка понесет российский флаг. 24 февраля. На параде закрытия.