ХIХ зимние Олимпийские игры стартовали. В минувшую пятницу, 8 февраля, 52 000 зрителей заполнили трибуны стадиона "Райс-Экклес" в ожидании церемонии открытия первой Олимпиады третьего тысячелетия.

СОЛДАТЫ В КАНДАГАРЕ ПЛАКАЛИ

Попасть на празднество было непросто даже обладателям билетов стоимостью до тысячи долларов — пришлось продираться сквозь двойной кордон секьюрити. Но это того стоило! Спортивное представление, развернувшееся на ледовой площадке и окольцевавших ее нескользких беговых дорожках, превратилось в феерическое шоу с непрерывной сменой декораций.

Под бурную овацию на стадионе появились президент США Джордж Буш, президент МОК Жак Рогге и президент оргкомитета Игр Митт Ромни. Под гробовое молчание в центр освещенного "круга" был внесен разорванный флаг Америки, вызволенный из-под обломков Всемирного торгового центра. Огромное табло выхватило крупным планом лица американских солдат, находящихся в эти дни в зоне военных действий в афганском Кандагаре. На глазах у многих были слезы, а губы шептали: "USA, USA".

Поднявшиеся трибуны исполнили гимн Америки вместе с известным мормонским хором "Табернэкл" из храма Солт-Лейк-Сити, насчитывающим 360 человек, — официальным участником церемонии. Хор мормонов был создан из маленькой группки религиозных певцов — энтузиастов в 1847 году. А сейчас на его счету уже сто пятьдесят музыкальных альбомов, раскупающихся с бешеной скоростью в разных странах мира.

Вдруг мы очутились в сказочном, волшебном, лесу. Дитя света — двенадцатилетний Райн Сэнборни с карманным фонариком в руках пробивался сквозь тьму, преодолевая сильный ветер и прочие препятствия. Казалось, он не выдержит мук, упадет и погибнет. Но мальчик очень хотел выжить! Огонь его сердца вспыхнул ярким пламенем, в лучах которого "искупались" сотни детей, выбежавших на стадион.

Дитя света — символ борьбы добра со злом. Сегодня эта тема особенно актуальна для американцев, понесших большие потери в сентябре прошлого года в результате терактов. Но жизнеутверждающее начало всегда побеждает, уверены они.

Райн, собственно, и открыл парад спортсменов. Перед зрителями прошествовали делегации 77 государств (в Играх принимает участие 2531 спортсмен). Первыми по традиции круг почета совершили родоначальники современных Олимпийских игр — греки. Кстати, у них в Солт- Лейк- Сити весьма малочисленная команда — 10 атлетов. А наиболее многочисленная — у хозяев соревнований (211). На втором месте россияне (162), на третьем — немцы (158).

Российская сборная прошла по стадиону под 59-м номером во главе со своим знаменосцем — олимпийским чемпионом 1988 года по лыжным гонкам Алексеем Прокуроровым, которому было доверено нести национальный флаг в самый последний момент. Алексей заменил чемпиона мира биатлониста Павла Ростовцева, на чью долю выпало выступать во второй день соревнований — 9 февраля. Именно поэтому руководство сборной решило поменять первоначальный план, согласно которому предполагалось, что флаг сборной будет нести Ростовцев.

Вереница участников торжественного парада скрылась за кулисами. И уже на "другой" сцене — катке — нарисовались новые герои. Сначала индейцы -представители пяти коренных народностей штата Юта, символизирующие пять континентов, участвующих в Играх, они выкатились на каток на пяти разноцветных барабанах, соответствующих колору олимпийских колец. А затем — ковбои, олицетворяющие дикий Запад, к коему принадлежат Юта, Монтана и Колорадо.

НЕОЖИДАННАЯ ИНТРИГА

После того как Рогге произнес: "Мы остаемся едиными", а Буш объявил ХIХ Олимпийские игры открытыми, был поднят Олимпийский флаг и исполнен Олимпийский гимн, дебютировавший на Олимпиаде 1896 года в Афинах. Выступление тандема, составленного из ярчайших звезд — английского певца Стинга и японского виолончелиста Е-ЕМа, предварили самый волнующий момент представления — зажжение олимпийского огня, старт которому был дан 19 ноября 2001 года в греческой Олимпии, и только по штатам преодолел более 13 500 миль, а факелоносцами стали 11 500 счастливчиков.

Имя того, кому оказана честь зажечь огонь, как водится, держится в строжайшем секрете до последнего. Однако еще задолго до аккордной "точки" ходили упорные слухи, что впервые в истории Игр огонь зажгут двое: Майк Эрузионе и Борис Михайлов, капитаны хоккейных сборных США и СССР образца 1980 года. Тогда на Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде американские студенты совершили "чудо на льду", обыграв непобедимую советскую команду. В общем, все шло к тому, что на этот раз пламя в Олимпийской чаше вспыхнет "от рук" дуэта. Это явствовало из того, что уже на стадионе факел передавали друг другу пары, в частности, фигуристы Дороти Хэмил с Диком Баттоном — своим коллегам Пэгги Флеминг со Скоттом Хэмильтоном. Те в свою очередь — горнолыжникам Филу Марсу с Биллом Джонсоном, передавшим огонь конькобежцам Бонни Блэйр с Дэном Дженсеном.

Вроде бы все шло по "сценарию". Но интрига разрешилась неожиданным образом. Когда заключительная парочка вручила факел Эрузионе, к чаше высыпали все игроки сборной США двадцатидвухлетней давности. Естественно, мы не в обиде, ведь такого еще не было, чтобы огонь на Играх зажигали иностранцы. Но, спрашивается, зачем было так позировать, показывать всему миру, что крепкие янки с клюшками готовы разорвать всех и каждого? И прежде всего россиян. Ясно же, что американцы бросили вызов нашим хоккеистам, которых и сегодня считают своими главными соперниками. Теперь мы просто не можем проиграть. Выиграть для нас — дело чести!