Тамара Москвина просила особенно не муссировать в прессе один эпизод из жизни Бережной. Дело в том, что накануне Олимпийских игр в местечке Логане, где наши фигуристы проводили сборы, девушка решила прокатиться на снегоходе. Попытка оказалась успешной, новое увлечение Елене понравилось. Только она не учла, что в горах при ярком солнце и порывистом ветре недолго и "сгореть". Теперь у спортсменки сильно обветрено лицо.

— Нас уже достали вопросами о том, что случилось с Бережной, — говорит Москвина. — Все с ней в порядке. У нее чуть распухли губы. Она выглядит очень сексуально. Не придется, как мы шутим, делать пластическую операцию.

— Тамара Николаевна, если бы канадцы не упали, распределение мест в короткой программе могло быть иным?

— Естественно. Им и так двое арбитров ( канадец и немец. — Прим.авт.) отдали первое место.

— Так получилось, что и в короткой программе Бережная — Сихарулидзе катались раньше соперников, и в произвольной им выпало стартовать перед ними. Или для вас это выигрышная позиция?

— Лучше кататься последними. Но как на жеребьевку повлияешь? Никак.

— На сколько процентов вы изменили произвольную программу?

— Мы внесли несметное количество поправок. Сделали другую аранжировку музыки. Затем перестроили общее направление. Первый вариант был у нас слезливым, а сейчас ребята катают ударную, активную композицию. Яростную любовь, я бы сказала.

— Что вас вынудило пойти на этот шаг?

— "Медитация" выглядела несколько затухающей. Первоначально мы пытались реализовать основное направление, но не вышло. Постановка не производила впечатления.

— Таково мнение людей со стороны, или вы сами так решили?

— Нам интересно мнение посторонних, но окончательное решение всегда остается исключительно за нами.

— Канадцы вернулись к старой программе, у Бережной и Сихарулидзе — новая. Это дает им какой-то плюс?

— Абсолютно никакого.

— Может, и вам следовало взять что-нибудь из предыдущего репертуара с тем, чтобы не ломать голову над свежими идеями, оригинальностью?

— А какие у нас были сильные программы? Прошлогоднюю, "Чаплина", мы взять не можем, поскольку нам тут же укажут, что это — шоу. Так было на чемпионате мира в Ванкувере. Я рассчитываю на то, что у Елены с Антоном внешность, "экстерьер", лучше, чем у канадцев. Однако это решат судьи. Если они еще это не решили.

— То есть вы делаете акцент на внешность, а не на технику?

— Я просто хочу напомнить, что красивой паре какие-то ошибки не засчитываются. Взять Олимпиаду 1994 года в Лиллехаммере, когда мои воспитанники Наташа Мишкутенок и Артур Дмитриев выступили с блеском, представив эмоциональную лирическую программу. Но победили Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков, допустившие серьезные помарки. Они составляли очень красивую, гармоничную пару, поэтому им и отдали первенство. В этом сезоне я сказала Елене и Антону, что, мол, хватит экспериментов, шоу, будем раскручивать вашу привлекательность на полную катушку. Но конечно же они должны кататься чисто, потому что в Лиллехаммере судьям, в принципе, было не важно, какая из российских пар победит, а иных претендентов на золото не было. Сейчас — другое дело. В почти сорокалетнее доминирование наших пар могут вмешаться иностранцы. Тут уже своя политика.

— Пожалуй, ваши ученики давненько так не катались, как здесь?

— Это и есть пик формы. Мы рады, что все у нас так сложилось в короткой программе, но в произвольной больше подводных камней.