В гонке на 15 км наша Юля Чепалова долгое время лидировала, однако пришла к финишу четвертой. Но несмотря на не очень удачный для себя результат, она согласилась ответить на вопросы нашего корреспондента.

— Юля, четвертое место — это, прямо скажем, не то, чего от вас ждали поклонники. Как сами оцениваете свой результат?

— Для старта, считаю, все сложилось нормально, гонка, что называется, попала мне под ногу. Перед Олимпиадой у нас почти месяц не было соревнований, поэтому сейчас надо снова втягиваться, набирать форму и восстанавливать силы максимально быстрыми темпами. С этой стороны, повторяю, первая гонка прошла для меня неплохо, а вот с точки зрения тактических командных интересов получилось ужасно — сразу было видно, что мы давно не бегали вместе, хотя старались с Ларисой помогать друг другу, как могли.

— Значит, какой-то тактический план на эту гонку был?

— Конечно, так же, как, например, у итальянок. Они постоянно старались сбить нас с темпа. Паруцци несколько раз совершенно осознанно, на мой взгляд, наступала мне на палки. Словом, гонка прошла нетактично и непрофессионально.

— Можно ли назвать тренерским просчетом отсутствие у вас соревновательной практики накануне Олимпиады?

— Нет, ведь контрольные старты мы бегали. Речь идет о таких состязаниях, как этапы Кубка мира, например. Их просто не было в календаре.

— Как вы думаете, за счет чего Бельмондо победила?

— За счет здоровья. Не зря же ее называют "машинкой".

— Но эта 46-килограммовая "машинка" месяц назад отметила свое 33-летие. Неужели она "здоровее" вас?

— Я считаю, что Бог был справедлив, помогая Стефании выиграть эту гонку, — следующей Олимпиады у нее, наверное, уже не будет…

— Когда итальянка стала на финише от вас уходить, вы сразу поняли, что вам ее уже не догнать?

— К тому моменту я сильно устала, или, как у нас говорят, "капнула", однако на последнем подъеме еще неплохо держалась, даже немного обогнала ее, но поскольку на финиш пока не очень хорошо "хожу", в итоге проиграла.

— Но ведь Бельмондо, говорят, тоже не очень хорошая финишерка?

— Кто говорит?

— 17-кратная чемпионка мира Елена Вяльбе, например…

— Не знаю, может быть, с Леной Стефания, действительно, не могла ничего поделать на финише, но сейчас она выглядит совершенно по-другому.

— Каковы дальнейшие олимпийские планы? В каких видах лыжной программы ваши шансы наиболее предпочтительны?

— Я побегу все оставшиеся гонки и постараюсь везде использовать свой шанс.

— Не страшитесь того, что начали Олимпиаду с поражения?

— Плохое начало — хорошим, надеюсь, будет конец. По крайней мере, надеюсь на это.

— Не секрет, что самые большие надежды на золото мы связываем с женской эстафетой. Три кандидатуры на место в эстафетной команде, как говорится, не обсуждаются — Лазутина, Данилова, Чепалова. Если бы вам пришлось определять четвертую, кого бы вы предпочли?

— Нину Гаврылюк.

— Лариса и Ольга так же считают?

— Думаю, да.

— Итальянки в этот день показали, что у них будет очень сильная команда в эстафете…

— А у нас разве нет? Мы готовы с ними бороться.

— Судя по тому, как вы вели себя, маркируя лыжи перед нынешней гонкой, — много шутили, смеялись — на старт выходили в прекрасном расположении духа?

— Если бы сейчас, разговаривая с вами, я не дрожала от холода, тоже, знаете, как бы смеялась. Олимпиада для меня — это праздник при любом результате.

— Даже допинговый скандал вокруг Натальи Барановой не подпортил вам настроения?

— В команде к этому отнеслись философски: как к приходящему и уходящему. Каждый продолжает заниматься своим делом, стараясь от него не отвлекаться. Хотя, если честно, с этим допингом нас задергали.

— Вы, кстати, прошли тест перед Играми?

— Даже дважды. Двадцать седьмого января, когда прилетела в Солт-Лейк-Сити, ко мне в девять часов вечера явилась какая-то женщина из антидопинговой лаборатории, схватила меня и едва ли не в туалет со мной пошла. Мочу, кровь — все как следует проверила. А седьмого февраля я еще раз сдала анализы, теперь уже вместе с командой…