Алексей Ягудин, воспитанник Татьяны Тарасовой, захватил лидерство после исполнения короткой программы. Свою композицию "Зима" на музыку одной из американских поп-групп он исполнил без ошибок, справившись, в частности, со сложнейшим каскадом из четверного и тройного тулупов. Теперь он считается главным претендентом на победу, поскольку его основной соперник - чемпион мира Евгений Плющенко - упал на прыжке в четыре оборота. И занимает сейчас только четвертое место.

— Я не слишком уверенно приземлился после каскада, но в целом доволен своим катанием, — рассказал Алексей в эксклюзивном интервью корреспонденту "Советского спорта".

— Вы выступали раньше своих конкурентов. Вам было тяжелее, чем им?

— Напротив, легче, поскольку томиться за кулисами не было сил. Впрочем, я знал, что тяжело будет в любом случае, последний ты или первый. Это серьезный турнир. Я понимал, что если в мое катание вкрадется хоть одна ошибка, то на Олимпийских играх уже можно будет поставить крест, поэтому я сражался с самого первого мгновения.

— Правда, что вы следили за выступлением Плющенко, который стартовал в следующей разминке?

— Правда.

— Как вы прореагировали на его падение?

— Мне было абсолютно все равно, как он откатался. Я счастлив, что мой прокат был безошибочным. Понимаете, Олимпийские игры - соревнования с "другой планеты". Даже мне, трехкратному чемпиону мира, трудно совладать с нервами, тем более что давление на меня огромное. Многие считают, что я просто обязан выиграть. А мне эти заявления неприятны. Больше всего на свете я бы хотел, чтобы меня оставили в покое. После разминки я почувствовал, что ноги стали ватными. Но когда вышел на лед, то вошел в образ, и когда зазвучала музыка, волнение улетучилось.

— Можно ли сказать, что теперь вы почти олимпийский чемпион?

— Олимпиада для меня только началась. Но самый сложный этап пройден. Вроде бы короткая программа длится каких-то две с половиной минуты. Но она необычайно ответственна, потому что здесь всего три элемента ультра-си, которые надо было сделать хорошо. Сейчас у меня на душе легче. Конечно, в произвольной программе нежелательно допускать помарки, но если это, не дай бог, произойдет, то спортсмен имеет право повторить прыжок, к примеру. Тринадцатого февраля у Татьяны Анатольевны был день рождения. Я собираюсь преподнести ей в подарок золотую олимпийскую медаль. Идеального катания не обещаю, но того набора элементов, которые есть в моем арсенале, полагаю, будет вполне достаточно для победы.

— Вы будете корректировать произвольную программу?

— Наверное, нет.

— Все-таки, возможно, немножко облегчите ее, "выкинув" второй четверной тулуп?

— Нет, я настроен на два таких прыжка. Но многое будет зависеть от того, какие элементы представят остальные. Я выступаю последним. Это удобно. Тарасова посмотрит соревнования и все мне доложит. Однако, с другой стороны, мне придется трудновато, ведь от разминки до моего выступления пройдет минут сорок. Но я так уже катался и справлялся всегда.

— Как вы проведете день перед произвольной программой? Есть ли у вас секреты релаксации?

— Я очень сильно устал. Ноги в данный момент ноют так, что хочется поскорее принять горячий душ и прилечь. Вот это и есть "момент" релаксации. Отличной отдушиной для меня является Интернет. Очень много гуляем по городу — здесь есть на что посмотреть. К тому же у меня мечта - съездить на соревнования по другому виду спорта. Я был на Олимпиаде 1998 года в Нагано, но заболел там, поэтому, кроме фигурного катания, ничего не видел - врачи прописали строгий "маршрут": гостиница - каток.

— На улицу выходить рискованно - холодно, недолго и простудиться.

— Ничего, оденусь потеплее.

— Какие виды спорта вас интересуют?

— Лыжи, прыжки с трамплина. И еще хоккей. Обязательно пойду на матч России и США 16 февраля.