Только в этом сезоне братья Павел и Валерий Буре за более чем десятилетнюю карьеру за океаном оказались в одном клубе — "Флорида Пантерз". Однако по-настоящему сыграть вместе, почувствовать друг друга на льду им никак не удается. То травмы мешают, то какие-то непонятные проблемы с тренерами. Похоже, Олимпиада в Солт-Лейк-Сити станет последним турниром, на котором братья Буре сообща защищают честь своей страны.

ТРАВМА ПАВЛА СОВСЕМ НЕ БЕСПОКОИТ

Месяц назад хоккейную Россию охватил шок: лучший снайпер НХЛ двух последних сезонов Павел Буре сломал руку и его участие в Играх-2002 оказалось под вопросом. Однако, к счастью, повреждение не было столь серьезным, и "Русская ракета" не только вскоре вернулся в строй, но и стал исправно забивать голы.

— Павел, вы окончательно залечили травму? Рука не будет вам мешать играть в Солт-Лейк-Сити в полную силу?

— Как видите, лангетку, которая была чем-то вроде гипса и с которой я провел последние матчи в НХЛ, уже сняли. Уверен, никаких неудобств из-за левой руки на Олимпиаде у меня не возникнет. По крайней мере, боязни, что усугублю повреждение, нет.

— Для вас имеет значение, с кем в тройке, пятерке выходить на лед?

— В команде соберутся классные мастера, сливки российского хоккея. Так что мне без разницы, с кем играть.

— Но вы-то сами наверняка хотели бы оказаться в одном звене с братом Валерием?

— Конечно. Только я давно привык, что все решает тренер. Как Вячеслав Фетисов скажет, так и будет.

— Нашей сборной еще никогда не удавалось побеждать на Олимпиадах на американской земле…

— За то, что прервем нерадостную для нас традицию, поручиться вряд ли кто решится — все-таки в Солт-Лейк-Сити примерно равные шансы на золото сразу у нескольких команд. Скажу только, что мы приложим для победы все силы.

— Но сборные США и Канады, по мнению многих, слишком возрастные.

— Это не помешает им бороться за первое место. Все решает сама игра. Тем более в плей-офф, где ключевая роль принадлежит опыту. Преимущество на Олимпиаде получит тот, кто в лучшем состоянии — физическом, моральном, игровом — подойдет к каждому конкретному поединку.

— Отсутствие "вне игры" за красной линией в средней зоне, большие площадки на руку европейцам?

— Сложно сказать. Всем энхаэловцам независимо от национальности придется перестраиваться. Для меня правила ИИХФ тоже довольно непривычны. Но это для всех проблема, все в равных условиях.

— Олимпиаду сборная России открывает матчем с Белоруссией, которой умудрилась уступить на чемпионате мира-2000 в Санкт-Петербурге, где выступали и вы.

— Можно вспомнить ту игру, а можно — четвертьфинал олимпийского турнира-98 в Нагано, где мы без проблем победили белорусов — 4:1.

— Что врезалось в память после Игр в Нагано?

— Приятно возвращаться к тому времени прежде всего потому, что тогда у нас подобралась на редкость дружная, мастеровитая команда.

— Эти воспоминания не заслоняет горечь от неудачи в финале, когда россияне не сумели распечатать ворота чехов?

— Так и они нам смогли забросить лишь одну шайбу. Хотя, конечно, золото лучше, чем серебро.

— Правда ли, что эта Олимпиада станет последним вашим выступлением за сборную?

— Скорее всего, да. В России много перспективной молодежи, пора уступать дорогу новому поколению.

— Кубок мира-2004 тоже не входит в ваши планы?

— Хотя турнир проводится в Северной Америке, на нем я вряд ли выступлю.

ВАЛЕРИЙ СТАВИТ НА ХАБИБУЛЛИНА

Буре-младший прибыл в Солт-Лейк-Сити в приподнятом настроении. Незадолго до начала Олимпиады в его семье появился третий ребенок, он полностью оправился от недавней травмы колена, да и сама неповторимая олимпийская атмосфера пьянит лучше любого вина. Валерий считает, что у нашей сборной есть сразу несколько козырных карт, которые дают преимущество над остальными соискателями золота Соленого озера. По его мнению, главный джокер российской дружины — вратарь Николай Хабибуллин.

— Валерий, чего вы ждете от этой Олимпиады, которая станет для вас второй после Игр-98?

— Турнир предстоит крайне тяжелый. Всего одна неудачная игра может решить все. Единственная осечка в плей-офф приведет к непоправимым последствиям. На Играх все совсем по-другому, нежели в Кубке Стэнли, где серии проводятся до четырех побед, и даже после черного для команды дня остается возможность выправить ситуацию. В таких экстремальных условиях очень многое будет зависеть от игры вратарей. Как и на прошлой Олимпиаде, голкипер может стать главным аргументом для того, чтобы склонить чашу весов в чью-то пользу. Я считаю, что Николай Хабибуллин сейчас сильнейший страж ворот в НХЛ и должен помочь нам принести России золотые медали. Еще одним нашим преимуществом над североамериканцами должны стать большие площадки. Надеюсь, что нам удастся быстрее адаптироваться, все-таки как хоккеисты мы выросли в России, а стали перестраиваться только после переезда за океан.

— Чем эта Олимпиада будет отличаться от баталий в Нагано?

— Надеюсь, нашим результатом. Уж больно хочется обменять серебро прошлых Игр на более благородный металл. Состав подобрался на загляденье, команда дружная, так что есть все основания рассчитывать, что это желание сбудется.

— Не скажутся ли ваши проблемы в клубе на игре в Солт-Лейк-Сити?

— Да, собственно, никаких проблем в клубе у меня и не было. Все идет по плану. Майк Кинан — умный тренер, который понимал, что нельзя давать мне много игрового времени сразу же после того, как я вернулся в строй. Но в последних матчах чувствовал себя уже хорошо и набрал прежнюю форму. Последствия травмы больше не беспокоят, к Олимпиаде я подошел в полной боеготовности.

— Значит, нет сожаления от перехода во "Флориду"?

— Да, я очень доволен. Мне и моей семье нравится жить на юге США. Город просто уникальный для хоккеиста. Одеваешь с утра шорты и идешь на раскатку. Красота! Да и команда у нас хорошая, которую возглавляет один из самых великих тренеров в истории НХЛ. Конечно, в этом сезоне будет очень сложно пробиться в плей-офф, зато в следующем мы войдем в число сильнейших в лиге.

— Кто вас приедет поддерживать в Солт-Лейк-Сити?

— Жена с третьим ребенком, которого мы назвали Максимом. Хотя ему всего-то три недели, никакого страха за малыша перед этой поездкой не испытываю. Кэндис уже столько со мной налетала вместе с маленькими детьми, что ей впору писать учебные пособия. Два других ребенка останутся дома вместе с моими мамой и бабушкой, приехавшими погостить. Я предлагал им отправиться вместе на Олимпиаду, но они предпочли провести время с детьми.

— Не мешает ли вам невероятная популярность старшего брата, ведь вольно или нет, но вас все время сравнивают с Павлом?

— Да я уже привык к этому. К тому же сравнивают-то меня не с какой-нибудь посредственностью, а с игроком суперзвездного калибра. Так что, ради бога, пусть сравнивают. Я этому только рад.

— Вы именно с Павлом поселились в одном номере в Олимпийской деревне?

— Да. Мы с Пашей жили вместе в Нагано, сохранили эту традицию и на сей раз.