Алексей Ягудин стал олимпийским чемпионом в мужском одиночном катании. Евгений Плющенко завоевал серебряную медаль.

Мало кто сомневался, что Ягудин, воспитанник Татьяны Тарасовой, выиграет Олимпийские игры. Это стало понятно уже после короткой программы, где он захватил лидерство, а его основной соперник Плющенко, ученик Алексея Мишина, занял четвертое место. К тому же Алексей, как показали предолимпийские старты, находился в отменной спортивной форме плюс стартовал последним, что позволило ему получить высокие оценки, в частности четыре высших балла — 6,0 — за артистичность. Таким образом, Ягудин побил рекорд по "шестеркам" в мужском одиночном катании за всю историю Белых Олимпиад.

Произвольную программу на музыку из кинофильма "Человек в железной маске" он украсил каскадом из четверного и тройного тулупов с ритбергером в два оборота, который впервые исполнил на соревнованиях. И сделал еще один четверной тулуп. Алексей размышлял над тем, отваживаться ли ему на два ультра-си. Но все же решил рискнуть, поскольку Плющенко справился с двумя четверными прыжками.

Правда, Евгений пережил далеко не лучший свой прокат. Но он молодец, пошел на элемент, который доселе ни разу не был выполнен на турнирах, — комбинацию из четверного и двух тройных прыжков, но в последнем ритбергере приземлился на две ноги. Но едва ли это можно считать ошибкой, ведь подобная прыжковая "вереница" — сложнейший элемент вне конкурса, судьям достаточно каскада из двух прыжков. Дело в том, что Плющенко недокрутил оборот в тройном сальхове. А на Олимпийских играх даже одна такая неточность считается серьезной провинностью. В Солт-Лейк-Сити Женя немного "потерялся", возможно, потому, что его обессилила нервотрепка, связанная со сменой произвольных программ. К Олимпиаде он готовил "Страницы из жизни актера", но в декабрьском финале "Гран-при" судьи отнеслись к этой постановке с прохладцей, поэтому Мишин в спешке ставил своему любимцу очередную композицию "Кармен" уже в январе.

Ягудина стимулировал на прокат программы не в усеченном виде и американец Тимоти Гобель, который вообще сотворил сенсацию, исполнив три прыжка в четыре оборота: два четверных сальхова (один в каскаде с тройным тулупом) и четверной тулуп. Для всех это в диковинку. Но только не для подопечного знаменитого тренера Фрэнка Кэррола. Гобель уже представлял тот же набор элементов на этапе "Гран-при" в Америке в 1999 году.

По сложности катания Тимоти несколько превзошел Плющенко. Однако все девять арбитров единодушно отдали второе место Евгению, а фигуристу из США — третье. И это абсолютно справедливо, потому что турнир одиночников не состязания по отдельным элементам. Здесь ценится и художественное впечатление, а до россиянина в этом плане Гобелю расти и расти. К тому же не стоит забывать, что именно Плющенко в последнее время наряду с Ягудиным диктовал в своем виде моду и первым вывел его на новый виток сложности. Позже Гобель и Кэррол заявили, что не имеют нареканий в адрес судейства.

— Мы удовлетворены результатами, — добавил Кэррол. — Оба представителя российской команды были на высоте, хотя меня немножко разочаровала вторая оценка Тима — 5,4, поставленная одним из арбитров.