Так уж сложилось, что семь лет назад я оказался в Лозанне, на сессии МОК, где в финальной борьбе за право стать столицей XIX зимних Олимпийских игр американский город с "трехэтажным" названием Солт-Лейк-Сити обыграл симпатичный швейцарский Сьон (Сочи выбыли из борьбы на начальной стадии голосования). Признаться, до этого исторического момента даже не догадывался о существовании такого города на карте США. А нынче, прилетев сюда, с первых же дней убедился в том, что подавляющее большинство добропорядочных жителей Солт-Лейк-Сити не в восторге от того, что Олимпиада принесла их городу всемирную известность. Всенародно любимая у нас песня "Зачем ты в наш колхоз приехал, зачем нарушил мой покой…" в вольном переводе вполне может стать гимном настроенных на антиолимпийский лад местных жителей.

"УИПЬЕМ УИСКИ" ЗА ШТАТ ВАЙОМИНГ

Намедни в одну из редких минут отдыха, прогуливаясь по главной улице Солт-Лейк-Сити с соответствующим названием Main street, наслаждался живописнейшим горным пейзажем. Как вдруг из толпы ко мне бросилась 100-килограммовая леди, чье внимание, как позже выяснилось, привлекла моя аккредитационная карточка. "Mister, do you want to drink? — и, не дав опомниться, выложила главный козырь: — For free!". Первая реакция: провокация чистой воды. Чтобы в Америке, да еще в городе, пропитанном мормонским антиалкогольным духом, предлагали выпить, причем на халяву, такого просто быть не может.

Между тем нехилая дама почти силой затолкала меня в лифт расположенного рядом здания, и через минуту мы оказались в уютном офисе с кожаными диванами, развешанными на стенах фотографиями первозданной американской природы, похожей на ту, которая окружала героев Джека Лондона, и баром, заставленным батареями разноцветных бутылок. Поняв, что без ста граммов все равно не разберусь, я позволил улыбчивой девушке за стойкой налить мне рюмку "уиски", после чего задал вполне уместные в такой ситуации вопросы: "Что, собственно, происходит и отчего такая гостеприимность?"

Оказалось все просто. Подобно "Русскому дому" в Солт-Лейк-Сити, этот офис, принадлежащий какой-то туристической компании, стал на время Олимпиады "домом" американского штата Вайоминг, известного своей дикой нетронутой природой и 1,5-миллионным населением, затерявшимся на территории в 180 тысяч квадратных километров. Улыбчивая девушка, которую, как выяснилось, звали Дайана, рассказала мне, что правительство штата арендовало этот офис в столице XIX Олимпиады и выделило солидную сумму для того, чтобы создать здесь домашнюю обстановку для всех аккредитованных на Играх журналистов (именно их "отловом" на улице и занимается 100-килограммовая леди). Спрашивается, для чего? "А просто так, чтобы репортеры, приехавшие на Олимпиаду в штат Юта, не забывали, что существует на свете и штат Вайоминг, — хитро улыбнулась Дайана и добавила: Еще виски? Или, может быть, пива?.."

Естественно, я не упустил случая поинтересоваться у нее, коренной жительницы Солт-Лейк-Сити, как местное население относится к Олимпиаде. "Есть немало положительных моментов, в частности, благодаря Играм в городе появилось много прекрасных спортивных сооружений, — ответила она, — но мне очень не нравится, что теперь о Солт-Лейк-Сити узнают все. Сюда могут потянуться криминальные люди, не говоря уже о террористах. У нас в городе никогда не существовала проблема преступности, мы не боимся за наших детей, не боимся по ночам ходить по улицам, во многих домах никогда не запираются двери, а свои машины мы оставляем на ночь незакрытыми, зная, что утром найдем их там, где оставили. Олимпиада может изменить эту ситуацию. Я, например, знаю, что в Солт-Лейк-Сити уже сейчас осели сотни мексиканцев, которых в свое время завербовали для строительства олимпийских арен. Не уверена, что все они впишутся в наш образ жизни…"

"Что уж мне, жителю Москвы, тогда говорить, если в моем городе проживает более 11 миллионов человек", — попытался поискать я сочувствия у своей собеседницы. Надо было видеть ее округлившиеся глаза, когда она услышала эту цифру. Не решусь дословно привести фразу, которую Дайана произнесла по этому поводу, но смысл ее примерно свелся к вопросу: куда же вы деваете отходы, которые ежедневно "производит" такое количество людей?

ПОЧЕМУ ОНИ МОГУТ, А МЫ НЕТ

Хоккей, который начался в минувшую пятницу в Солт-Лейк-Сити, несколько отвлек внимание от грандиозного скандала, разгоревшегося вокруг якобы необъективного судейства соревнований по фигурному катанию. И слава богу, поскольку этот скандал, проникший абсолютно во все уголки Олимпиады и заставивший многих забыть о том, ради чего, собственно, они приехали в Солт-Лейк-Сити, грубо говоря, достал. Достал он, видимо, и руководителей Международного олимпийского комитета, Международного союза конькобежцев, поскольку решение, которое они приняли, пытаясь покончить с ним раз и навсегда, и рядом не лежало с мудростью. Навалившись всем "канадско-американским миром" на растерявшихся членов МОК и ИСУ и сумев привлечь на свою сторону мощную армию СМИ, организаторы Игр добились своего, как добились чуть раньше включения в программу церемонии открытия Олимпиады выноса американского флага, найденного в руинах разрушенных нью-йоркских небоскребов. МОК, как известно, был категорически против этой процедуры в сценарии открытия Игр, но в итоге все вышло, как хотели американцы…

Вроде бы нет серьезного повода для расстройства: медали-то у Сихарулидзе с Бережной никто не отнял и олимпийские титулы остались при них, но все равно чертовски обидно… за самих себя. Мы не умеем вот так, в экстремальных ситуациях, объединившись, добиться того, чего, казалось бы, добиться невозможно. Сила американцев не только в деньгах, способных заставить МОК менять ранее принятые решения, но и в том, что они всегда помнят о том, что являются американцами. Мы же порой сами себя не уважаем. Российские олимпийские чемпионы Антон Сихарулидзе и Елена Бережная на пресс-конференции по случаю своей победы говорили исключительно по-английски, словно стесняясь родного языка. Мало того, когда один из российских журналистов выразил свое возмущение этим обстоятельством, Антон пообещал вообще с ним не разговаривать, если тот и далее будет выказывать свое неудовольствие. Вы можете себе представить что-то подобное в исполнении американцев? И после этого мы удивляемся, почему они могут, а мы нет…

МАССАЖ ДЛЯ ПРЕССЫ

Мне в этой связи вспомнилась пресс-конференция знаменитого прыгуна с шестом Сергея Бубки на чемпионате мира по легкой атлетике 1997 года в Афинах. Тогда, войдя в переполненный зал, Сергей сразу же предупредил журналистов, что будет говорить только по-русски, потому что это его родной язык. В ответ раздались аплодисменты…

Кстати, в один из дней Олимпиады я встретил Сергея с супругой здесь, в Солт-Лейк-Сити, и на правах старого знакомого спросил, как, мол, ему, члену МОК, нравится организация нынешних Игр? "Все хорошо, — ответил он, — вот только с транспортом есть некоторые проблемы…"

Не знаю, где Сергей их увидел: у журналистов, работающих в Солт-Лейк-Сити, с передвижением по городу нет никаких проблем. Например, автобусы между отелем, где проживает большинство российских журналистов, и главным пресс-центром курсируют круглосуточно с получасовым интервалом. Так же четко организован транспорт, доставляющий прессу на олимпийские объекты. Еще никто из моих коллег не опоздал на соревнования из-за пробок или отсутствия в нужный момент на стоянке автобуса.

Почти идеальные условия для работы созданы и в главном пресс-центре, оснащенном десятками компьютеров, выдающих любую информацию. Ну а если почувствовал некоторое переутомление, пожалуйста, к услугам всех аккредитованных на Играх журналистов бесплатный десятиминутный массаж. Не первый, как говорится, год работаю на соревнованиях подобного ранга, но такого не видел нигде…