Когда выяснилось, что пара из Франции выиграла благодаря арбитрам из Восточной Европы, Марина Анисина призналась, что ее удивили результаты судейства.

— Впрочем, мне все равно, — добавила она. — Главное, что мы первые!

— Марина, вы смотрели, как катаются ваши конкуренты?

— Конечно, смотрела в раздевалке, надевая ботинки.

— Год назад, проиграв чемпионат Европы в Братиславе, вы сказали, что настанет момент истины, и вы докажете, кто есть кто. Вы имели в виду Олимпийские игры?

— Ничего не может быть выше золотой олимпийской медали. То, о чем я мечтала с детских лет, осуществилось. Я очень довольна тем, как мы катались, не допустили ни одной ошибки. Считаю, мы достойны этой медали. На протяжении многих лет, проведенных нами в спорте, мы думали только о ней.

— Вас разочаровали низкие оценки?

— Мы катались первыми в группе. Разумеется, готовились к тому, что баллы будут не слишком высокими. Когда на жеребьевке я вытащила первый номер, немножко расстроилась. Но вообще-то он для меня удачный. В 2000 году в Ницце мы выиграли чемпионат мира, также стартовав раньше соперников. Хотя когда ты выходишь на лед сразу после разминки, у тебя не остается времени для того, чтобы в последний раз повторить элементы за кулисами. Я рада, что мы смогли совладать со стрессом.

— Ваши костюмы, в которых вы выиграли бронзу на Олимпийских играх 1998 года в Нагано, находятся в олимпийском музее в Лозанне, как вы думаете, куда поместят ваши "золотые наряды"?

— Я даже не думаю об этом! Может быть, мы оставим их себе на память.

— История со спортивными парами как-то на вас отразилась?

— Никак! Я не слушала все эти разговоры, которые совершенно, на мой взгляд, не должны касаться спортсменов. Слава Богу, что в тот день я не видела выступления спортивных пар. Просто для себя решила, что на Олимпийских играх не буду тратить нервы, поскольку в других видах катаются мои друзья, знакомые, за которых я переживаю. Лишние волнения мне были ни к чему, поэтому я твердо знала, что на состязания по парному и одиночному катанию не пойду. То есть я ничего не видела, судить не могу. Слухов было много. Но я думала только о своем катании.

— Что дало вам сотрудничество с Натальей Дубовой в этом сезоне?

— Я очень благодарна Наталье Ильиничне, она замечательный тренер, вернула нам уверенность в свои силы, потому что прошлый сезон сложился для нас не очень удачно. Полагаю, это произошло из-за неправильно стратегически выстроенной подготовки, когда мы поехали на сборы к Татьяне Тарасовой. А она нам не только не помогла, но и просто вывела нас из формы. Наталья Ильинична действительно очень хотела нам помочь и помогла.

— Утомительными были минуты между вашим выступлением и прокатом Лобачевой — Авербуха?

— В этой разминке была не только российская пара. Выступали итальянцы, канадцы. После чемпионата Европы нашими главными соперниками были Фузар-Поли с Маргальо, поэтому со счетов мы их не скидывали.

— То, что после обязательных и оригинального танцев вы лидировали восемью голосами, вселяло в вас надежду на победу?

— Мы были уверены в себе с начала этого сезона. Были отлично готовы и преодолели все трудности, препятствия, которые нам искусственно создавали.

— Если бы Олимпиада проходила не в США, вы бы изображали статую Свободы?

— Я изображаю не статую Свободы, а саму свободу. Но, наверное, для Европы мы поставили бы другую программу.

— Вашу постановку приняли без бурных аплодисментов. Вы ожидали другого отклика?

— Публика нас нормально принимала.