Лучше всех из российских биатлонистов на Олимпиаде выступила Ольга Пылева. Она победила в гонке преследования на 12,5 км и получила бронзовую медаль в составе нашей эстафетной команды.

ГОНКА ПРЕСЛЕДОВАНИЯ - СОСТЯЗАНИЕ НЕРВОВ

— Ольга, помните, перед тем как отправиться на Олимпиаду, вы говорили в интервью нашей газете: "Пусть я выиграю один раз, но выиграю по-крупному"?

— И это произошло!

— Вы хотя бы представляли, стоя на последнем рубеже в гонке преследования, что сможете финишировать первой?

— Нет, я только думала о том, что надо постараться стрелять не на два вдоха, как я это обычно делаю, а на один. Я очень рада, что смогла хорошо отработать на огневых рубежах и при этом бежать пусть и не очень быстро, но по крайней мере, быстрее соперниц.

— Какими вопросами вас успели замучить?

— "Как вам бежалось? Что важнее: быстро бежать или думать на дистанции? Что вы ощущали, когда стреляли на последнем рубеже? Что вы поняли, когда отстрелялись там "на ноль"? Как вы ощущали себя, стоя на пьедестале?"

— Ну а о чем хочется поговорить? Что хочется сказать олимпийской чемпионке? Вы маме сразу звонили?

— Да как же мне звонить сразу? У Америки с Красноярском огромная разница во времени. Здесь — день, там — глубокая ночь. Мама у меня машинистом крана работает в транспортном цехе. Мужики в цехе ее проставляться заставят, не иначе.

— Как же так — биатлонистка, которая за три года не смогла выиграть ни одной личной гонки даже на этапах Кубка мира, вдруг сразу стала олимпийской чемпионкой?

— Повезло, наверное.

— А вы знали, что шедшие впереди вас Форсберг, Пуаре и Никульшина сделали по два промаха?

— Не знала. Видела только, что они уходят "на круги", но думала, что пробегут максимум по одному. Зато когда я отстрелялась и обратила внимание, что они еще крутятся, очень удивилась.

МУЛЬТИКИ ИНТЕРЕСНЕЕ ЭСТАФЕТЫ

— Кати Вильхельм уходила чуть впереди вас, но вы настигли ее уже через 100 метров. Это была решимость ни в коем случае не упустить столь долгожданную победу?

— Во-первых, я знала, что Кати уже столько накрутила, что наверняка устала… Я очень боялась, что меня догонят. Ехала и оглядывалась. Когда уже покатила к финишу, подумала — я в первый раз финиширую с поднятыми руками. Телевизионное табло потом много раз повторяло мой финиш. Там кажется, что я еду быстро. А на самом деле, по моим ощущениям, я плелась как муха.

— Вечером накануне старта не было нервозности, переживаний? Все-таки первые две гонки завершились далеко не так, как хотелось бы.

— Непосредственно накануне волнения не было. А вот днем раньше я ходила злая на всех. У нас в домике стены комнат тонкие и акустика как в оперном театре. Уединиться невозможно, а я до того себя довела, что даже Аню Богалий, свою соседку по комнате, видеть не могла. Поеду, думаю, в Солт-Лейк-Сити, может быть, успокоюсь. Вышла на улицу, подумала: это я сейчас буду час ехать, еще час-полтора там да час обратно. И решила не ехать. Погуляла, пришла в себя. После первой неудачи я так переживала, что места себе не находила. После второй мама позвонила мне по телефону и сказала: "Ничего, дочь, зато на Олимпиаде побывала". Я сейчас сама себе говорю, что выполнила уже две мамины мечты: поехала на Олимпиаду и завоевала здесь сразу две медали — золотую и бронзовую. Со своей дочкой по телефону говорила, спрашивала: "Даша, будешь меня по телевизору смотреть?" А она мне отвечала: "Не знаю, мама, мне и тебя хочется увидеть, и мультики тоже".