Все-таки гены очень важны в спорте. Это еще раз доказал пример 16-летней Светланы Кузнецовой — дочери знаменитого тренера по велоспорту Александра Кузнецова и шестикратной чемпионки мира по велоспорту Галины Царевой. По итогам минувшего года Международная федерация тенниса назвала петербурженку сильнейшей ракеткой планеты среди юниорок. Недавно теннисистка, которая последнее время тренируется в Испании, побывала в родном городе и поделилась последними новостями с корреспондентом "Советского спорта".

— Света, насколько тяжело вам было добиться звания первой ракетки мира?

— В какой-то степени мне повезло, что в составе сборной России я выиграла Connoly Cup — юниорское первенство континента. Матчи в одиночном разряде засчитывались в рейтинг, и это принесло мне немало важных очков. После победы многие сочли, что титул уже мой. Однако при определенном стечении обстоятельств его еще могла выиграть француженка Бартоли. Неудивительно, что матч с ней в полуфинале турнира Orange bowl, который считается неофициальным чемпионатом мира в нашей возрастной категории, получился решающим. Я оказалась сильнее — 6:3, 6:4 - и стала первой. Поражение в финале от Веры Звонаревой уже ничего не значило.

— Наверное, всевозможные подсчеты и прикидки здорово действовали на нервы?

— Из колеи выбивала атмосфера общего ажиотажа. То и дело ко мне подходили знакомые и говорили: "До титула тебе осталось пятьдесят очков. Тридцать. Двадцать". Свою роль сыграла и пресса. На Orange bowl газеты писали: "Первый номер уже у Кузнецовой". Поневоле хотелось расслабиться, но я понимала — решено еще не все.

— После завоевания титула отношение к вам изменилось?

— Организаторы теперь воспринимают меня более серьезно, чаще дают wild card. Соперницы же начали побаиваться. Та же Бартоли, например, не скрывала радости по поводу моего перехода во взрослую категорию: "Ну, наконец, и я смогу почувствовать вкус победы. Не все же тебе выигрывать!" Однако сильнее всего изменилось отношение людей в родном Питере. Те, кто еще пару лет назад в упор не замечал меня, теперь подходят, поздравляют, хлопают по плечу.

— Представители Международной федерации тенниса уже поздравили вас с успехом?

— Все поздравления будут на традиционном бале чемпионов, который устраивается в рамках "Ролан Гаррос". Туда приглашаются первые номера в мужском, женском и парном разрядах, а также победители в категории юношей и девушек. Меня уже предупредили, что для гала-вечера надо будет сшить специальное платье. Поэтому пришлось озадачить маму на этот счет.

— А у вас есть опыт участия в подобных мероприятиях?

— Недавно меня пригласили на "Русский кубок" — праздничный вечер, на котором чествуют лучших теннисистов страны. Там мне должны были вручить приз в номинации "Открытие года". Увы, из-за опоздания самолета я появилась в зале перед самым награждением, и времени на переодевание уже не было. Все пришли нарядными, и лишь я поднялась на подиум в чем была — джинсах и свитере. Потом было очень обидно слышать ехидные замечания: дескать, все дело в том, что у Кузнецовой нет опыта подобных встреч…

— Это правда, что в начале карьеры тренеры называли вас ленивой?

— Было дело. Но с каждым годом теннис все больше и больше захватывал меня. Я почувствовала вкус к путешествиям, знакомству с новыми людьми, тренировкам. Раньше мне приходилось все время придумывать для себя какой-то стимул: вот сейчас придет спонсор, поэтому надо пробежать быстрее или сыграть лучше. Теперь же от своей работы я получаю удовольствие.

— Прославленные звезды сразу приняли вас в свои ряды?

— Отношение ко мне достаточно ровное. Во всяком случае, никакого пренебрежения я не почувствовала. Но самые близкие отношения сложились со знаменитой Арантой Санчес, которая тренирует меня в Испании.

— Говорят, вы с ней лучшие подруги?

— Аранта очень прикольная. У меня с ней постоянно случаются какие-то истории. Так в прошлом году перед финалом юниорского US Open Санчес была вынуждена уехать и оставила мне своего песика. Перед отъездом наказала: "Спать он может только на руках". В результате всю ночь я промучалась. Собачка поминутно просыпалась и начинала ворочаться. Утром же, когда надо было ехать на корты, я обнаружила свои кроссовки изгрызенными, а на ковре в нескольких местах — подозрительные кучки. С тех пор этого песика я у себя не оставляла.