Максим Афиногенов на первом этапе играл в тройке с Игорем Ларионовым и Павлом Дацюком. На матч с чехами его перевели в звено к Алексею Яшину и Андрею Николишину, где экс-форвард столичного "Динамо" просто расцвел. Он забросил свою первую шайбу на Олимпиаде, которая вывела нас в полуфинал.

— Максим, расскажите, как рождался гол-пропуск на пьедестал.

— Владимир Малахов бросил от синей линии, шайба угодила в чешского защитника и отскочила ко мне. Я находился между двумя кругами вбрасывания, прямо напротив ворот, и решил ударить с ходу. Голкипер чехов Доминик Гашек выкатился под бросок Малахова, так что ворота оказались наполовину приоткрыты.

— Вы провели вместе с Гашеком сезон в "Буффало". Это помогло изучить его повадки?

— Гашек — вратарь такого уровня, что ему крайне сложно забивать, вне зависимости от того, играл ли ты с ним в одной команде или нет. Можно сказать, повезло, что забил. Как говорится, оказался в нужном месте в нужный час.

— Вы уехали из России всего полтора года назад. Вам было проще адаптироваться к большим площадкам, чем многим партнерам?

— Да я, собственно, всегда любил играть на маленьких площадках. Мой стиль больше подходит для них, так что вряд ли нахожусь в более выигрышном положении.

— Где сложнее играть, на Олимпиаде или в НХЛ?

— Конечно, на Олимпиаде. В НХЛ собраны лучшие игроки со всего мира, а на Олимпиаде и вовсе сливки высшего общества.