Форвард Андрей Николишин считается незаметным героем. Трудно даже себе представить другого кандидата для образца командного игрока. Он не слишком часто отмечается голами, но проделывает такой объем работы на льду, что порой диву даешься, откуда у него только силы берутся. Встреча с чехами стала для Андрея пока лучшей на Олимпиаде.

— Андрей, в ваше звено вместо Алексея Ковалева был переведен Максим Афиногенов. Как вы оцениваете этот ход тренеров?

— На то они и тренеры, чтобы делать перестановки. Результаты рокировки говорят сами за себя. Максим добавил скорости нашей тройке и забросил единственную шайбу, а перевод Ковалева в звено Игоря Ларионова также благотворно сказался на игре.

— Когда вам объявили об изменениях в тройке?

— На вечерней тренировке накануне встречи с чехами.

— Почему у вас и у Алексея Яшина не слишком ладилась игра с Ковалевым?

— Мне кажется, Ковалев и Яшин — игроки одного плана. Оба любят подержать шайбу, повозить за собой соперников, поэтому в интересах команды их и надо было развести по разным тройкам.

— Как оцениваете свою игру в поединке с чехами?

— Я считаю неправильным давать оценку каждому в отдельности. Мы все — одна команда и приехали в Солт-Лейк-Сити не за личными бонусами, а ради общей цели. Ребята выложились на 100 процентов, кровью и потом заслужили эту победу. Но это был только четвертьфинал, и мы не собираемся останавливаться на достигнутом. Все жаждут добраться до вершины.

— В конце первого периода из-за вашего удаления с формулировкой "нарушение экипировки" сборная России осталась втроем против пятерых чехов. Расскажите об эпизоде, который едва не стал для нас роковым.

— Мы держали оборону в меньшинстве, когда у меня слетел с головы шлем. Во время секундной передышки я успел его подобрать и вернуть на место, но времени, чтобы застегнуться, уже не хватило. Судья мне жестикулировал, но ситуация на площадке просто не позволяла этого сделать.

— У вас есть претензии к арбитру?

— Судьи — живые люди, которым свойственно ошибаться. Но все уже осталось в прошлом, даже не хочется вспоминать о каких-то огрехах рефери. Мы победили, и это главное. А промашки арбитра пусть остаются на его совести.

— Какой отрезок матча выдался наиболее сложным?

— Наверное, начало встречи, когда чехи нас задавили своей активностью. Ребята очень настраивались на эту игру, важно было не перегореть, поэтому ни в коем случае нельзя было пропускать первыми. Коля Хабибуллин пресекал все выпады чехов, и постепенно мы пришли в себя и выравняли игру. А чем все закончилось, вы знаете…