Красочной и помпезной церемонией закрытия Игр в Солт-Лейк-Сити завершились XIX зимние Олимпийские игры. Самые массовые, самые дорогие и самые скандальные.

ИЗОБРАЖАЕМ РАДОСТЬ

Так получилось, что все время Олимпийских игр ваш корреспондент прожил под одной крышей со сборной России по биатлону. С ними радовался победе Ольги Пылевой, с ними переживал неудачу мужской команды, возмущался "интеллигентным убийством" Павла Ростовцева.

Утро последнего дня, казалось, несло в себе исключительно положительные эмоции. Лариса Лазутина выиграла женский марафон, а сборная Канады обыграла американцев в финале хоккейного турнира (признаться, мне в первый раз приходилось видеть, чтобы мои соотечественники столь дружно переживали за канадцев). Желание не ходить на парад закрытия, имевшее место еще накануне, куда-то пропало, тем более что из штаба российской делегации позвонил ответственный человек и сказал, что честь нести флаг на церемонии закрытия доверена Ольге Пылевой. Однако не прошло и часа, как все изменилось. Телевидение сообщило о дисквалификации Лазутиной и Даниловой. Куда идти нашему человеку в таком настроении? Неужели на стадион, где тебе с помощью "Бон Джови", "Кисс", Кристины Агилеры и еще полутора десятков артистов и многих тысяч человек в массовке в очередной раз дадут понять, кто в доме хозяин? В России Дума принимает решение: на парад закрытия не ходить. Михаил Задорнов в прямом эфире уничтожает собственную американскую визу, его тезка и олимпийский чемпион Иванов уже отсюда, из Солт-Лейк-Сити, прямым текстом заявляет, что ни на какой "Раис-Экле" он в жизни не пойдет. А ты идешь на это проклятое место, изображаешь радость, солидарность с мировым олимпийским движением, от имени которого тобой так бесцеремонно воспользовались. Но руководство было непреклонно, и команда пошла на стадион.

"ФАСТ-ФУДЫ" НА ПРОЩАНИЕ

Картину церемонии закрытия многие из вас, уверен, видели по телевидению. Что не попало в кадр и чем запомнился этот ритуал зрителям на трибунах? Огромные очереди в бесчисленные "фаст-фуды", цены в которых были выше в два с половиной раза. Эти очереди не уменьшались ни к моменту церемонии, ни во время ее, ни даже после.

На видеоэкране прошла демонстрация кадров с героями Олимпийских игр (из россиян туда попали Майгуров, Пылева, Чепалова, Слуцкая и Лобачева и Бережная с Сихарулидзе). Можно вспомнить яркое световое представление и огромных кукол из парка Юрского периода, шутивших в духе комиков 60-х годов: "Я только что позавтракал бобслейным экипажем".

Наконец, передача олимпийского флага мэром Солт-Лейк-Сити мэру Турина. Хочется верить, что теперь знамя олимпийцев находится в более надежных руках.

Огонь в чаше стадиона погас. И все, что происходило после, уже как будто не имело к Олимпиаде никакого отношения. XIX Игры стали историей. О ее уроках мы рассудим позже, а пока попрощаемся с простыми американцами, добрыми и простодушными в сущности людьми, искренне считающими, что подарили человечеству праздник.

ПОЧТИ ПО ЧЕХОВУ

Полагаю, что многие из вас, дорогие читатели, захотят приехать во вторник в Шереметьево, чтобы встретить героев Олимпиады, сумевших даже в таких трудных условиях доказать, что они сильнейшие. Однако не торопитесь. Обещанное на 13.00 прибытие рейса из Солт-Лейк-Сити как минимум сильно задержится. Я пишу эти строки в домике сборной России, находящемся от аэропорта в двух часах езды. Наша команда стреляющих лыжников уже 4 часа как должна быть в аэропорту, но заказанного заранее автобуса нет и вряд ли он скоро прибудет. Про тех, на кого с надеждой смотрели еще несколько дней назад, попросту забыли уже на следующий день после закрытия Игр.

Как у Чехова в "Вишневом саде". Потерявшая все на свете семья Раневской рассуждает о том, что Фирса, старого лакея, служившего хозяевам верой и правдой долгие годы, надо непременно отдать в лечебницу, и ни в коем случае не бросать на произвол судьбы. Затем хозяева уезжают, а Фирс остается в брошенном и запертом доме. Что-то похожее случилось и с нашими олимпийцами. Сегодня они нужны всем и вся, а завтра, когда заканчивается Олимпиада, о них успешно забывают. Может быть, вспомнят года через четыре? Если кто-то к тому времени еще будет выступать под российским флагом…