После окончания соревнований фигуристок наша делегация подала протест

на необъективное судейство, в результате которого Ирина Слуцкая была отодвинута на второе место! Сама же Ирина не верила в действенность протеста.

"Россию очень сильно не долюбили на этой Олимпиаде, — сказала серебряная медалистка. — Не только фигуристов, но и лыжников, к примеру. Понятно, мы мощная спортивная держава, поэтому нас боятся и всеми средствами пытаются скинуть с пьедестала. Слышала, что протест отклонили, так как он вроде бы был подан не по регламенту. Уверяю вас, если бы с этим было все в порядке, нашли бы что-нибудь еще".

НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ

— После того, как вы чисто откатались, у вас не возникло мыслей, о победе?

— Когда увидела первые оценки, которые были выше, чем у Хьюз, в голове молнией пронеслась мысль о прошлогоднем чемпионате мира в Ванкувере, где меня тоже "опустили" по второй оценке за артистичность. И если вы заметили, я не выражала каких-то явных эмоций, прекрасно осознавая, что буду второй-третьей. В глубине души, конечно, верила в успех, потому что надежда умирает последней. Но все-таки когда увидела второй балл, не сдержалась и дала выход эмоциям, ведь в таких ситуациях просто руки опускаются. Думаешь, а зачем вообще кататься?! Все равно проиграешь. Причем самое противное, что не от тебя это зависит.

— Вы помните, что кричали, когда табло "определило" вам второе место?

— Уроды!!! Более некорректных выражений я себе позволить точно не могла. Ну если они уроды, то кто виноват? В самом деле, несолидно это все. Олимпиада превратилась в политическую игру. Кто-то решает свои задачи. Но спортсмены-то тут при чем? Ко мне практически все подходили и говорили: "Ира, не переживай. Для нас ты выиграла". А что мне от этого?! У меня висит на груди серебряная медаль. Я-то не чувствую, что победила, хотя знаю, что была лучшей и когда приеду домой наверняка стану звездой. Слышала, что в России эту ситуацию даже в правительственных кругах обсуждали. В принципе второе место - это тоже хорошо. Обидно, что я не первая, но, с другой стороны, я первая из советских и российских одиночниц стала на Олимпиаде второй. Кроме того, олимпийская медаль, вне зависимости от того, какого она достоинства, даже рядом не стоит с медалью, завоеванной на чемпионате мира. Она на порядок выше! В конце концов, я для себя решила, что эта награда не серебряная, а платиновая.

— Зачем, на ваш взгляд, нужна короткая программа, если вы были здесь выше Хьюз, прокатались безошибочно в произвольной, но все же проиграли?

— Наверное, для того, чтобы после легче было расставлять спортсменов по "нужным" местам. Я была бы рада, если бы медали давали и за короткую, и за произвольную программы. И чтобы звания сразу присваивали. А то в других видах спорта некоторые могут на одной Олимпиаде пятикратными олимпийскими чемпионами стать, а тут два дня за одну медаль борешься. Еще я бы изменила регламент турнира так, чтобы девочки не катались последними, потому что на нас все отыгрываются. Но видно, судьба у нас такая.

ГОЛОВА КВАН ИСЧЕЗЛА

— У вас не было желания отказаться от церемонии награждения?

— Нет, это было бы ниже чувства собственного достоинства!

— Все-таки очень переживали?

— Я на "мире" в Ванкувере переживала, а здесь была уже не то, что готова к этому, но, повторю, могла предположить, что так получится.

— Стоит ли тогда работать над артистичностью? Может стоит как американские фигуристки сосредоточиться на элементах?

— Убеждена, что "Тоска" Пуччини - удачный выбор. Программа потрясающая! Ни на одном старте я не получала оценки - 5,6 за артистичность. У меня вторая оценка стабильно была 5,8— 5,9. Я еще думала: "Ну наконец-то артистическую сторону оценили по достоинству". Мы с моим тренером Жанной Громовой и итальянским хореографом Джузеппе Ареной действительно очень много работали над этой композицией.

— Может, вы слишком увлеклись борьбой с Кван и "проворонили" Хьюз?

— Я боролась только сама с собой! Претенденток было много, порядка шести-семи фигуристок. Мне, конечно, обидно, что меня "прокатили" мимо золота. Но я считаю себя достойной соперницей американским девочкам. И не думаю, что чем-то хуже Сары Хьюз. Я лучше! Да, она каталась хорошо. Но ведь и мой прокат был чемпионским.

— Вы увидели, как упала Кван, поскольку стояли в тот момент у бортика?

— Я как раз выходила из-за кулис. Взглянула на Кван, и вдруг она куда-то исчезла. Голова ее скрылась. Но я настолько была сконцентрирована на себе, что не придала этому значения. Мне очень тяжело было настроиться на выступление, даже не предполагала, что так будет.

— Не корили себя за помарку - не слишком четкое приземление на тройном флипе?

— За это максимум снижают одну десятую, но не четыре. Меня попросту "убрали". Итальянский судья поставил 5,6, словно я споткнулась и упала.

— Ирина, вы очень дорожите мнением своего мужа Сергея Михеева. Он позвонил вам из Москвы после того, как закончились выступления?

— К сожалению, он не смог дозвониться. Но зато прислал мне на "трубку" сообщение с признанием в любви, написал, что я самая лучшая. Так приятно было получить такие трогательные послания от очень дорогого мне человека.

КОСТЮМ ГОРЕЛ, КАК ПЛАМЯ

— Планируете остаться в большом спорте на следующее четырехлетие?

— Не люблю загадывать. Все будет зависеть от того, как я буду себя чувствовать.

— А вам не кажется, что в ближайшем будущем в российской сборной никто, кроме вас, не сможет бороться с американками на равных?

— Не могу обещать, что если продолжу кататься, то буду всегда выигрывать. Это же спорт. К тому же Волчкова - сильная фигуристка. В следующем сезоне она, безусловно, прибавит. Она же совсем молодая и очень талантливая. Но в принципе в России среди подрастающего поколения мало конкурентоспособных одиночниц. Одна надежда: вдруг кто-нибудь "резко" прибавит.

— То есть, вы ощущаете ответственность, которая лежит на ваших плечах? Наверное, именно вы должны отстаивать честь страны.

— Что значит, "должна"? Я просто люблю фигурное катание. И если хочу кататься, то катаюсь. Но если мне взбредет в голову заняться каким-нибудь другим делом, я ведь не буду себя насильно заставлять выступать, правда ведь? Но пока мне этот род деятельности, слава Богу, нравится.

— Как вы относитесь к мнению иностранных журналистов, что в короткой программе ваше платье было немножко бледным?

— Костюм, на котором миллион камней, бледный?! Это, наверное, американцы придумали. Я думаю, что им больше вообще сказать нечего было, поэтому они ссылаются на костюм, который "горит", как пламя. На мне впервые было платье с таким количеством камней. Может, кто-то и причины моего проигрыша ищет в костюме? Каждый выбирает наряд, который ему нравится. И выходить на лед под нежную лирическую музыку Свиридова в красном или рыжем платье было бы неуместно.

— Юная Саша Коэн на тренировках, единственная из одиночниц, прыгает четверной сальхов. По-вашему, реально кому-нибудь еще освоить этот элемент ультра-си?

- Почему бы и нет?! Я пока его не прыгаю, потому что была занята другими "вещами".

— В Солт-Лейк-Сити всех российских фигуристов поселили в одном блоке, вас это не раздражало? Вы же, не секрет, не со всеми из них в дружеских отношениях…

— Может, я кому-то и мозолила глаза. Но мне самой -то жилось нормально. Меня поселили вместе с Машей Петровой (в паре с Алексеем Тихоновым она заняла шестое место. - Прим. авт.), которая вскоре уехала. И я блаженствовала одна в двухместном номере. Мне было хорошо. Я жила своей жизнью, в чужую не лезла. Нет, мне никто не мешал.