Выступление сборной России в Солт-Лейк-Сити вызвало неоднозначную реакцию. С одной стороны, наша дружина впервые поднялась на пьедестал крупнейших стартов после серебряного финиша в Нагано-98. С другой — все ждали от команды медалей из более благородного металла. Вдвойне обидно, что в полуфинале мы уступили дорогу американцам, которые превратили эти Игры в ярмарку собственного тщеславия. Итоги турнира подводит главный тренер и генеральный менеджер сборной Вячеслав Фетисов.

СУДЬИ НЕ СПРАВИЛИСЬ С ИНСТИНКТОМ

— Вячеслав Александрович, многие полагают, что в полуфинальной встрече с американцами хозяевам очень помог победить арбитр из НХЛ Билл Маккрири. Вы с этим согласны?

— Я бы не сказал, что было явное предвзятое судейство, но пару раз свисток арбитра промолчал, когда нужно было удалять американцев. Во втором периоде он не отреагировал на то, что Кравчука ударили в голову плечом, а в заключительной трети безнаказанным остался Челиос, откровенно заваливший Самсонова. По такой игре эти удаления могли повернуть ход матча в другое русло. Грамотный судья никогда не "убивает" открыто, а Маккрири и его коллеги из НХЛ — настоящие профессионалы. К тому же их можно понять. Они живут и работают в Северной Америке, и немудрено, что в критический момент срабатывает естественный инстинкт — хочется помочь своим. Но вопрос, собственно, не к местным судьям, а к тем, кто создал всю эту ситуацию. Ведь между ИИХФ и НХЛ был подписан договор, согласно которому обслуживание решающих матчей отдано на откуп арбитрам из заокеанской лиги. В итоге все мы оказались заложниками ситуации. Просто невозможно себе представить, что финальный матч чемпионата мира по футболу Бразилия — Германия будет судить немец. У нас же подобное оказалось в порядке вещей. НХЛ диктует условия и на Олимпиаде. Я не хочу валить всю вину за поражение только на судей, но на турнирах такого уровня крайне важна нейтральность, а ее, увы, не было.

— Что случилось с нашей командой в первых двух периодах этого злополучного матча, когда казалось, что ребята еще не проснулись?

— Я и сам толком не понимаю, что произошло с командой. По какой-то причине до третьего периода ребята не выполнили задания тренеров. Мы должны были играть более агрессивно, оказывать давление на американцев. Ведь у хозяев защита — самое слабое место, и третий период показал правильность установки на матч. Но до этого ребята отсиживались сзади, вместо того чтобы атаковать. В первые 40 минут мы проиграли борьбу на своем пятачке и не смогли создать давления у ворот соперника. Только в заключительной трети ребята полезли на чужие владения, смяли американцев и забросили две шайбы. Но упущенного было уже не вернуть. Невозможно добиться победы, играя только один период.

— Какие волшебные слова вы сказали игрокам во втором перерыве, благодаря чему на лед вышла совсем другая команда?

— Я просто попросил их выйти на лед и проявить характер. Сыграли свою роль и перестановки в звеньях. Алексей Ковалев вышел на третий период в тройке с Сергеем Самсоновым и Сергеем Федоровым вместо Ильи Ковальчука и забросил шайбу уже первым касанием. Этот гол придал ребятам уверенности, и вскоре Володя Малахов сократил отставание в счете до минимума.

— Тогда, может быть, стоило пойти на корректировки в составе еще раньше?

— После первого периода этого делать не стоило. Хотя мы и проиграли по броскам с разгромным счетом 4-20, но американцы били только с дальних дистанций, что не представляло особого труда для Хабибуллина. Это была чисто психологическая атака хозяев. Мы же достаточно терпеливо оборонялись.

— Снова подвел команду ряд необязательных удалений…

— Эта проблема преследовала нас на протяжении всего турнира. Перед каждой игрой мы в обязательном порядке проговаривали на установке, что ни в коем случае нельзя удаляться, в таких турнирах любой штраф может привести к непоправимым последствиям. Увы, но эти слова до ребят так и не дошли. В полуфинале все три шайбы американцы забросили в большинстве, что и предопределило исход матча.

ЖДАЛ ОТ ФОРВАРДОВ БОЛЬШЕГО

— Насколько сложно было настроить команду на матч за бронзовые медали? Ведь ехали в Солт-Лейк-Сити за золотом.

— Мало того, что команда пребывала в шоке после поражения от американцев, так снова сказался дефицит времени. Мы вернулись в Олимпийскую деревню только около восьми часов вечера. Нужно было поужинать, провести общее собрание, чтобы ребята после таких эмоциональных переживаний смогли лечь спать. Меня беспокоило, что с белорусами играть пришлось меньше чем через 15 часов после полуфинала. Но ребята — молодцы, смогли собраться на последнюю встречу на турнире и поймали свою игру.

— Что вы сказали на этом собрании?

— Нам есть что терять. У нас есть честь, у каждого есть имя, поэтому нужно обязательно выигрывать у белорусов. Да и ребята сами не хотели возвращаться из Солт-Лейк-Сити с пустыми руками.

— Олимпиада-2002 уже стала историей. Есть ли у вас чувство удовлетворения от проделанной работы?

— Какое может быть удовлетворение от поражения? Бронзовые медали не самый плохой результат, но мы рассчитывали только на золото. Необходимо время, чтобы провести анализ и разобраться, где мы все-таки недоработали. Если бы команда добилась цели, то, наверное, считалась бы самой великой за всю историю нашего хоккея. У нас был шанс, но мы его не использовали.

— К кому из игроков у вас наибольшие претензии?

— У меня нет вопросов к молодым игрокам, которые приобрели на Олимпиаде колоссальный опыт. Николай Хабибуллин показал игру экстра-класса, хотя ему пришлось несладко из-за огромного давления, которое испытывал на себе наш основной вратарь. Здорово провели турнир защитники, но в нападении у нас возникли проблемы. Я ожидал от форвардов более результативной игры. По таланту игроков линии атаки команда должна была забивать заметно больше. Но этот огромный потенциал так и остался нереализованным. Не хочется сейчас давать оценку каждому игроку, но не все лидеры сборной оказались в Солт-Лейк-Сити на высоте. С них спрос особый, и они должны требовательней относиться к себе, чем те же молодые ребята.

НЕ ХВАТИЛО ВРЕМЕНИ НА ПОДГОТОВКУ

— Если бы вы были назначены главным тренером сборной не в прошлом августе, а хотя бы за год до Олимпиады, что бы изменилось?

— Я обязательно собрал бы команду летом, не посчитавшись с запретами профсоюза игроков НХЛ. Где угодно - в России, Европе или Америке. Пусть даже мы и не тренировались бы, но хотя бы посмотрели друг другу в глаза и уже знали, что будем делать в Солт-Лейк-Сити. Это ненормальная ситуация, когда ребята перед таким турниром проводят только одну тренировку, да и то вечером, в день приезда, за считанные часы до стартового матча. А всего мы провели здесь только две полноценные тренировки. Главный опыт Олимпиады для меня заключается в необходимости планомерной подготовки к турниру. У нас же получился какой-то сумасшедший дом. Не удалось ни собраться, ни потренироваться плюс еще навалился ворох организационных проблем. Трудно создать хорошую команду, не имея времени на подготовку. Раньше с этим было значительно проще. Все играли в своей стране в одном стиле. Сейчас ребята уезжают в Северную Америку в юном возрасте и попадают в команды, где проповедуются разные стили. Поэтому крайне сложно сейчас без тренировок и совместных сборов претворять в жизнь тактические схемы.

— Вы довольны взаимодействием в тренерском штабе?

— У нас была очень дружная тренерская команда. Я благодарен Владимиру Юрзинову за то, что он стал рядом со мной, плечом к плечу, а не стал отсиживаться сзади. У нас сложились великолепные взаимоотношения. Владислав Третьяк оказал огромную помощь команде, создавая доброжелательный микроклимат в коллективе. Его опыт и авторитет среди игроков поистине колоссальны. Наш капитан Игорь Ларионов работал в команде изнутри, сплачивал ребят, был для них своего рода старшим братом.

— Олимпиада закончилась. Чем планируете заняться дальше?

— Пока я просто очень хочу отдохнуть. Последний месяц выдался для меня невероятно напряженным. Не жизнь, а сплошной стресс. Сначала я потерял работу ассистента главного тренера в "Нью-Джерси", потом началась олимпийская предстартовая суета, сами Игры… Усталости накопилось предостаточно.

— Генеральный менеджер "Нью-Джерси" Лу Ламорелло обмолвился, что планирует сохранить вас в клубе в другой роли.

— Еще неизвестно, соглашусь ли я на эту роль. Но это все будет позже, а пока просто хочу отвлечься от хоккея.

— Нет ли желания поработать со сборной на чемпионате мира?

— У национальной команды уже есть главный тренер — Борис Михайлов, который хорошо знает ситуацию и, надеюсь, приведет сборную к успеху на турнире в Швеции.