Не все российские звезды НХЛ выступили на Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити так, как ожидали наши болельщики и тренеры. К 32-летнему форварду "Детройта" Сергею Федорову это не относится. Серебряный призер Олимпиады-98 вновь продемонстрировал свой высочайший уровень. Истинно командный игрок, он стал стержнем российской сборной, цементировал оборону и атаку, выходил в большинстве и меньшинстве, забивал голы и ассистировал.

Мне неоднократно прежде приходилось писать о Федорове, но до Олимпиады-2002 лично с ним никогда не общался. Знакомство наше состоялось в аэропорту Солт-Лейк-Сити 14 февраля, где представители СМИ встречали хоккеистов, прибывающих из разных городов Америки после заключительных перед паузой в чемпионате НХЛ матчей. Федоров умудрился незамеченным пройти через журналистский кордон и в сторонке скромно ждал у транспортера свои вещи. Первыми к нему с просьбой об интервью обратились телевизионщики, но Сергей им отказал. Отказал он поначалу и нам, мне и моему коллеге Вячеславу Панину, однако через минуту-другую громко через ползала прилета произнес: "Ребята, я готов, спрашивайте". Когда подошли к Сергею, он сразу поинтересовался, какое мы издание представляем. Узнав, что "Советский спорт", как-то повеселел и тут же взял бразды правления в свои руки: "Как дела? Когда приехали? Как матчи предварительного этапа?" Признаться, мы не ожидали столь неформального приема от человека, за которым давно закрепился имидж самого загадочного русского игрока НХЛ, крайне неохотно общающегося с российскими СМИ. К нашему удивлению, Федоров подробно и обстоятельно ответил на все вопросы, за 30 минут полностью разрушив навязанный кем-то образ нелюдимого одиночки. Наоборот, Сергей показался нам человеком предельно искренним и открытым, собеседником исключительно интересным, избегающим формальных, банальных ответов, а значит, уважающим труд — свой и журналистов.

Еще более Сергей поразил после матча Россия — США. Ответив на пресс-конференции на вопросы журналистов, он вышел в коридор, где, увидев меня, через весь холл крикнул: "Вы еще что-то хотите спросить?!" Я сначала даже не понял, что Федоров обращается ко мне, и хотя вопросов у меня, в общем-то, не было, кивнул головой. "Ну тогда пойдемте со мной", — сказал Сергей и мимо многочисленных охранников провел за кулисы. Там откровения продолжились. Максимально подробно и четко анализируя завершившийся матч, Федоров несколько раз по ходу беседы интересовался: "Как, успеваете записывать? Я не очень быстро говорю?" Подобного я от интервьюируемых не слышал никогда. И в дальнейшем, до самого конца Олимпиады, Сергей в общении не только со мной, но и другими российскими репортерами был всегда открыт и приветлив.

— Полуфинальный матч с США считал самым важным в своей карьере, и я крайне огорчен поражением, — подводит итоги Олимпиады-2002 Сергей Федоров. — Два периода мы действовали чересчур медленно, в третьем зашевелились, стали играть агрессивнее. Но во встрече со столь серьезным соперником этого слишком мало.

— В первом периоде вы, обыграв Рафальски, выкатили один на Рихтера, однако счет открыть не сумели. Что помешало, ведь забей вы тогда, и игра могла сложиться совсем иначе?

— Ничто не помешало. Обойдя защитника, я с ходу бросил в открытый угол. Однако шайба угодила в бок голкиперу и отскочила к лицевому борту. То есть в том, что шайба не прошла в ворота, особой заслуги Рихтера нет, просто мне надо было бросить чуть левее. Трудно сказать, повлиял бы этот гипотетический гол на дальнейшее развитие событий. Возможно, мы сумели бы, как в четвертьфинале с чехами, зацепиться за счет 1:0, а может быть, и нет. Все-таки Коле Хабибуллину трудно было выдать подряд два выдающихся матча.

— Что же произошло с нашей командой в двух первых периодах? Почему она была столь закрепощенной и пропустила три гола? Может, ребята переволновались, перегорели?

— Нет, не думаю, ибо все в сборной — бойцы проверенные, опытные, немало поигравшие в НХЛ. Хотя волнение, конечно, присутствовало. Ведь внимание к нашему полуфиналу в США было огромное. Это не могло в той или иной степени на нас не повлиять. В любом случае все отдались игре полностью. Не сложилось...

Единственный раз я не подошел к Федорову за комментарием после поединка за третье место с белорусами. О чем спрашивать игрока команды, победившей со счетом 7:2? Разве что о будущем, например об Олимпиаде-2006 в Турине. Но какой смысл задавать вопрос, ответ на который и так знаешь? Еще при самой первой нашей встрече Сергей сказал, что без олимпийского золота свою карьеру будет считать не в полной мере удавшейся. Так что можно не сомневаться, если НХЛ вновь тормознет свой чемпионат, а Федоров будет здоров, он наверняка приедет в Турин. Не беда, что ему тогда стукнет 36. Ведь новоявленным олимпийским чемпионам из Канады Лемье и Айзерману по 36 лет, Макиннису — 38, американцам, серебряным призерам Игр Халлу, Хаусли, Сатеру — по 37, а Челиосу, их капитану, и вовсе 40 лет!