Футболисты "Торпедо" завершают подготовку к чемпионату России в Сочи, а их руководители председатель Совета директоров клуба, генеральный директор "Лужников" Владимир Алешин и генеральный директор "Торпедо" Юрий Мишин на днях побывали у нас в гостях на "горячей линии" и ответили на вопросы читателей и журналистов газеты.

1-й тайм
(вопросы читателей)

ХОТИМ, ЧТОБЫ У НАС БЫЛИ УМНЫЕ ПОКЛОННИКИ

— Здравствуйте, Владимир Владимирович. Звонит бывший посол СССР в ГДР, Англии, Италии Николай Митрофанович Луньков.

На дипломатическую службу я ушел с автозавода имени Сталина, где был секретарем комсомола, и до сих пор сохранил любовь к футбольной команде "Торпедо". Даже подолгу находясь за рубежом, старался следить за ее игрой, а когда торпедовцы приезжали в Англию, ГДР, Италию, обязательно приглашал их в посольство. К сожалению, получилось так, что в середине 90-х годов на автозаводе "Торпедо" не стало, и спасибо вам от имени болельщиков с большим стажем за то, что вы спасли команду, сохранили ее в российском чемпионате.

— Спасибо и вам за этот звонок. Правда, громко сказано, что я оставил "Торпедо" в элитной группе. Нет, конечно. Просто в тот момент собралась группа заинтересованных людей, которым была небезразлична судьба одной из лучших наших команд, с богатыми традициями, неоднократно добивавшаяся успеха и в чемпионате, и в Кубке страны, и на международной арене. Вот тогда-то и было решено помочь "Торпедо". Правда, мы пришли к выводу, что поддержка не должна носить спонсорский, чаще всего временный характер. Команда должна будет полностью перейти под юрисдикцию акционерного общества "Лужники". Наша инициатива была поддержана и тогдашними руководителями клуба "Торпедо", и футболистами, и тренерами, так что решение о передаче команды с автозавода в "Лужники" было коллегиальным. За это время пришлось пройти нелегкий путь, но сегодня наш клуб способен решать задачи и более сложные, чем 10 лет назад, когда он базировался на ЗИЛе.

— Cегодня между двумя "Торпедо" идет борьба за право называться правопреемницей того славного коллектива. Не знаю, чем все кончится, возможно, даже и объединением, но команда из Лужников, несмотря на то, что к автозаводу не имеет больше отношения, сохранила традиционную бело-черную форму, в то время как зиловцы почему-то играют в зеленых футболках. Мелочь, но, на мой взгляд, она показывает разный подход к сохранению традиций.

— Спасибо. Цвет футболок и трусов действительно тоже имеет большое значение. Как, скажем, невозможно представить спартаковцев, играющих в бело-синей форме, так и динамовцы, наоборот, никогда не выйдут на поле в красных трусах и майках. Но традиции еще и в том, кто переживает за команду. Мы, например, стремимся к тому, чтобы у нашего "Торпедо", как и в советские времена, были поклонники умные, интеллигентные, и мы не случайно ориентируем наших футболистов на игру, которая нравится творческой и технической интеллигенции, молодым людям, активно работающим в Интернете.

ЗАЧЕМ ДРАТЬСЯ РАСТОПЫРЕННЫМИ ПАЛЬЦАМИ?

— Здравствуйте, вас беспокоит москвич Олег Русанов. Сам я, правда, болею за "Анжи", но неравнодушен и к "Торпедо". Слышал, что вы неоднократно выступали за объединение с "ЗИЛом"?

— Я и сейчас не отказываюсь от слов о том, что выступление в одной лиге двух команд "Торпедо" никому из нас на пользу не идет. Сила любого коллектива в объединении усилий. Зачем драться растопыренными пальцами, если известно, что кулаком всегда можно ударить сильнее? Сегодня многие российские, в том числе и московские клубы, имеют мощных спонсоров и даже совладельцев, и противопоставить им игру, финансовые и организационные возможности можно только объединенными усилиями, а пока у нас, у торпедовцев, разобщены и силы, и финансы, и базы.

— Как же вы предлагаете сделать это практически?

— Выход нам видится в том, чтобы сесть за стол переговоров и на паритетных началах решить вопросы по расходам и доходам клубов, расписать вопросы компетенции клубных руководителей. Мы, например, никогда не вмешиваемся в тренерские дела, понимая, что у тренеров творческая работа, требующая индивидуального подхода. Но знаем, что руководители некоторых клубов не обходятся без вмешательства даже в предматчевые установки.

— Если объединение не состоится, не собираетесь изменить название команды?

— Такой необходимости нет. У нашей команды красивое, гордое название "Торпедо", у нее есть исторические корни, яркие победы, о которых должны знать все любители футбола.

БЕЗ ЗВЕЗД В ЛИГУ ЧЕМПИОНОВ НЕ ПРОРВАТЬСЯ

— Владимир Владимирович, вам звонит Николай Митрофанов из Москвы. Прочитал в "Советском спорте" о том, что в предстоящем сезоне команда "Торпедо" будет бороться за второе место, которое даст возможность выступать в Лиге чемпионов. Но позвольте, торпедовцы выступали в менее сильном Кубке УЕФА и проигрывали на первых же этапах, причем соперникам среднего уровня! Как же тогда "Торпедо" будет выглядеть в Лиге чемпионов? К тому же есть опасения, что до того, как команда завоюет это право, из нее уйдут и оставшиеся ведущие игроки, как это уже сделали Казаков, лучший бомбардир прошлогоднего чемпионата России Вязьмикин, единственный торпедовец кандидат в сборную страны Даев. Кто может поручиться, что подающий большие надежды Кормильцев или перспективные игроки молодого поколения Кожемякин, Волков, Оганян останутся в "Торпедо"?

— Мы действительно ставим задачу играть в Лиге чемпионов, причем так решили сами футболисты. А уж как получится, покажет время. Согласен, что в Кубке УЕФА мы и в самом деле выступили неудачно. Причина? Мне сложно ответить на этот вопрос: анализ — это дело тренеров, хотя со своей стороны руководители клуба делают все, чтобы команда готовилась и играла на достаточно высоком уровне, и мы выполняем все обязательства, выдвинутые тренерским штабом и игроками. Теперь по поводу ухода игроков. Как известно, у нас свободный рынок, и если футболист решает в первую очередь добиться материальных, а не спортивных целей, он смотрит на те клубы, которые могут оказать ему сиюминутные услуги. И таких игроков удержать очень трудно. Мы, например, не хотели расставаться с Володей Казаковым, но он выбрал "Уралан", который, между прочим, выступал тогда в первом дивизионе, но, видимо, там Казакову платили больше, чем в "Торпедо". Также решил и Вячеслав Даев, у которого, оказывается, еще год назад созрело желание уйти из нашей команды. Честно говоря, я думал, что он окажется в "Спартаке" или "Локомотиве", которые будут выступать в Лиге чемпионов, но он перешел в ЦСКА, хотя мы согласны были выполнить все его условия, чтобы оставить в команде. С теми, кто от нас ушел, мы расстались по-доброму, пожелав им и в новых командах играть не хуже, чем в "Торпедо".

По поводу молодых футболистов. Спасибо вам, что вы следите не только за основным составом, но и за нашим резервом. Но начну с Сережи Кормильцева. Мы, конечно же, хотим, чтобы он стал классным игроком, и главное, у него для этого все есть, кроме одного — желания стать таким футболистом. В декабре у него заканчивается контракт с "Торпедо", и нам далеко не безразлично, как Сережа распорядится своей судьбой: если останется в нашей команде, мы будем только рады, но если будет искать другой клуб, то нам трудно будет повлиять на его выбор. Что же касается молодых футболистов, мы делаем все, чтобы они быстрее раскрыли свои способности и закрепились в основном составе. Например, идем на дополнительные расходы и приглашаем их на зарубежные сборы с основным составом, оплачиваем учебу в вузах. Как они заиграют в этом сезоне, предсказать трудно, но есть надежда, что кто-то из этой большой группы талантливых игроков засверкает так же, как и год назад наш воспитанник Измайлов в "Локомотиве". Не забывайте, правда, что мы не только потеряли нескольких футболистов, которые могли бы принести нам немало пользы, но и приобрели игроков, которые усилили команду. В первую очередь это относится к нападающему Александру Ширко, который пришел к нам из "Спартака" в середине прошлогоднего сезона и сразу стал лидером в команде, в межсезонье купили в Югославии двух мощных игроков, также большие надежды связываем с опытными Черевченко и Саркисяном, которые играли в "Локомотиве", с перспективным полузащитником из "Нефтехимика" Сергеем Будылиным.

— Добрый день. Меня зовут Сергей Вячеславович. Я болельщик с 52-летним стажем. У меня есть несколько вопросов. На встрече с болельщиками не были представлены Свидерский, Фамильцев и Лакич. Почему?

— На заключительном сборе в Голландии тренеры отказались от услуг Свидерского. Требованиям тренерского штаба не отвечают также Фамильцев и Лакич. Им предложено искать новые команды, и в этом мы им поможем, поскольку они принадлежат "Торпедо".

— Мне известно, что Оганян дружит с Маратом Измайловым и, похоже, хочет играть с ним в одной команде. Не повторится ли та же история с продажей, что и с Измайловым?

— Я неоднократно беседовал с Кареном Оганяном, и он действительно хочет играть вместе с другом детства Маратом Измайловым. В принципе мы не будем возражать, если их пригласят в хороший клуб.

— А с компенсацией в случае такого перехода не прогадаете, как это случилось с Маратом Измайловым?

— По существующему регламенту РФС у Оганяна, которому сейчас 20 лет, коэффициент 10. От нас потребуется только подсчитать, сколько мы потратили на его воспитание, и увеличить эту сумму в 10 раз.

— А примерную сумму не назовете?

— А ее никто и не знает. Скажу только, что сумма затрат складывается из таких показателей, как игра команды, премиальные, зарплата. Поэтому сейчас говорить на эту тему сложно, тем более что Оганян от нас еще никуда не ушел, и не будем делить шкуру неубитого медведя.


2-й тайм
(вопросы журналистов)

ЗАКРЫТИЕ ЯРМАРКИ К БАНКРОТСТВУ НЕ ПРИВЕДЕТ

— Не секрет, что одной из главных статей финансирования "Торпедо" является ярмарка в Лужниках. Но ведь правительство Москвы решило закрыть рынки на стадионах. Не опасаетесь, что ваш клуб обанкротится?

— Бюджет складывается из разных источников, и ярмарка действительно является для нас хорошей статьей дохода. Ее в Лужниках и в самом деле закроют. Но в другом месте будет построен торговый центр, и у нас нет оснований опасаться банкротства. Откровенно говоря, не знаю, кому мешает вещевой рынок в Лужниках. Во-первых, в дни матчей он закрыт, а во-вторых, мы не отдали ни одного квадратного метра спортивной площади под палатки. Я считаю, что мы делаем благое дело и для москвичей, и для гостей столицы, поскольку на ярмарке не только продают и покупают, но и получают возможность работать тысячи людей.

— Поле в Лужниках, несмотря на частую реконструкцию, постоянно критикуют.

— Думаю, что его будут критиковать и в этом сезоне. А причина в том, что с появлением козырька, удобного для зрителей, изменились климатические условия внутри арены — слабое проветривание, не хватает солнечных лучей, и на поле происходят такие процессы, которые не могут объяснить даже ученые. С такой же проблемой наверняка столкнутся и работники стадиона "Локомотив", на котором будет козырек. Должен сказать, что эта проблема не только московских спортсооружений, но и европейских, где имеются козырьки. Не случайно многие федерации футбола высказались за проведение матчей на искусственной траве. Такое решение поддержали ФИФА, все комитеты УЕФА, и осталось только организационно договориться о проведении официальных матчей на газонах с синтетическим покрытием, которое, между прочим, по качеству не уступает траве.

— Не планируете ли проведение в Лужниках финалов Лиги чемпионов или Кубка УЕФА?

— Да, мы планируем и уже вышли с этим предложением в УЕФА. Нас поддержал мэр Москвы Лужков, у которого хорошие отношения с президентом УЕФА Юханссоном. Мы хотели провести финал Лиги чемпионов в этом году, но календарь уже расписан, однако надеемся, что нас поставят на "лист ожидания" на 2003 год. Скоро состоится исполком УЕФА, и если комитет по проведению соревнований внесет этот вопрос в повестку дня, наш стадион будет там фигурировать.

— "Спартак" снова будет играть в Лужниках?

— Да, включая Лигу чемпионов, что зафиксировано в соответствующем контракте.

— На самом деле аренда на вашем стадионе дороже, чем на других спортсооружениях? Если да, то почему?

— Прежде всего потому, что Лужники — это пятизвездочная арена, имеющая всю разветвленную инфраструктуру, на которой можно проводить соревнования самого высокого уровня. Стоимость нашего стадиона выше, чем у любого спортсооружения в России, поэтому и арендная плата выше.

— Ваше мнение о новом стадионе "Локомотив"?

— Это будет современное спортивное сооружение, но оно еще не принято, поэтому сам "Локомотив" в начале чемпионата будет играть на "Динамо". "Спартак", между прочим, хотел проводить свои матчи на "Локомотиве". Но в этом ему было отказано. Мы же забыли все обиды, всю критику, высказанную в наш адрес спартаковцами, и пошли им навстречу.

ИЗМАЙЛОВ БЫЛ ПРОДАН ЗА СМЕШНУЮ ЦЕНУ

— А что это за история с Измайловым?

— История довольно интересная и весьма поучительная в первую очередь для нас. Суть ее в следующем. Отец привел Марата в нашу школу, когда мальчику было всего шесть лет. Его способности быстро раскрылись, он попал в перспективную группу, но у нас не был подписан контракт с ним, чем умело воспользовались люди, которым он понравился. Я сам несколько раз встречался с Маратом, уговаривал не уходить в "Локомотив", но он оказался под сильным влиянием так называемого агента и перешел в клуб железнодорожников. А мы в результате получили за Измайлова смешную по нынешним меркам сумму — всего 12 тысяч долларов.

— Но, говорят, у вас есть надежда, что в случае продажи "Локомотивом" Измайлова в другой клуб вы получите гораздо больше?

— Спасибо нашему мудрому генеральному директору Юрию Анатольевичу Мишину, в свое время вписавшему в договор между нашими клубами пункт, по которому мы в случае продажи Марата получим уже 25 процентов. Но лучше таких игроков, как Измайлов, не продавать за рубеж, пусть они играют в российском чемпионате и радуют наших любителей футбола.

— У многих команд крепкий финансовый фундамент, в их успешном выступлении заинтересованы руководители республик, областей, промышленных предприятий, что позволяет тратить немалые деньги на покупку силовых игроков. У "Торпедо" такой возможности нет, и вам, наверное, остается идти другим путем, готовить собственные резервы. Вы много внимания уделяете своей футбольной школе?

— Мы тоже не прочь укрепить две-три позиции игроками из других клубов. Но опыт показывает, что далеко не все приглашенные футболисты способны усилить "Торпедо". Поэтому своей школе мы в самом деле уделяем повышенное внимание. На днях, например, подписали контракт с канадской фирмой о строительстве девяти полей с искусственным покрытием. Это позволит мальчишкам заниматься на хороших газонах круглый год.

— Как вы относитесь к тому, чтобы бюджет клубов был более открытым?

— Я двумя руками поддерживаю это предложение, но тут помимо желания должны быть выстроены экономическая, финансовая и законодательная базы, чего, к большому сожалению, у нас до сих пор нет. Положение даже богатых клубов нередко зависит от любви спонсоров, руководителей предприятий, регионов. Сегодня, скажем, губернатор какой-нибудь области интересуется футболом, и команда получает из местного бюджета необходимую сумму для своих нужд. Но вдруг этому губернатору больше понравится хоккей, и тогда футбольный клуб сразу начнет испытывать финансовые трудности. Или, скажем, был один министр, который всячески помогал клубу, имеющему отношение к его отрасли. Но стоило этого министра снять с поста, и у команды возникли проблемы. А футбол не должен находиться в прямой зависимости от одной личности. Необходима четкая система, и тогда можно будет поднимать вопрос о прозрачности клубного бюджета. А пока те же "Лужники" не только не приносят никакой прибыли, но и находятся в финансовой зависимости от правительства Москвы, которому мы должны вернуть кредит — одних процентов выплатили уже баснословную сумму — за реконструкцию стадиона, а точнее, за решение социального проекта. В это непосвященному человеку, наверное, трудно поверить. Но еще при строительстве стадиона было известно, что это будет планово-убыточное предприятие, и у нас 85 процентов основных фондов не приносят никаких доходов, а коммунальные расходы у нас такие же, как и у промышленных предприятий. К сожалению, руководители Москвы и России не хотят понять, что мы несем социальную составляющую и что к нам надо менять отношение. В частности, не брать с нас такие же налоги, какие платят промышленные предприятия.

И МИЛИЦИЯ ДОЛЖНА СОБЛЮДАТЬ ПОРЯДОК

— Ваше отношение к бесчинствам фанатов на стадионах, их разборкам?

— Отрицательное, конечно. Но в то же время могу сказать, что в этом виноваты не только фанаты, но и работники милиции, которые не знают психологии болельщиков, законов их поведения, реакции на голы, результат матчей, и неудивительно, что они воспринимают это как нарушение общественного порядка. У нас с милицией, между прочим, разные взгляды на посещаемость. Если мы заинтересованы в том, чтобы зрителей было больше, то работники правоохранительных органов придерживаются противоположных взглядов. И, думаю, избиение зрителей нередко преследует цель запугать любителей футбола, заставить задуматься, а стоит ли идти на матч, если неприятности могут причинить не только болельщики других команд, но и милиционеры. А последние, поверьте, бьют жестоко, пострашнее, чем фанаты друг друга. И работники стадиона нередко сами оказываются бессильны помочь зрителям, поскольку на территории стадиона они такие же бесправные, как и болельщики, купившие билеты. В прошлом году во время избиения милиционерами фанатов ЦСКА и "Спартака" я попробовал призвать служителей порядка к порядку, к милосердию, но чуть сам не стал жертвой — выручил знакомый майор. Словом, это очень серьезная проблема, и ее надо решать как можно быстрее и общими усилиями. Недавно у министра внутренних дел Грызлова прошло представительное совещание на эту тему и были выработаны меры по наведению порядка на стадионах. В частности, решено создать специальные подразделения по обслуживанию матчей. Но как все получится, покажет время.


ЛЮБОПЫТНО

Генеральный директор открытого акционерного общества "Лужники", председатель совета директоров футбольного клуба "Торпедо" Владимир Владимирович Алешин руководит центральным стадионом, на котором помимо Большой спортивной арены имеются Дворец спорта, Малая спортивная арена и спорткомплекс "Дружба", уже 30 лет. Футбольный клуб "Торпедо" он возглавил в 1996 году, когда команда Автозавода имени Лихачева перешла в Лужники. Владимиру Владимировичу 56 лет, женат, у него дочь Ольга и сын Дмитрий, у которых, в свою очередь, подрастают мальчик и девочка. В молодости Владимир Владимирович играл в футбол в дубле московского "Торпедо", в ашхабадском "Строителе".

— Я и сейчас не отказываюсь от слов о том, что выступление в одной лиге двух команд "Торпедо" никому из нас на пользу не идет. Сила любого коллектива в объединении усилий. Зачем драться растопыренными пальцами, если известно, что кулаком всегда можно ударить сильнее?


КСТАТИ

9 марта, когда "Торпедо" в первом туре встретится с "Соколом", Владимиру Владимировичу Алешину исполнится 50 лет. В молодости он играл в футбол в клубной команде СИМ, в дубле "Торпедо", в "Строителе" (Ашхабад). Окончил инженерно-строительный институт и Высшую партийную школу. Кандидатскую диссертацию защитил 6 лет назад, а через 4 года стал доктором педагогических наук. Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации. Генеральным директором "Лужников" был назначен 20 лет назад, а футбольный клуб "Торпедо" возглавил 6 лет назад. Член комиссии по стадионам УЕФА, член Европейской ассоциации менеджеров стадионов, вице-президент РФС, советник мэра Москвы. Награжден орденами "Знак Почета", Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, За заслуги перед Отечеством IY степени, Олимпийским орденом.


ДОСЛОВНО

— Ваша дочь вышла замуж за певца Влада Сташевского. Как вы отреагировали на это событие?

— Оно явилось для нас неожиданностью. Все родители хотят своим детям только добра, и мы, откровенно говоря, надеялись, что наша дочь Ольга, закончившая Институт международных отношений и знающая три европейских языка, продолжит учебу за границей. Но в один прекрасный день к нам приехал с букетом цветов Влад и попросил руки дочери. Но самое удивительное, что об этих планах мы не знали, поэтому позвонили дочери. Она сообщила, что согласна выйти замуж за Влада. А поскольку я придерживаюсь принципа: лучше не вмешиваться в такие дела, нам пришлось согласиться на этот брак. Приятно, что в этой семье все идет нормально. Подрастает сын, мой любимый внук, которому уже четыре года. Знаю, творчество Сташевского многим не нравится, но то, что он порядочный человек, могут подтвердить многие. По крайней мере, если бы у нас, кроме дочери и сына, был еще один сын, я хотел бы, чтобы он был похож на Влада.