Столы, выстроенные вдоль стены огромного зала венской городской ратуши, ломились от яств изысканной австрийской кухни. В 10 шагах от них за круглыми столами томились в ожидании ужина около двух тысяч участников заключительного банкета. Наконец по команде его распорядителя мощная людская масса "железным потоком" бросилась к еде. Этот впечатляющий забег стал последним на завершившемся в Вене 27-м чемпионате Европы по легкой атлетике в закрытом помещении. Завоевав 5 золотых, 2 серебряные и 5 бронзовых медалей, российская сборная более чем уверенно заняла первое общекомандное место по количеству набранных очков.

Их у нее на 92 (!) больше, чем у занявшей второе место команды Испании. А вот по таблице медалей мы уступили, несмотря на то что имеем одинаковое с ней количество золотых наград. Решающим оказалось минимальное преимущество (три против двух) испанцев по количеству "добытого" серебра.

Но как тут не вспомнить злым тихим словом госпожу Фортуну, дважды проигнорировавшую наши интересы в секторе для прыжков в длину: сначала у мужчин, потом у женщин.

Первый день чемпионата болгарин Петар Дачев лишь по худшей второй попытке уступил серебряную медаль испанцу Яго Ламеле. А затем в такой же ситуации оказалась Ольга Рублева, с тем лишь отличием, что на этот раз пресловутые 2 см решили не в нашу пользу судьбу золотой медали.

Но особенно обидно за женскую эстафетную команду России 4х400 м, ставшую жертвой сначала недалекой идеи совета Европейкой ассоциации легкой атлетики (ЕАА), превратившей чемпионат в соревнование по приглашению, а потом откровенной халатности руководителей Всероссийской федерации легкой атлетики и национальной сборной. Совершенно прав главный тренер нашей команды Валерий Куличенко, говоря о том, что решение ЕАА самой формировать составы эстафетных команд участниц чемпионата является ничем иным, как нарушением прав человека, и достойно судебного разбирательства. Но, с другой стороны, каким бы абсурдным ни было это решение, оно принято высшим органом Европейской ассоциации легкой атлетики и подлежит исполнению всеми национальными федерациями. У Куличенко было достаточно времени, чтобы создать такую команду, которую хотела видеть в Вене ЕАА. Тем не менее он этого не сделал. Почему? Это другой вопрос.

Щекотливость ситуации в том, что вице-президентом ЕАА является руководитель Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. Он-то где был, когда Куличенко принимал решение, противоположное требованию Ассоциации? Почему не защитил интересы спортсменов? Говорят, что Валентин Васильевич поначалу в знак протеста хотел вообще выйти из состава Исполкома ЕАА, но его уговорили остаться.

Украшением третьего дня соревнований, безусловно, стал мировой рекорд российской чудо-прыгуньи с шестом Светланы Феофановой. Рыженькая бестия сдержала слово, подарив чемпионату рекордное достижение, да и самой себе, безусловно, сделала приятно.

— Я даже не решусь вслух произнести слова, которыми ругала себя после того как дважды сбила планку на высоте 4.70, — сказала она потом корреспонденту "Советского спорта". - Слава богу, сумела собраться и с первого прыжка взять 4.75.

Естественно, я поинтересовался, что Светлана думает насчет все чаще раздающихся в ее адрес упреков в том, что она якобы пошла по стопам Сергея Бубки, прибавляя к своим рекордам по сантиметру, чтобы заработать побольше денег. "Очень часто ситуация во время соревнований складывается так, что эти рекордные высоты заказываю не я, а устанавливают судьи", — был ответ.

Очень уверенно, сначала на дорожке, а потом в эксклюзивной беседе с корреспондентом "Советского спорта", повела себя и чемпионка Европы в беге на 1500 м 21-летняя Екатерина Пузанова из Нижнего Новгорода. Она нисколько не сомневалась в том, что победила бы в любой ситуации, будь даже на дорожке в этот день с ней сама румынка Габриэлла Сабо или португалка Карла Сакрамено.

Под стать ей смотрелась и 20-летняя чемпионка континента в беге на 400 м Наталья Антюх из Санкт-Петербурга, имеющая все шансы вырасти в звезду мирового класса.