Шестикратная олимпийская чемпионка, почетный житель Санкт-Петербурга из-за одной ошибки в одночасье стала изгоем. Три года она отсутствовала в национальной сборной. Но нашла в себе силы вернуться. Вернуться, чтобы доказать всему миру: судьба ее не сломала.

— Люба, как вы оцениваете свое выступление в Солт-Лейк-Сити?

— Думаю, в целом я выглядела достойно. Признаться, в индивидуальных гонках на медаль даже не рассчитывала. Знала, что соперницы очень сильны, так что успехом было бы даже попадание в пятерку. Поэтому главную ставку делала на эстафету.

— Однако в гонке на 10 километров классическим стилем вы смотрелись неплохо и одно время даже претендовали на место в тройке призеров…

— Всех надежд меня лишил сбой, произошедший в середине дистанции. По ощущениям я бежала вроде бы нормально, а на самом деле случился провал. Как назло, как раз на том участке трассы, 5-6-м километре, никого из тренеров, которые могли бы внести корректировку по ходу, не оказалось. Потом, когда об отставании стало известно, я прибавила, но времени уже не хватило.

— Перед Играми вы неплохо выступали в спринте, однако в Солт-Лейк-Сити блеснуть не удалось. С чем это связано?

— Там у меня плохо работали лыжи. В первый же подъем после старта я рванула что есть мочи, а на спуске соперницы дружно меня обошли. Когда лыжи не катят, ничего не поделаешь.

— У победительницы в этой дисциплине Юлии Чепаловой сервисменами были муж и отец. Семейственность имела какое-то значение?

— Юле просто повезло - ей очень удачно подобрали как сами лыжи, так и смазку. А я с парафином не угадала. Наверное, зря мы тестировали лыжи не прямо на трассе, а рядом. Снег там был гораздо более жесткий, вот мы и ошиблись с выбором.

— Говорят, счастливая пара лыж стояла у Чепаловой без дела больше двух лет…

— У меня тоже была похожая ситуация. Перед гонкой на 15 километров в Альбервиле мне попались в руки лыжи Atomic, которые я не использовала очень давно. Надела их - и выиграла.

— После спринта Чепалова пожаловалась: дескать, в четвертьфинале вы вышли на первую позицию и преградили ей путь…

— Мне странно слышать об этих претензиях. Наоборот, на трассе я спросила ее: "Пойдешь вперед?" Она отказалась. Вообще Юля стала другой. Кажется, давно ли она у меня на "Красногорской лыжне" автограф брала…

— Вы упомянули, что в Солт-Лейк-Сити делали ставку на эстафету. Обидно было не попасть в четверку избранных?

— Меня, между прочим, включили в состав. Еще утром накануне гонки моя фамилия значилась в заявочном списке на третьем этапе. Однако в девять часов вечера совершенно случайно узнала от девочек, что меня вычеркнули. С мотивировкой: "Егорова приболела и сама отказалась от участия в эстафете".

— Вы не пробовали прояснить ситуацию у старшего тренера сборной Воронина?

— А что толку? Уж коли не хотят тебя видеть в команде, никакие разговоры не помогут. Эта история стоила мне больших моральных сил, и я решила оставить лыжи, не дожидаясь окончания сезона. На оставшиеся этапы Кубка мира уже не поеду.

— Как вы прокомментируете инцидент с Лазутиной?

— Всю правду о том, что случилось, знают лишь несколько человек: сама Лариса, врач команды, может быть, кто-то из тренеров. В принципе, у меня самой от природы повышенный гемоглобин - он колеблется на предельно допустимом уровне в 16,1-16,2. Зная это, я постоянно контролировала себя. А вот Лазутина недоглядела... Хотя у нее был свой персональный аппарат для проверки крови.

— Как отреагировала команда на произошедшее?

— Все были в шоке. А с Ларисой случилась настоящая истерика. Она жила в своем домике, отдельно от всех, и вечером я уговорила девочек съездить к ней. По своему опыту знаю, как тяжело в такие моменты находиться в одиночестве.

— Говорят, что после случая со злополучным бромантаном Егорова - самая "чистая" в российской сборной…

— Так оно и есть. Я "чистая" на сто процентов.

— А остальные?

— Об этом они должны говорить сами. По крайней мере, восстановительные препараты принимают все. Без этого выступать на высоком уровне в современном спорте крайне сложно.

— Нынешний скандал начался с проверки сборной на допинг в австрийском Тауплице и последующей дисквалификации Натальи Барановой-Масалкиной. Как все это выглядело?

— Комиссары из антидопинговой комиссии появились совершенно неожиданно. Я вышла из бани, как вдруг меня схватили за руку и потащили на контроль. Дальше - больше. Проверяющие ходили по столовой и чуть ли не в тарелки нам заглядывали, что мы там такое едим.

— Известно, что у вас возникали проблемы со спортивными чиновниками и прошлой осенью, в самый разгар подготовки к Олимпиаде?

— Это была настоящая нервотрепка. Я почти каждый день ходила в городской спорткомитет, просила выделить средства на тренировки, а мне все время отказывали. В результате пришлось влезть в долги и ездить по сборам на деньги друзей. Их мне, кстати, до сих пор не компенсировали. Каждый раз я твердила себе: "Хватит, ухожу". И все-таки каждый раз оставалась. Но теперь все, конец.