Вчера впервые публично был обнародован конфликт между руководством Федерации хоккея России и Вячеславом Фетисовым, занимавшим на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити пост главного тренера — генерального менеджера мужской сборной. Президент ФХР Александр Стеблин заявил о явном перекосе в отношениях его ведомства и Фетисова, а вице-президент федерации Борис Майоров твердо сказал, что "нападки Фетисова, навязывающего свое мнение российской общественности, принять не может".

Публичное выступление руководства ФХР последовало скорее вынужденно — в ответ на острую критику его действий Вячеславом Фетисовым, недавно побывавшим в Москве. Во время своего визита наставник "бронзовых" олимпийцев собрал пресс-конференцию, на которой весьма недвусмысленно заявил о явных недоработках ФХР при подготовке мужской и женской сборных к Олимпиаде. В ответ на вопрос, почему же он не явился на заседание Исполкома ФХР с отчетом об игре сборной на Олимпиаде, Фетисов в сердцах выпалил: "А какое, вообще, отношение ФХР имеет к этой (моей) олимпийской команде? Она не выполнила условий моего контракта и давно распродала всех игроков, получив за них компенсации!" Не забыл Фетисов упомянуть и о том, что ФХР не имеет отношения и к женской олимпийской сборной, которая-де влачит жалкое существование, не экипирована и так далее. Иными словами, он сам развязал войну, которую подхватили чиновники с Лужнецкой набережной (именно там находятся офисы как ФХР, так и Олимпийского комитета).

Александр Стеблин не стал отмалчиваться и сразу же заявил журналистам:

— Выступление Фетисова - легковесное. Он делает явно опрометчивые заявления, даже не проверяя точность высказываний, которые он где-то услышал. Ну как можно заявлять о том, что ФХР не выполнила условий контракта? Как раз его, принятого Фетисовым лишь в шестом варианте (!), и следовало бы Вячеславу читать внимательнее. Именно в контракте написано, что оплата скаутов, менеджеров и прочего персонала будет производиться лишь после заключения со всеми этими людьми договоров с ФХР. Я же до сих пор не знаю, кто помогал Фетисову до начала Игр. Лучше бы Вячеслав сам четко выполнял условия контракта, а не делал в Солт-Лейк-Сити заявлений, будто бы из-за несоблюдения условий со стороны ФХР может покинуть Олимпиаду. А ведь он отказался практически от всего штаба специалистов-профессионалов, обслуживающих неолимпийскую команду России. Отказался Фетисов и от моего первоначального предложения стать генеральным менеджером, а тренерские функции передать другим, потребовав сразу всех полномочий.

ФХР была готова оплатить установочный сбор накануне старта турнира как в сентябре, так и в повторно определенной Фетисовым дате — в феврале. Однако мы не стали перечислять средства за океан, как того требовал Вячеслав, так как должны были за них отчитываться, и готовы были оплатить все расходы по переезду и размещению игроков прямо из Москвы.

ФХР начала подготовку к Олимпиаде-2002 задолго до назначения Фетисова, как бы он это ни пытался отрицать. Это и определение "восьмерки неприкасаемых", и контакты с игроками, и предварительная заявка… В конце концов оформлением бумаг, всеми официальными документами занималась именно ФХР. На мой взгляд, вновь прослеживается ситуация, сложившаяся в 1996 году накануне и во время проведения Кубка мира, когда Фетисов бесповоротно требовал власти. ФХР готова к конкретному открытому диалогу, а отвечать на огульные обвинения вообще не имеет смысла.

Я предупредил руководство ОКР: решение по назначению главного тренера олимпийской сборной в обход ФХР больше не пройдет! Ведь именно национальные федерации должны рекомендовать наставников своих команд. Заявление Фетисова, будто бы ему предложили пост главного тренера на Игры-2006 в Турине, где у России будет совершенно новая команда, в ОКР мне лично опровергли.

Борис Майоров заявил, что Фетисов, 13 лет проживающий за океаном, навязывает свое мнение российской общественности и его нападки неприемлемы. Он также подчеркнул, что был и остается противником назначения Вячеслава главным тренером олимпийской сборной-2002, и считает, что это решение, навязанное высшим руководством страны, еще дорого обойдется российскому хоккею. Вместе с тем Майоров признал, что выступление команды на Играх в Солт-Лейк-Сити успешное, "так как при таком уровне игры вряд ли можно было прыгнуть выше. Российская команда была на Олимпиаде слабее всех пяти основных соперников".