Первый международный футбольный матч в Южной Америке был посвящен 70-летию британской королевы Виктории и состоялся 15 мая 1889 года: на стадионе "Ла Бланкеада" под Монтевидео играли "Buenos Aires Team" и "Montevideo Team", сформированные, естественно, целиком из англичан. Со счетом 3:0 победили аргентинские британцы.

А в Бразилии международные матчи начались гораздо позже и поначалу оказались огорчительными для хозяев поля. В 1906 году в Сан-Паулу пожаловали англичане из Южной Африки, которая в то время была колонией Британской империи. Счет 6:0 в пользу гостей. Через пару лет, 2 июля 1908 года, сборная Аргентины обыграла 4:0 сборную Сан-Паулу. А затем через неделю и сборную Рио — 3:2. А в 1909 году по приглашению "Флуминенсе" в Рио наконец-то приехали из Лондона отцы-основатели футбола — знаменитый "Коринтианс"! Серия матчей получилась весьма впечатляющей: с "Флуминенсе" — 10:1, со сборной Рио — 8:1, с командой, усиленной лучшими игроками из Сан-Паулу, — 5:2. Потом британцы отправились в Сан-Паулу и обыграли там "Палмейрас" 2:0, "Сан-Пауло Атлетик" 8:2, сборную штата 5:0.

Вскоре после этого пять парней из Бом-Ретиро, рабочего квартала Сан-Паулу, решили создать свой, народный, "Коринтианс". Он был основан 1 сентября 1910 года в дешевой парикмахерской на углу улиц Италианос и Консейсао. Первый мяч для первой игры купили за 6 тысяч рейсов, собранных по монетке у жителей. Первым президентом клуба, заметьте, был не банкир, не отставной генерал, а владелец парикмахерской и портной по профессии Мигель Баталья. Клуб открыл свои двери незнатным работягам, мелким торговцам, парням с улицы. В те годы это дорогого стоило: понадобилось целых два года, прежде чем сан-паульская футбольная лига согласилась допустить "этих оборванцев" к отборочному турниру, победа в котором позволила "Коринтиансу" пробиться в чемпионат штата 1913 года.

"Коринтианс", вскоре ставший одним из самых популярных клубов страны, дал Бразилии Ривелино, Сократеса, Балтазара, Марселиньо и других выдающихся мастеров. А самой первой его звездой с 1913 по 1930 год был Мануэль Нунес — Неко. Тот самый напарник Фриденрайха в сборной, забивший два гола уругвайцам в первом финальном матче 1919 года и давший пас Фреду для победного гола во второй дополнительной получасовке второго финального матча (см. в номере "СС-Футбол" за 12 марта очерк "Тигр по имени Фред").

В 1920 году случилась первая в Бразилии попытка "организовать" победу за наличные: представители "Палестры", главного соперника "Коринтианса", предложили Неко 500 тысяч рейсов. Он должен был не забивать в решающем матче. Деньги он взял, но рассказал обо всем команде. "Палестра" была разгромлена, на поле произошла всеобщая драка, а полмиллиона пошли на победный банкет для всей команды.

Неко означает для "Коринтианса" то же, что Ди Стефано для "Реала", Стэнли Мэтьюз для "Блэкпула" или Бобров для ЦСКА. И потому центральную аллею парка Сан-Жорже, где находится штаб-квартира "Коринтианса", украшает его бронзовый бюст, к которому подводят каждого, кто приходит сюда. Чтобы играть в футбол или просто соприкоснуться с историей великого клуба. Мне эта честь выпала в 1995 году. Был прохладный зимний июльский день. Неко сосредоточенно смотрел из-под тяжелых бронзовых век, словно вспоминая свою бурную жизнь.

* Главный бразильский турнир первой половины года: "Рио — Сан-Паулу", в котором "Коринтианс" занимает пока пятое место среди 16 участников, миновал экватор. Его особенность: обилие голов. В 64 матчах забито 257 мячей (4 за матч!). И в первых восьми турах ни одного поединка с нулевым счетом! Впрочем, мудрый аналитик Тостао утверждает, что радоваться тут особенно нечему: "Все бразильские команды отличаются слабой игрой в защите. Мы любим забивать, но не умеем обороняться", — считает он.

* Болельщик "Коринтианса" Рикардиньо Невес поставил очередной рекорд: 27 часов подряд (без единой остановки) он играл мячом ногами и головой, не давая ему опуститься на землю, сделав около 210 тысяч касаний мяча. Пять лет назад я видел его, взбирающимся с мячом к подножию Христа по крутому склону горы Корковадо в Рио (высота — около 800 метров). Теперь Рикардиньо намерен взойти, играя мячом, на Эйфелеву башню в Париже.