Завтра исполнится круглая дата — ровно месяц со дня окончания в американском городе Солт-Лейк-Сити XIX зимней Олимпиады, безусловно, самых скандальных Игр в истории современного олимпийского движения. А месяц, согласитесь, это не тот срок, чтобы окончательно зажили раны, обильно посыпанные солью из Соленого Озера.

СЕВЕРОАМЕРИКАНЦЫ СЛОМАЛИ РОГГЕ

В 1995 году я, специальный корреспондент "Советского спорта" в Лозанне на конкурсе городов-кандидатов за право проведения зимней Олимпиады-2002, сочинил сказку, которая сегодня, спустя семь лет, кажется наивной присказкой к действительно сказочным (со знаком минус) событиям, произошедшим на упомянутых Играх. Начиналась она так:

"Жил-был в своем родовом замке Шато-де-Види могущественный король по имени МОК. Настолько могущественный, что имел свои владения во всех уголках земного шара. Была у короля любимая дочь-красавица Олимпиада. Все мог МОК, лишь со временем совладать был не в силах. Пришла пора выходить Липе замуж, и бросил тогда король клич: "Выдам дочь за самого богатого и спортивного жениха, если, конечно, он сумеет меня в этом убедить". Девять претендентов приняли вызов: шведский королевич Эстерсунд, испанский принц Хака, словацкий князь Попрад, даже из-за океана прибыли гости — ковбои Квебек из Канады и Солт-Лейк-Сити из США… И устроили они рыцарский турнир за право увезти Олимпиаду к себе домой…

"Какой там к черту рыцарский!" — хочется воскликнуть сейчас, ведь уже тогда его исход был практически предсказуем, ибо "гость из Солт-Лейк-Сити" вел себя в Лозанне, как купец из пьесы Островского: "Зачем слова, когда есть мильон?" или, если кто-то не читал классика, как "Дрим тим" из НБА среди дворовых баскетбольных коллективов.

Для меня самым большим разочарованием Олимпиады в Солт-Лейк-Сити стало открытие, не оставившее никаких сомнений в том, что "король" МОК, которого действительно считал могущественным и всесильным, оказался голым. Дело даже не в том, что вопреки, как утверждалось поначалу, категоричным возражениям Международного олимпийского комитета хозяева Игр все-таки вынесли на церемонии открытия Олимпиады американский флаг, найденный в руинах взорванных 11 сентября небоскребов. Сразил другой факт. Наверное, старик Кубертен, первый президент МОК, создатель спортивной Библии под названием "Олимпийская хартия", перевернулся в гробу, когда нынешний глава комитета Жак Рогге, человек, который должен определять правилами честной игры каждый свой шаг, собственноручно нарушил основной спортивный закон, извратил саму суть спорта, заключающуюся в том, что победу здесь можно добыть только в соревнованиях. Речь, как вы уже догадались, идет о решении дрогнувшего под американо-канадским натиском Рогге вручить второй комплект золотых медалей канадским фигуристам Жаме Сале и Дэвиду Пеллетье, объявленным судьями серебряными призерами.

"Надо отдавать себе отчет в том, что нам с господином Рогге работать еще не один год, поскольку он будет возглавлять МОК как минимум следующие восемь лет, а то и двенадцать", — не устает сейчас повторять во всех интервью вице-президент МОК Виталий Смирнов, имеющий, по собственному признанию, официальную справку о том, что он был решительно против вручения канадской паре золотых медалей. Но почему, спрашивается, никто не работает с Рогге (на пользу отечественному спорту) сегодня, когда президент Международного олимпийского комитета лишился своего главного козыря при принятии "исторического" решения в Солт-Лейк-Сити? Последние сенсационные заявления французского арбитра Мари-Рэн Ле Гунь в корне изменили ситуацию: не русские, оказывается, давили на нее, склоняя к предвзятому судейству, а как раз канадцы. Почему мы даже не пытаемся ухватиться за этот факт, чтобы развернуть мощную кампанию в защиту наших фигуристов (как это в свое время сделали канадцы с американцами), вплоть до обращения в Международный спортивный арбитражный суд? И почему не предпринимает никаких шагов сам Рогге, претендующий на полное доверие к возглавляемому им комитету, не говоря уж о могуществе?

ПОБЕДИТЕЛЕЙ ДВАЖДЫ НЕ НАГРАЖДАЮТ

Может возникнуть резонный вопрос: кого защищать, зачем раздувать новый скандал, ведь титулы олимпийских чемпионов и золотые медали у наших фигуристов никто не отнимал? Медали действительно находятся у нас, а вот победителей нет, поскольку победители не могут дважды подниматься на пьедестал почета. Раз устроили повторную церемонию награждения, значит, первую посчитали недействительной, если пригласили на высшую ступеньку пьедестала почета пару, набравшую вторую сумму баллов, значит, первоначально объявленных судьями победителей за таковых не приняли. Попробуйте найти в этой логической цепочке хотя бы одно фальшивое звено…

Есть еще один убийственный аргумент в пользу того, что решение выйти во второй раз на награждение было ошибкой: согласившись на это, мы сами поставили под сомнение законность победы нашей пары. Довод прекрасного тренера Тамары Москвиной о том, что на пьедестал стоило подняться ради того, чтобы еще раз прозвучал российский гимн, выглядит совсем неубедительно (если не сказать больше) хотя бы потому, что сразу хочется спросить: а в честь чего и кого исполнялся канадский гимн в присутствии олимпийских чемпионов Бережной и Сихарулидзе?

Понятно, что решающее слово при обсуждении вопроса "выходить или не выходить на повторное награждение" осталось за президентом Федерации фигурного катания России Валентином Писеевым, который в случае отказа участвовать в этой церемонии не без основания опасался за судьбу других наших фигуристов, выступавших вслед за Еленой и Антоном. Однако дальнейшие события показали, что даже такой опытнейший спортивный чиновник, как Писеев, ошибся: ни Илье Авербуху с Ириной Лобачевой, ни тем более Ирине Слуцкой это не помогло…

ПРЕЗИДЕНТ "ВЗОРВАЛ" ОЛИМПИАДУ

Тема очевидных (и не очень видных) ошибок руководителей нашей делегации в Солт-Лейк-Сити стала притчей во языцех в репортажах российских журналистов, освещавших Олимпиаду. Позволю себе заметить, что все эти ошибки, допущенные нашими чиновниками, — производные от уже упомянутого мною главного ошибочного решения Жака Рогге и компании, взорвавшего зимние Игры-2002 похлеще взрыва, прогремевшего летом 1996 года в олимпийской Атланте (оно еще выйдет боком современному олимпийскому движению, поскольку прецедент создан). Отличный тренер, но дебютант Олимпиады в роли президента Олимпийского комитета России Леонид Тягачев оказался попросту не готовым к подобному повороту событий (хотя в этой ситуации растерялся бы любой). Когда организаторы мощной (но, как казалось поначалу, безнадежной) кампании под лозунгом "Сале и Пеллетье — истинные чемпионы Олимпиады в парном катании" добились своего и канадским фигуристам все-таки был вручен второй комплект золотых медалей, Россия потребовала от своих спортивных чиновников, командированных в Солт-Лейк-Сити, стоять на страже интересов команды и незаслуженно обиженных судьями российских олимпийцев. Но у наших не получилось, хотя суетились они много, и на одной из пресс-конференций Тягачев даже озвучил мысль о том, что справедливости ради надо бы вручить золотые олимпийские медали Слуцкой и не стартовавшей (!!!) по причине дисквалификации женской эстафетной команде России по лыжным гонкам...

ПОЗИЦИЯ ПО СЕКРЕТУ

Нынче пресс-служба Олимпийского комитета России обвиняет родную прессу в том, что та "изваяла" образ отечественного спортивного чиновника, ставшего едва ли не главным виновником всех наших бед в Солт-Лейк-Сити. Что в этой связи хочется сказать? Во-первых, в любом случае вина руководителей отечественного спорта в неудачном выступлении олимпийской команды России в Солт-Лейк-Сити, согласитесь, есть. Во-вторых, как очевидец событий должен признать, что беспомощность и непредсказуемость некоторых шагов, предпринятых руководителями российской делегации на Играх, порой удивляли. Мне, например, непонятно, для чего нужно было организовывать пресс-конференцию по случаю "антироссийского заговора" и судейского произвола по отношению к нашим спортсменам, не имея собственной четкой позиции по поводу ответных действий? Зачем надо было форсировать события и собирать полный зал жаждущих сенсаций журналистов, подавляющее большинство которых составили вчерашние участники истеричной кампании против нашей победы в парном катании?

Вот характерный эпизод той пресс-конференции. Выступает президент Олимпийского комитета России и говорит буквально следующее:

— На встрече с президентом Международного олимпийского комитета я сказал: "Если Россия не нужна большому спорту и олимпийскому движению, то наша команда может покинуть Олимпийскую деревню и объединить спорт вокруг тех людей, которые хотели бы соревноваться на "чистой" арене и с хорошим судейством". Я не хотел бы смешивать спорт и политику, но как президент Олимпийского комитета России должен официально заявить, что в случае необъективного рассмотрения вопроса о наших лыжницах, представителях других дисциплин Россия не должна принимать участия в церемонии закрытия Олимпиады…

В этот момент выступающего перебивает первый заместитель председателя Госкомитета РФ по физической культуре, спорту и туризму Виктор Хоточкин:

— Леонид Васильевич, извините, переводчик неправильно перевел ваши последние слова. Не могли бы их повторить?

— Хорошо, — говорит Тягачев и повторяет:

— Если не будут рассмотрены вопросы, которые я поставил перед президентом Международного олимпийского комитета, то здесь в Солт-Лейк-Сити российские спортсмены не будут ни в хоккей играть, ни 30-километровую лыжную гонку бегать. И, естественно, мы будем очень жестко ставить вопрос на перспективу — о чистоте спорта, об объективном судействе, о серьезном отношении к спортсменам и тренерам, чтобы кто-то не делал из них гуттаперчевых мальчиков…

Найдите, как говорится, десять отличий. В итоге после этой пресс-конференции, призванной прояснить ситуацию, коллеги по цеху из зарубежных изданий буквально достали вопросом: "Так что же все-таки хотели руководители вашего спорта?" Я лично не смог это выяснить даже в приватных беседах с организаторами пресс-конференции…

МНОГО ШУМА ИЗ НИЧЕГО

Предметом особой гордости Леонида Васильевича и его помощников стало то, что им удалось провести вопрос об "антироссийском заговоре" на повестку экстренного заседания Исполкома МОК с участием президентов тех международных федераций, к которым мы имели претензии. Более того, Тягачев, Смирнов и Тарпищев взяли с Рогге слово, что он немедленно направит письмо Президенту России Владимиру Путину с разъяснениями позиции Международного олимпийского комитета относительно всех спорных вопросов, поднятых российской стороной в Солт-Лейк-Сити.

А теперь вопрос на засыпку: хотя бы в одном российском издании вы видели опубликованный текст этого письма, который, как несложно догадаться, в данной ситуации далеко не безразличен отечественному спорту и тем, кто за него болеет? Я лично не видел и позволю себе высказать собственную версию, почему. Видимо все аргументы российских чиновников от спорта, "аккредитованных" на Играх в Солт-Лейк-Сити, были с легкостью разбиты приглашенными на заседание Исполкома МОК президентами международных федераций.

ПОЛУПРЫГУНЫ И ОДНОБОРЦЫ

Еще один вопрос, который просто не могу не задать тем, кто проходил в олимпийской делегации России под статусом "официальные лица". Когда же все-таки лица были истинными: в тот момент, когда уверяли, что все их действия продиктованы исключительно интересами спортсменов, или когда отправляли домой прыгунов на лыжах с трамплина и двоеборцев, не дав им закончить олимпийские соревнования? Последнее решение вообще из ряда вон выходящее, по крайней мере, в истории российского спорта (после развала СССР) подобное произошло впервые. Официальное объяснение главы делегации Виктора Маматова, распорядившегося отправить прыгунов и двоеборцев в Россию раньше времени, не выдерживает никакой критики: они, дескать, показали очень слабые результаты и ни на что не рассчитывали в предстоящих стартах. Но по этой логике на тот момент можно было смело высылать из Солт-Лейк-Сити и наших лыжников, не оправдавших, как говорится, надежд своих болельщиков. Слава Богу, это не было сделано, и Михаил Иванов, вопреки всем прогнозам, стал олимпийским чемпионом. Но ведь и прыгуны с двоеборцами могли сотворить чудо: если не выиграть медаль, то хотя бы попасть в пятерку лучших. Кто сейчас сможет доказать обратное?

"ПОДВИГ" ПО КОМАНДЕ "ФАС!"

Если существует несколько ответов на вопрос, почему северные американцы добились практически невозможного, заставив Рогге и компанию вручить второй комплект золотых олимпийских медалей канадским фигуристам, то на один из них я знаю точный ответ: потому что они действовали сообща, подключив к этой кампании мощную и дружную команду журналистов. Западная пресса, которая любит себя называть свободной и независимой, отработала по команде "Фас!" на славу (куда засунули эти ребята свои понятия о чести и справедливости, когда была откровенно засужена россиянка Ирина Слуцкая?) Стоило же возникнуть ситуации, потребовавшей от нас мобилизации сил и средств в защиту российских спортсменов, выяснилось, что единства-то среди нас нет: ни среди тренеров (не буду называть фамилий тех, кто устроил склоку на виду у всего мира), ни среди чиновников и журналистов (один из моих коллег не нашел лучшего места, чем Солт-Лейк-Сити, чтобы выяснить у Тягачева, почему у того такое раболепие перед Президентом России?), ни, самое главное, среди самих чиновников. Одни говорили об антироссийском заговоре на Олимпиаде, другие упрекали тех журналистов, которые проповедовали, по их мнению, антиамериканские настроения, обвиняя их едва ли не в разжигании холодной войны.

Председатель Госкомитета РФ по физической культуре, спорту и туризму Павел Рожков не скрывал перед журналистами своего недовольства действиями Леонида Тягачева, пошедшего, на его взгляд, на поводу у вице-президентов Виталия Смирнова ( МОК) и Александра Козловского (ОКР). "Как же так, — справедливо недоумевал Павел Алексеевич. — Спорт в России финансирует Госкомитет, а за рубежом его представляет Олимпийский комитет России!?" А президент ОКР в свою очередь постоянно подчеркивал, что пора, мол, сосредоточить власть в российском спорте в одних руках, открыто обвиняя Госкомитет в том, что находящаяся сегодня под его крылом и не отвечающая современным требованиям Московская антидопинговая лаборатория стала едва ли не главной причиной наших проблем в Солт-Лейк-Сити.

Существует, правда, еще одна версия, объясняющая, почему, к примеру, нам не удалось повторить "подвиг" североамериканцев и добыть дополнительные медали для своих. Это, по мнению ее исповедующих, слабое представительство россиян в международных спортивных федерациях и других общественных спортивных организациях. Однако, на мой взгляд, данная версия весьма спорна. Разве вице-президента, члена Исполкома МОК Виталия Смирнова, члена МОК Шамиля Тарпищева, вице-президента Международной федерации лыжного спорта Анатолия Акентьева, вице-президента Международного союза биатлонистов Виктора Маматова недостаточно для того, чтобы существенно влиять на процессы, происходившие за кулисами зимних Олимпийских игр 2002 года? Дело, думаю, не в том, что нет должного количества российских чиновников от спорта в международных организациях, а в том, что не существует теперь у нас той страны, которую бы там по-настоящему уважали и, я бы даже сказал, немножечко побаивались…

ТРОЙКИ ОКАЗАЛИСЬ БЕЗ ТУЗА

Ситуация, сложившаяся под занавес Игр в Солт-Лейк-Сити, весьма напоминала ту, которая имела место двадцать два года назад на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, правда, с точностью до наоборот. Там, если помните, более чем уверенная победа советской олимпийской команды была смазана неожиданным и обидным до масштабов национальной трагедии поражением нашей хоккейной команды сборной США, составленной в основном из игроков американских университетов. Великий хоккеист Александр Мальцев рассказывал мне потом, что эта неудача лишила даже блистательную фигуристку Ирину Роднину ордена Ленина, приказ о вручении которого был уже подписан в Москве.

В Солт-Лейк-Сити победа команды Вячеслава Фетисова могла бы, по остроумному замечанию одного из моих коллег, стать тузом, внезапно брошенным на стол и перешибающим все иные карты. Народ простил бы российским олимпийцам все остальные неудачи.

— Меня часто спрашивают американские журналисты: "Что самое важное для вас на этой Олимпиаде?" "Обыграть вас в хоккей! — говорил мне в Солт-Лейк-Сити бывший министр экономики России Александр Лившиц. — Ничего важнее для меня нет — дать сдачи за 1980 год. Я думаю, что, когда наши хоккеисты-профессионалы смотрели открытие этих Игр и видели, что огонь в полном составе зажгла американская олимпийская сборная образца 1980 года, в них проснулось чувство реванша…"

Увы, не проснулось. Российские хоккеисты не только не выиграли Олимпиаду, но уступили в полуфинале именно американцам. Не хочу вдаваться в глубинные причины этого поражения, разбирать тактические рисунки игры и оценивать тренерские качества Фетисова, скажу лишь о том, что лежит на поверхности: на олимпийской хоккейной площадке у нас, как и везде, не было Команды.

ЧЕРНЫМ ПО БЕЛОЙ

Неделю назад, собираясь на службу, решил надеть ярко-красную куртку, которую мне, как и всем олимпийцам, выдала в Солт-Лейк-Сити известная российская фирма, работающая под девизом "Красота успеха". В самом центре Москвы близ Старой площади угораздило меня пройти мимо небольшой группы наших мужиков, отдыхающих с пивком на свежем воздухе. "Ну что, проср…ли Олимпиаду!" — услышал за спиной крик души, явно адресованный мне. Вот она, народная оценка нашего выступления на Играх Солт-Лейк-Сити! Несколько грубоватая, конечно, но по сути, согласитесь, верная. Нам определенно надо что-то делать с Белой Олимпиадой, ибо в скором времени она может стать для нас беспробудно черной: с каждом годом в ее программе появляются все новые виды, в которых шансы россиян в обозримом будущем равны нулю. А в тех дисциплинах, где мы еще что-то представляем, нам бессовестно ставят палки в колеса…