В эксклюзивном интервью корреспонденту "Советского спорта" российские фигуристы признались, что многие сказали им, будто в Нагано они катались более эмоционально, чем на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Однако Ирине и Илье кажется, что в США их прокат был более страстным.

ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА НЕ АФИШИРУЕМ

— Создается впечатление, что сейчас вы более спокойны, нежели на Олимпиаде?

— Мы не могли быть спокойны, потому что боролись за наше первое золото, тем более, что мы так много турниров выигрывали в своей жизни и вообще собрали небогатый урожай титулов. Были бронзовыми призерами чемпионатов Европы и мира, серебряными на Олимпийских играх. Конечно, это почетные звания. Но так хотелось быть первыми.

— Вы сомневались, выступать ли вам в Нагано. Приняли решение участвовать в соревнованиях, узнав о том, что олимпийские чемпионы Марина Анисина и Гвендаль Пейзера сюда не приедут?

— Нет, мы с самого начала планировали поездку в Японию, правда, Иру беспокоит травмированное колено, но, к счастью, это не помешало ей выступить, — сказал Илья. - У нас это всего четвертый старт в сезоне. Столько работать над программами и так их толком и не показать было бы обидно. Наверное, если бы мы выиграли Олимпийские игры, то пропустили бы чемпионат мира. Но в данной ситуации, считаем, что поступили правильно. Если бы Марина с Гвендалем были здесь, мы бы катались еще лучше.

— Правда, что в этом сезоне вы обращались за помощью к психологу?

— Вера Логвиненко очень сильно помогает нам в течение последних полутора лет. Мы не сразу притерлись друг к другу, но теперь между нами царит полное взаимопонимание.

— В отличие от некоторых ваших коллег, вы старались не афишировать специалиста подобного профиля?

— Логвиненко — скромный человек и не была сторонницей того, чтобы выходить к бортику. Считает, что лучше ей находиться на трибунах, не желает выпячивать себя, хотя на самом деле играет в нашей работе одну из центральных партий.

— Вас сопровождает и визажист. Неужели обязательно возить с собой такой штат "работников"?

— Убеждены в том, что это важно. За этим будущее. Это — следующий шаг вперед. Вспомним, в свое время кто-то из танцоров стал выходить в красивых костюмах на тренировки. И остальные переняли эту моду. Мы и чувствуем себя по-другому, когда нас приводят в порядок профессиональные люди. Мы ухоженные, и так нам намного легче.

— Остальные тоже имеют на соревнованиях таких помощников?

— Пока мы знаем только про себя. Сначала мы сотрудничали с двумя визажистами из Санкт-Петербурга. Но тут вмешались финансовые проблемы: двоих привозить на турниры было уж очень накладно. Сейчас мы нашли потрясающую девочку — Таню Ноздрачеву, которая все делает в одном "флаконе", как она шутит: и make-up, и прически.

КОСТЮМЫ БУДЕМ ПОКАЗЫВАТЬ ДЕТЯМ

— В сезоне вы не раз меняете костюмы. Как поступаете со старыми?

— Костюмы, кстати, дорогие. Почти каждое платье Ирины обходится в тысячу долларов, около пятнадцати тысяч в год на "наряды" уходит. Спасибо, нам теперь помогает с оплатой наша родная ШВСМ и спортобщество "Динамо", а было время, когда мы брали все расходы на себя. Некоторые нейтральные, не слишком шикарные платья в Америке любят покупать пары не очень высокого уровня. Мы их продаем. Но в основном оставляем их на память нашим будущим детям. Будем показывать им: "В этом платье мама каталась".

— Вы точно останетесь в любителях на год-два, как обещали?

— Еще не решили окончательно. Вопрос остается открытым, поскольку мы не знаем, какие у нас появятся предложения после чемпионата мира.

— Если вы уйдете, что ожидает российские танцы?

— Возможно, в следующем году мы останемся без медалей, но катастрофы не произойдет. Навка - Костомаров — очень сильный дуэт, который должен подняться в ближайшее время. У Тарасовой растет молодая пара Куликова — Марков. Конечно, хочется, чтобы сразу результат был.