До матча с динамовцами голкипер армейцев Веньямин Мандрыкин оставался единственным, кто не пропускал голов в чемпионате. Однако удар Мартина Хиски оборвал его сухую серию.

— Мне повезло, что пресса несколько забыла о ЦСКА и нашей сухой серии, — говорит Мандрыкин. — На первый план вышли спартаковцы и железнодорожники. Это даже к лучшему, когда на тебя никто не давит. Я мог спокойно готовиться к матчу.

— Но на "ноль" хотелось сыграть?

— Естественно. Жаль, что не получилось, но победа в столь важном матче заставляет забыть о завершении сухой серии.

— Могли ли выручить в эпизоде, приведшем к взятию ворот?

— Трудно было. Динамовцу никто не помешал нанести точный удар. Почему-то при стандартном положении возле него никого не оказалось. Откровенно говоря, у Хиски классно получилось — прямо в девятку.

— Тяжело было наблюдать, как ваша команда стремилась вырвать победу?

— Прежде всего психологически. Было желание побежать вперед и помочь хоть чем-то ребятам (улыбается). Такое же состояние бывает, когда находишься на скамейке запасных или на трибуне.

— Когда ЦСКА забил победный гол, вы бросились не поздравлять партнеров, а к судье. Зачем?

— У Шембераса эмоции били через край, и он зачем-то начал выяснять отношения с Зуевым. Я попытался его успокоить, чтобы он не схлопотал горчичник, а то и красную карточку. Потом мы вместе поздравили Попова с забитым мячом.