Так получилось, что приглашение Юрия Ковтуна в нашу редакцию совпало по срокам с его дисквалификацией за красную карточку, которую защитник получил в матче 3-го тура с "Крыльями Советов". Нет ничего удивительного, что большинство читателей, которые дозванивались к нам на "горячую линию", спрашивали его об этом эпизоде. "Во попал", — улыбался Юрий. Но при этом старался максимально откровенно отвечать на все вопросы — в том числе на самарскую тему. Впрочем, в беседе Ковтуна с читателями и журналистами "Советского спорта" нашлось и немало других интересных тем. Наиболее любопытные фрагменты публикуем в этом номере. 1-й тайм
вопросы читателей.

НЕ ПРИВЫК НАХОДИТЬСЯ ВНЕ ПОЛЯ

— Здравствуйте, Юрий. Вас беспокоит Даша из Зеленограда. Скажите, где вы досматривали матч с "Крыльями Советов", после того как вас удалили?

— В подтрибунном помещении — возле раздевалки. Рядом с ней стоял небольшой телевизор. По нему и смотрел.

— Сильно переживали?

— А вы как думаете? Я не привык находиться вне поля. Спасибо ребятам, что не подвели.

— Что сказал Романцев в перерыве?

— Лично мне — ничего. А ребятам объяснил, как играть в меньшинстве. Мы уже были в похожих ситуациях, и нам удавалось добиваться в них положительного результата. Если бы сыграли неудачно, тогда ко мне были бы вопросы.

— Алло, это Юрий?

— Да.

— Меня зовут Андрей, мне 14 лет. Болею за "Спартак". Как вы считаете: ваше последнее удаление в Самаре было справедливым?

— Думаю, да. Две желтые карточки равняются красной. А свои предупреждения я получил по делу.

— Штрафы в "Спартаке" за удаления предусмотрены?

— Прежде всего наказанием для меня стала сама красная карточка. Тем более что она означала автоматическую дисквалификацию на матч с "Локомотивом". Суровых же штрафов в "Спартаке не предусмотрено.

— И еще вопрос. Скажите, что для вас значит предстоящий чемпионат мира?

— Это соревнование, в котором я очень хочу поучаствовать. На чемпионате Европы играл, в Лиге чемпионов — тоже. Тем более возраст у меня самый что ни на есть подходящий.

ЕСЛИ НЕ ПРАВ, НЕ СПОРЮ С СУДЬЯМИ

— Здравствуйте, Юрий! Беспокоит вас Денис Бондарев из Кингисеппа. Скажите, когда вы фолили на Радимове, уже имея желтую карточку, думали о последствиях?

— Если честно, нет. Это игра. Тут себя трудно контролировать. Бывают моменты, когда успеваешь сконцентрироваться. Но случаются и просчеты.

— Не обидно пропускать матч против "Локомотива"?

— Еще как обидно! Первая мысль, которая пришла мне в голову: какая досада — пропускаю такой матч.

— Не давит на вас тот факт, что получаете столько горчичников?

— В "Спартаке" их число у меня все-таки поубавилось. Но в какие-то моменты все может случиться. Я не застрахован от этого. Любой повод — и все возвращается на круги своя.

— Хотите сказать, что судьи к вам придираются?

— В большинстве своем нет. Если я сознаю, что не прав, никогда не спорю с судьями.

— Да, обычно просто делаете удивленное лицо…

— Верно подмечено… (Смеется.)

— Как в команде реагируют на все это?

— Ребята подшучивают, прозвища всякие придумывают…

— Например, футбольный горчичник?

— Нет, так еще не называли. (Улыбается.) А вот по-другому — было дело. Например, Терминатор.

НАДО ОБМАНЫВАТЬ ФОРВАРДОВ

— Алло. Юрий, вас беспокоит Саша Хохлов из Москвы. Говорят, что рослые защитники очень неуклюжие. Вам ваш рост не мешает?

— Наоборот, получаю преимущества при игре головой. Страдают ли из-за роста другие качества? Может быть, но ведь меня не переделать. Так что пользуюсь тем, что есть, что приобрел.

— Против каких нападающих вам сложнее всего играть?

— Против юрких, маневренных, взрывных. Таких, как питерцы Кержаков, Аршавин.

— Какой у вас любимый финт или прием?

— У меня? Не знаю даже. Наверное, удар головой. (Смеется.)

— А как у защитника? Чем можете разоружить форварда?

— Очень важно успевать играть на опережение, в мяч. Тогда нападающему становится непросто. Бывают моменты, когда форвард не позволяет прицепиться к нему. Тогда надо искать к этому игроку подходы, стараться играть похитрее, попытаться обмануть его.

— Алло, Юрий! Это Юля и Таня из Москвы. Скажите, чего не хватает российскому футболу, чтобы добиться по-настоящему весомых успехов на международной арене?

— Двумя словами не ответишь. Для нас, футболистов, главная проблема — как сохранить оптимальную форму до осени, когда начинаются еврокубки.

В "ДИНАМО" МЕНЯ ОБВИНЯЛИ В СДАЧЕ МАТЧЕЙ

— Здравствуйте, Юрий! Меня зовут Ира, я болельщица "Спартака". Интересует меня вот что. Вы проводите много времени на базе. Не устали друг от друга?

— Общение между футболистами идет в основном во время тренировок. На базе тоже разговариваем, но вместе с тем у каждого есть свои интересы, любимые занятия. Макс Левицкий, например, компьютером увлекся. Так что не надоедаем друг другу.

— Может случиться такое, что в "Спартак" попадет какой-то новичок и его откровенно невзлюбят?

— Во всяком случае, подобного еще ни разу не было.

— В "Спартаке" крепкий коллектив?

— По-моему, мы доказываем это, побеждая в чемпионате.

— Играя за "Спартак", симпатизируете ли вы какой-нибудь другой команде в чемпионате России?

— "Ростсельмашу". С этой командой у меня многое связано.

— А на "Динамо", в котором вы провели не один сезон, что, остались обиды?

— Ну, не самый приятный осадок…

— Одно время применительно к "Динамо" поговаривали про договорные матчи. В этом даже вас обвиняли.

— Претензии предъявлялись не только мне, но еще Кобелеву, Тяпушкину. Не знаю, с чем это было связано. Может, надо было срочно от нас освободиться. Вот и пошла такая кампания. Кто заводил? Зачем? Не знаю. Вроде играем в "Динамо", таком именитом клубе. Надо ли нам связываться с нечистыми делами? А Толстых все время что-то нашептывали. Причем конкретно никто ничего не говорил. А шептунов хватало. Постоянно строились какие-то версии, предположения. После этих нашептываний мы просматривали спорные игры по телевизору. Мне говорили: "Вот почему ты надежно играешь в сборной, а в этом эпизоде сыграл не так?" И тоsму подобные вещи. Знаете, в этой ситуации можно прицепиться к любому эпизоду. И все это — из года в год, из чемпионата в чемпионат.

— Как реагировали?

— А как я должен был реагировать? Пойти к кому-то, начать что-то доказывать? И что бы это дало?

— Первые матчи против "Динамо" в составе "Спартака", наверное, были особенно принципиальными для вас?

— Не скрою, да. Выходил с особыми эмоциями. Впрочем, с каждым годом, от игры к игре эти чувства растворялись.

В МЕТРО ПРИХОДИТСЯ МАСКИРОВАТЬСЯ

— Юрий, это Катя из Москвы. Однажды вы сказали, что играете в футбол для своей дочки Лизы. Бывает, что вспоминаете о ней во время матча?

— Во время игры сложно думать о чем-то другом, кроме непосредственно футбола. А после матча очень хочется побыстрее вернуться домой. Причем по возможности целым и невредимым. (Улыбается.)

— Как проводите свободное время с семьей?

— Ездим в рестораны, детские клубы. Были в цирке, зоопарке. Дельфинарий очень понравился. Потрясающие впечатления. Там есть дельфин, который единственный в мире делает сальто. Это мне один из тамошних сотрудников поведал. Он узнал меня, провел куда-то к себе и долго рассказывал о своих питомцах.

— А в театр ходите?

— В театр мне запомнился поход не с семьей, а со сборной России. Всех собрали и чуть ли не за ручку отвели. Но я не жалею о том, что сходили туда. Все-таки столько лет живу в Москве, а в Большом театре побывал впервые.

— Бесчастных тогда не выдержал "Реквиема" и заснул. А вас в сон не клонило?

— Да нет, вроде до конца выдержал. Хотя поначалу было очень непривычно.

— Юрий, скажите, а появление в публичных местах дискомфорта не доставляет?

— Такого, чтобы я ощущал себя совсем неуютно, не бывает. Хотя иногда действительно чувствуешь на себе косые взгляды. Забавно. Едешь в метро, люди косятся, думают: неужели Ковтун?

— Не маскируетесь?

— Если еду на сбор в тренировочном костюме, то чуть-чуть пригибаю голову. Стараюсь не выделяться. А вообще, если нормальная публика просит автографы, реагирую спокойно, с пониманием.

ПО КОЛЕНКАМ ПРИЛИЧНО СТУЧАЛ ДАЖЕ В ДЕТСТВЕ

— Алло, Юрий! Это Вика из Москвы. Сложно ли вас выбить из колеи на поле?

— Ну, когда как. Ситуации ведь разные на поле могут произойти. Бывает, с первых же минут завожусь. Но если меня никто не провоцирует, могу спокойно доиграть матч.

— В "Спартаке" вы стали трехкратным чемпионом России. Скажите, какие у вас остались цели в футболе?

— Наверное, пополнить копилочку еще одной золотой медалью. (Улыбается.) И, разумеется, удачно выступить на чемпионате мира. Очень хотелось бы, чтобы на этом турнире мы не ударили в грязь лицом.

— Алло, Юра, добрый вечер! Как жизнь молодая?

— Нормально вообще-то. А кто это звонит?

— Твой одноклассник по азовской средней школе номер 11. Моя фамилия Беденко… Юр, скажи, интересуешься донским футболом-то?

— Конечно. Слежу и за "Ростсельмашем", и за СКА. Там играет мой друг, Юра Боровской, вместе начинали.

— Когда мы играли вместе с тобой, помню, ты тяготел к наступательному футболу. Это я любил защищаться, а ты нападать. Правда, тогда еще по коленкам стучал прилично. Почему сменил амплуа?

— Ну, как сказать? Не знаю даже. Просто так случилось. Да, раньше и в атаке играл, и забивал. Сейчас действую в обороне. Что ж, так судьба распорядилась. Но я не жалею, что теперь моя специализация — защитник.

— Ладно, Юр, не буду больше отвлекать. Желаю удачи на чемпионате мира, а я уверен, что ты туда попадешь. Потому что таких левых защитников у нас в стране больше нет.

— Левых? Сомнительный комплимент. (Смеется.) Но все равно спасибо. Мне приятно слышать эти слова.


2-й тайм
вопросы журналистов

У МЕНЯ ЕСТЬ ИМЕННАЯ ЖЕЛТАЯ КАРТОЧКА

— Фамилия Ковтун с учетом ваших частых предупреждений и удалений стала нарицательной. Не обидно?

— А что делать? Против фактов не попрешь. Поэтому в душе я соглашался с тем, что обо мне говорят. Особенно когда играл в "Динамо". Ну нет у меня контраргументов! Надо было что-то менять в своей игре. Но в "Динамо" сделать это было нереально. Там стиль игры был особенный, в частности у защиты. Ну а с переходом в "Спартак" начал постепенно перестраиваться. Этому способствовали частые беседы, напоминания.

— Как реагировали на них?

— Воспринимал эти разговоры нормально и делал для себя соответствующие выводы.

— Тем не менее в жесткости вам и сейчас не откажешь. И соперникам от вас по-прежнему частенько достается. В такие моменты не чувствуете неудобства перед ними?

— Почему же нет? Бывают такие чувства. А вообще серьезной травмы я еще никому не нанес. Футбол — не балет. Игра контактная. Бывает, и мне достается. Конечно, я чаще нарушаю правила, чем мои оппоненты. Бывает, собью игрока. И как мне его после этого успокоить — погладить, что ли? Если фолю сознательно — в игре бывают такие моменты, — обязательно извинюсь. Да и в других случаях тоже.

— Бывает, что судья перед матчем предупреждает: один-два фола — и получишь карточку?

— Сейчас, в принципе, таких разговоров нет. Перед матчем в Самаре я общался с Николаем Ивановым, который судил игру. Мы неплохо знаем друг друга, и я нормально к нему отношусь. Иванов сказал: "Странно, когда ты играл в "Динамо", я практически не показывал тебе карточек. А перешел в "Спартак" — стал получать от меня горчичники". И добавил любопытную фразу, что, мол, для меня уже есть специальная именная карточка. Представляете? Как в воду глядел!

— Вас слова Иванова задели?

— Абсолютно нет. Посмеялись, разошлись.

— Именно поэтому вы не спорили с Ивановым, когда он удалял вас с поля?

— Может быть. Понял, что нет смысла возражать. Да и в душе был согласен с этим удалением.

— А были какие-то судьи, которые изначально были настроены против вас?

— Лом-Али Ибрагимов. Он сразу начинал меня душить. Я был, что называется, его любимым клиентом.

КОГДА ФАНАТЫ НАЧИНАЮТ ЛОМАТЬ КРЕСЛА, СТАНОВИТСЯ СТРАШНО

— Вы играете на позиции крайнего защитника. Часто пробегаете мимо тренерских скамеек. Наверное, много любопытного слышите из уст наставников?

— В основном они подсказывают игрокам. Но бывают и другие ситуации. Например, когда я играл за "Динамо", мы как-то встречались с "Ростсельмашем". Завалил я кого-то из соперников, и тут Андреев, тренер ростовчан, как выскочит на поле и давай кричать судье: "Ну что он делает!" И мне тоже: "Ты что творишь?" Я не стал ничего отвечать, промолчал, тем более из той команды у меня было много знакомых. Часто на судей тренеры кричат… Да много ли чего не бывает!

— А слышны подсказки тренеров?

— Иногда да. Особенно когда играешь на ближней к тренерам бровке. Да и выкрики болельщиков тоже доносятся до ушей.

— А поведение зрителей на трибунах как-то отражается на вашей игре? Например, когда фанаты начинают дебоширить, ломать кресла?

— В некоторой степени это сказывается. Дикость! Даже немного страшно становится. Думаешь: а что будет дальше?

РОМАНЦЕВ СДЕРЖИВАЕТ НАС

— Много говорят о том, что спартаковской молодежи сегодня сильно достается от ветеранов команды. Это так?

— Можно по-всякому это воспринимать. Кто-то считает, что ветераны "пихают" молодым, кто-то — что подсказывают. Вообще учить — дело тренеров. Но от опытных игроков тоже многое зависит. Хотя эмоции у нас разные. Например, у Володи Бесчастных их гораздо больше, чем у меня.

— У известного шутника Баранова, наверное, тоже?

— Вася в основном подкалывает ребят. Но в каждой шутке, как известно, есть доля правды.

— Молодежь не обижается?

— Пока вроде как молчат ребята. Терпят. Хотя их у нас много, может, как-нибудь соберутся вместе и погоняют ветеранов. (Смеется.) Но это я шучу. Пока молодые вроде прислушиваются к нам.

— Значит, не перебарщиваете с наездами?

— Олег Романцев временами действительно немного сдерживает нас. Главное, чтобы мы сами не давали повода для критики. А если я выгляжу хуже, чем те же Сычев и Кудряшов, как я могу "пихать" им?

НЕ УВЕРЕН, ЧТО ЗА ГРАНИЦЕЙ МНЕ БУДЕТ ЛУЧШЕ

— Юрий, вы много поколесили по свету. Какая страна произвела наибольшее впечатление?

— Когда ездишь на матчи, четкого впечатления о стране составить не получается. Это возможно только во время отпуска. Лично мне нравится Италия. В последнее время езжу туда чуть ли не каждый год. В этот раз посетил Милан и Рим.

— Одно время много разговоров ходило о вашем возможном отъезде за границу. Сейчас желание уехать есть?

— Какой-то навязчивой идеи в этом отношении у меня нет. Это говорю совершенно четко.

— А жена не хочет попробовать заграничной жизни?

— У нас вообще-то и здесь нормальные условия для проживания. Чувствуем себя вполне комфортно и уютно. Будет ли за кордоном лучше? Не знаю. За границу ездим отдыхать, во время моего отпуска. Но туда-то отправляемся на две недели, зная, что вернемся, поэтому ничего нас не тяготит. А если предложат контракт на два-три года, естественно, возникнут какие-то опасения. Будет некий дискомфорт: как примут, приживешься ли?

— Думаете, не приживетесь?

— Почему? Менял же обстановку раньше. И мне вполне удавалось приживаться в новых условиях. Но сейчас, повторю, за границу не рвусь. Пока меня все устраивает в "Спартаке".


ДОСЛОВНО

— Перед матчем в Самаре я общался с Николаем Ивановым, который судил игру. Мы неплохо знаем друг друга, и я нормально к нему отношусь. Иванов сказал: "Странно, когда ты играл в "Динамо", я практически не показывал тебе карточек. А перешел в "Спартак" — стал получать от меня горчичники". И добавил любопытную фразу, что, мол, для меня уже есть специальная именная карточка. Представляете? Как в воду глядел!

— Я еще никому не нанес серьезной травмы. Футбол — не балет. Игра контактная. Бывает, и мне достается. Конечно, я чаще нарушаю правила, чем мои оппоненты. Бывает, собью игрока. И как мне его после этого успокоить — погладить, что ли? Если фолю сознательно — в игре бывают такие моменты, — обязательно извинюсь. Да и в других случаях тоже.


КСТАТИ

Первый гол за "Спартак" Юрий Ковтун забил в 1992 году. "Не может быть!" — скажете вы. Может. Дело в том, что этот гол Юрий забил в свои ворота, играя за "Ростсельмаш". Произошло это в матче "Спартак" — "Ростсельмаш" 25 апреля на 61-й минуте.