После неудачи на "Гран-при Австралии", когда пилот "Уильямса" Ральф Шумахер попал в серьезную аварию, столкнувшись с машиной бразильца Рубенса Баррикелло, немец, естественно, горел желанием как можно скорее реабилитироваться в глазах своих поклонников и коллег по команде. Однако 10 очков, завоеванных Ральфом уже на следующем этапе в Малайзии, стали для многих большой неожиданностью. Проще всего объяснить победу Шумахера-младшего неудачами его главных конкурентов, но сам Ральф считает, что все дело в великолепных настройках его болида.

— Вторая гонка сезона, и сразу же победа. Что нам ожидать от вас в этом году?

— Я, конечно, надеюсь, что мы сможем и дальше двигаться по этому пути, но "Формула-1" настолько непредсказуема, что заранее загадывать ничего нельзя. Ясно одно, если мы будем и дальше также упорно трудиться, успех придет автоматически.

— И все-таки, сможете ли вы на равных конкурировать со своим братом за чемпионский титул?

— Это моя главная цель! Но вы же видите, как все быстро меняется. В Мельбурне я был в числе проигравших, в Малайзии — герой… Давайте подождем, пока пройдет еще несколько гонок, тогда и поговорим на эту тему.

— В Малайзии машины, оснащенные двигателем БМВ, в отличие от своих главных конкурентов, не испытали никаких проблем. Можем ли мы говорить, что мотор — это козырная карта "Уильямса"?

— Надежный двигатель — одна из составляющих успеха, но без хорошо сбалансированного болида победа не придет.

— Вообще создалось впечатление, что гонка на трассе "Сепанг" была для вас практически совершенной…

— Да, я тоже так думаю. Но "виноват" в этом не я, а команда, которая подготовила мне фантастический автомобиль. Все было похоже на "легкую прогулку", я был поражен тем, насколько быстро двигалась моя машина. Честно говоря, я до сих пор не могу в это поверить.

— Было видно, что некоторые шины в этой гонке к концу своего срока эксплуатации становились совершенно непрезентабельными. Не отразилось ли это на управляемости вашего болида?

— Мы были обеспокоены износом покрышек в течение всего уик-энда. Перед каждой остановкой в боксах шины приходили в полную негодность, но, к счастью, это не стало для нас большой проблемой, так как сама машина была хорошо сбалансирована и позволяла справляться с этим недостатком.

— По ходу гонки вы не жалели о выбранной тактике с одним пит-стопом, ведь управлять такой тяжелой машиной довольно сложно.

— Вы правы, вести тяжелый автомобиль в течение такого долгого времени очень непросто. Но когда болид так здорово сбалансирован, это уже не столь важно. Я редко иду на тактику двух пит-стопов, помню, что в последний раз это не сработало. Согласитесь, когда у тебя перед самым финишем открывается чистый простор, а соперник едет не намного быстрее, победа становится свершившимся фактом.

— Нельзя не задать вам вопрос об инциденте в первом повороте. Что, на ваш взгляд, произошло между Хуаном-Пабло и Михаэлем?

— Мой брат совершил свой обычный маневр, блокируя свою позицию, и это, в общем-то, естественно. Тогда они вместе вошли в первый поворот, но Михаэль выбрал слишком крутую траекторию, а так как Хуан-Пабло шел по внешнему радиусу, уйти от столкновения им было почти невозможно. На мой взгляд, это нормальный гоночный инцидент, и штрафовать колумбийца было просто несправедливо.

— После Австралии ситуация в чемпионате изменилась кардинально. После Мельбурна казалось, что преимущество "Феррари" над остальными неоспоримо. Но вот на "Сепанге" "Уильямсу" удалось проехать гораздо быстрее, чем в первой гонке. Как вы это объясните?

— Знаете, в отличие от других после Австралии я был не сильно обеспокоен огромным преимуществом Скудерии. Если помните, в прошлом сезоне было нечто подобное. Сначала пилоты "Феррари" утерли всем нос, а потом в Малайзии мы вдруг чуть было не обошли их в квалификации. Точно так же и сейчас.

— Насколько бразильская трасса удовлетворяет требованиям вашей команды? Что вы ожидаете от предстоящей гонки?

— Я думаю, что у нас неплохие шансы выиграть "Гран-при". Тем более что в прошлом году мы хорошо выглядели на "Интерлагосе", а Хуан-Пабло Монтойя вообще мог приехать первым, если бы Йос Ферстаппен не врезался в него.